Закат Королевства Зулусов


Под натиском бешеных атак зулусов Чард был вынужден отступить со двора. Вскоре заполыхала соломенная крыша госпиталя.Первая атака госпиталя была отбита, но в это время на поле боя прибыли главные силы зулусской армии, которые развернулись перед Роркс-Дрифтом в буше. В то время как зулусы возобновили своиатаки, и пространство перед госпиталем заполнилось мертвыми и умирающими воинами, принц Дабуламан-зи послал сотни своих солдат с огнестрельным оружием на террасу Ший-ане, чтобы они организовали оттуданепрерывный обстрел двора. Хотя оружие зулусов было устаревшим, а в глаза стрелков светило вечернее солнце, плотный огонь сам по себе таил большую опасность для защитников, особенно тех, которые находилисьна передней баррикаде спиной к холму. Чард направил своих людей на заднюю баррикаду, приказав им сделать все возможное, чтобы снизить плотность огня зулусов. С солнцем за спиной, прекрасно освещающим зулусские позиции, с винтовками Martini-Henry, которые идеально подходили для данной ситуации, защитники уничтожили гораздо больше атакующих, чем потеряли сами.

Бой продолжался в течение часа. Атаки с фронта принесли некоторый успех, и защитникам пришлось отойти с веранды госпиталя к импровизированной баррикаде, с которой они могли обстреливать участок у передней стены здания. Зулусы, наконец, добрались до стены госпиталя и попытались пробиться через двери. В это время еще одна серьезная атака произошла на переднем фронте, непосредственно перед складом, где дорожка шла к зданию через линию обороны, создавая слабое место в баррикаде. Сюда и направили свой главный удар зулусы.

Чард во главе двух-трех человек готовился встретить атакующих, когда к нему присоединился и Гонвилл Бромхэд еще с двумя-тремя солдатами. Вместе они отразили нападение. Чарда очень беспокоило то обстоятельство, что из-за потерь теперь значительная часть стены осталась без защиты, и противник мог воспользоваться этим для прорыва. Около 18:00 он приказал своим солдатам оставить двор и отступить назад, заняв позиции за «сухарной стеной».

Оборона склада

У новой позиции был ряд преимуществ. Она практически полностью оказалась защищена от разместившихся на холме стрелков. Кроме того, теперь то же количество солдат должно было защищать более короткую позицию и, таким образом, плотность обороняющихся возросла. Также огонь из-за «сухарной стены» лишал зулусов возможности пробиться в оставленный англичанами двор. Недостатком позиции было то, что теперь атакующие могли, не опасаясь огня, перемещаться вплоть до старой позиции, а также оказался отрезан госпиталь, окруженный врагом и обороняемый всего лишь примерно 20 вооруженными больными и полудюжиной здоровых солдат.

Бой за госпиталь - один из самых известных эпизодов этого сражения, но в то же время существует очень мало источников, позволяющих узнать детали того, что происходило в этом лабиринте крошечных коморок, во многих из которых были только двери на улицу. Хотя у защитников были прекрасные огневые позиции -окна и бойницы, - зулусы атаковали такими крупными силами, что, в конечном счете, им удалось добраться до стен. Атакующие смогли хватать ружья защитников за стволы и даже вести огонь внутрь здания. Когда они попытались ворваться в госпиталь, их встретили штыки и огонь засевших там больных и здоровых солдат.

Оставление госпиталя

Воздух сотрясали боевые крики зулусов: «Усуту!». После того как атакующие подожгли соломенную крышу, комнаты наполнились густым, едким дымом. Внутри здания защитники взяли винтовки наперевес и ударили в штыки по зулусам, пытавшимся ворваться в комнаты. Защитники использовали кирки, чтобы пробить брешь во внутренних кирпичных перегородках, и теперь под давлением атакующих отходили из одной комнаты в другую. Некоторые из оборонявшихся воспользовались спустившейся на поле боя темнотой и укрылись вне оборонительного периметра, дожидаясь конца боя. Некоторые британские солдаты переждали ночь, укрывшись в буше, а один из них даже сообщил, что сумел смешаться в темноте с зулусскими воинами. Последние защитники и пациенты госпиталя сумели, наконец, выбраться через окно во двор. Им пришлось преодолевать «сухарную стену», в то время как зулусы метали в них копья и стреляли из ружей.

Большая часть защитников госпиталя благополучно добралась до позиций Чарда на складе.В жутких отблесках пламени горящего госпиталя зулусы и англичане сцепились в дикой рукопашной схватке в здании склада и вокруг него.Бой за госпиталь еще продолжался, но зулусы стали усиливать натиск на британские позиции у склада. Хотя серию атак удалось отбить, стало очевидно, что угол, у которого «сухарная баррикада» примыкала к передней стене, был самой уязвимой точкой всего периметра. Зулусы могли, пригнувшись, приблизиться под прикрытием скалистого выступа к баррикаде, а затем выпрямиться и открыть огонь по защитникам. Гонвилл Бромхэд принял на себя командование на этом участке. Из шести его солдат во время этой интенсивной перестрелки не был ранен только один, сам лейтенант тоже пока уцелел. Несколько раз зулусские воины поднимались на саму баррикаду, но каждый раз их либо сбрасывали, либо убивали. Защитники проявляли чудеса храбрости, но и потери увеличивались.

Британские солдаты сражались с воодушевлением во многом благодаря тому, что выбор у них был невелик «победить или умереть». Помощник капеллана Джордж Смит, раздавая боеприпасы, приговаривал: «Не богохульствуйте, дети мои, просто стреляйте в них!» Когда в сумерках пронесся слух, что на Хелпмекаарской дороге были замечены идущие на помощь солдаты, гарнизон настолько громко выразил свою радость, что зулусы от неожиданности даже на какое-то время прекратили атаку. Но отряд, который мог бы прийти на помощь защитникам Роркс-Дрифта, решил остаться, чтобы удерживать Хелп-мекаар на случай возможного нападения.В сумерках англичане построили из сваленных в груду мешков с маисом еще один опорный пункт перед складом. Это импровизированное укрепление могли удерживать раненые и горстка стрелков.Помимо прочего оно оказалось несколько приподнятым, что позволяло его защитникам вести огонь поверх голов тех солдат, которые находились на основных баррикадах. Теперь оборонительная позиция сократилась до склада, части двора вокруг опорного пункта и сложенного из камня загона для крупного рогатого скота.

Зулусы не привыкли вести ночной бой, но, вероятно, атакующим показалось, что они уже близки к победе, для достижения которой необходимо приложить еще немного усилий. К этому времени пламя горящей крыши госпиталя прекрасно освещало западную часть поля боя. Атакующие были хорошо видны, и англичане могли вести плотный прицельный огонь. Один солдат вспоминал: «Наши пули сыпались на зулусов градом. Мы видели, как многие из них падали».

Зулусы отступили и теперь сосредоточили свое внимание на восточной оконечности каменного загона для крупного рогатого скота, подальше от места, освещаемого огнем горящего госпиталя. В ходе нескольких ужасных атак с близкого расстояния зулусам удалось оттеснить англичан от дальней стены сначала к внутренней разделительной стене, а затем, полностью очистив загон для рогатого скота, и к ближней стене. С левой стороны атакующие вели огонь с приподнятого британского опорного пункта, но особого успеха им добиться не удалось.

Наконец, бой начал затихать. Защитники ждали, что вот-вот раздастся клич «Усунту!», и начнется новая атака. Но зулусы были явно утомлены, и их наступательный порыв ослабел. Последняя атака состоялась между 21:00 и 22:00. Она также не принесла успеха и завершилась победными криками англичан. Как позже вспоминал один зулус, на этом этапе «уже больше не сражались; они просто обменивались выкриками». Силы атакующих были исчерпаны, но и у защитников они также оказались на исходе. Большинство британцев имело колотые и резаные раны, у многих были обожжены пальцы - во время боя стволы винтовок раскалялись от интенсивной стрельбы. У многих отдачей винтовок оказались в кровь разбиты плечи. Когда стрелять с правого плеча становилось невыносимо больно, они меняли положение и продолжали огонь, пока и левые плечи не превращались в сплошной синяк. После этого оставалось лишь просто класть винтовки на баррикады и вести огонь вслепую.

Огонь зулусов оставался интенсивным до полуночи, а затем он, фактически, прекратился - раздалось лишь несколько отдельных выстрелов. Последние выстрелы прогремели в 4:00 23 января. Вскоре рассвело, и солнце осветило сцену ужасного опустошения. Тлеющие руины госпиталя были окружены трупами, зачастую лежавшими в гротескных позах. Двор заполняли обрывки одежды, обломки щитов и копий, а также стреляные гильзы. Солдаты Чарда вступили в сражение, имея при себе р 20 ООО зарядов; к утру у них осталось всего 900.

На следующий день

Зулусы отступили, но вероятность новой атаки оставалась еще очень высокой. Гарнизон был вымотан физически и морально, но солдаты все же занялись оборудованием позиций: укреплением баррикад и разбором стен госпиталя, чтобы противник не смог использовать их в качестве укрытия. Патрули рискнули выбраться за периметр и собрали брошенное зулусами оружие.

Примерно в 7:00 войска зулусов появились из-за холма Шийане. Гарнизон немедленно занял свои позиции на баррикадах. Момент был отчаянный. Однако зулусы не стали развертываться для занятия исходных позиций. Они просто вернулись тем же путем, что и пришли. Англичане видели, вероятно, их арьергард, потому что отход зулусских войск начался вскоре после провала последних атак предыдущим вечером, примерно в 22:00. Следует отметить, что зулусские воины не только атаковали укрепленные позиции в течение шести часов, но и вступили в бой сразу после того, как преодолели 20-25 километров по пересеченной местности от Изандлваны. Они, скорее всего, не ели в течение большей части дня, а самым близким источником воды была река Мзинйати, находившаяся в 800 метрах. Очевидцы вспоминали, что после сражения некоторые зулусы были настолько истощены, что еле волокли за собой щиты, а не несли их, как положено.

Потери

Атаки дорого обошлись зулусам. Солдаты Чарда похоронили 351 погибшего - столько трупов было обнаружено вокруг баррикад. Зулусские источники, в свою очередь, высказывают предположение, что потери, возможно, достигли 600 человек. Если еще 300 или 400 воинов были ранены, что вполне вероятно, значит, каждый четвертый атакующий оказался ранен. Продолжение атак требовало сверхчеловеческих усилий, особенно когда к 22:00 стало ясно, что англичанам удается удержаться за их баррикадами. Основная часть зулусов в полном порядке покинула поле боя после полуночи и пересекла реку через брод Рорке.

Зулусы совершили отход буквально на глазах войск лорда Челмсфорда, который накануне вернулся к Изандлване
и обнаружил там лишь поле битвы. Располагаться на ночь лагерем пришлось буквально на трупах погибших. На следующий день Челмсфорд двинулся к Роркс-Дрифту в надежде найти там кого-либо из спасшихся в битве при Изандлване. Когда британские войска появились в поле зрения зулусской колонны, у утомленных солдат Челмсфорда были лишь те боеприпасы, что они несли с собой. Ни одна из сторон не намеревалась начинать полномасштабное сражение, и, таким образом, противники на протяжении нескольких сотен метров двигались в виду друга.Долгожданные подкрепления

К 7:00 Челмсфорд добрался до реки. Он полагал, что Роркс-Дрифт разгромлен, и направил вперед конную пехоту, чтобы разведать ситуацию. На позициях защитников появление туземного контингента Наталя сначала вызвало панику: они подумали, что это главные силы зулусской армии, прибывающей от Изандлваны. Когда же все прояснилось, солдаты Чарда взобрались на баррикады, чтобы поприветствовать своих спасителей радостными криками, и бросали в воздух шлемы.

Впрочем, англичане в этот момент испытали смешанные чувства. Челмсфорд узнал, что никто из-под Изандлваны не добрался до Роркс-Дрифта и, таким образом, британская армия потерпела чудовищную катастрофу. Солдаты Челмсфорда выместили свою злость на раненых зулусах, которых они обнаружили, двигаясь к Рорке-Дрифту. Большую их часть они перекололи штыками или забили насмерть, чтобы не тратить боеприпасы. У войск Челмсфорда не было с собой ни продовольствия, ни палаток, и им пришлось провести эту ночь (как и многие другие в дальнейшем), фактически, в чистом поле без каких-либо удобств.

Начался проливной дождь, и солдатам пришлось использовать подручные средства, чтобы хоть как-то спастись от грязи. Солдаты роты «Б» - защитники Роркс-Дрифта - были вознаграждены тем, что могли переночевать на чердаке склада, закрыв разрушенные участки крыши брезентом. Запасы продовольствия, которые защитники использовали для строительства баррикад, теперь очень пригодились.Потери британских войск были на удивление низкими. Чард потерял всего 15 солдат убитыми и 10 ранеными (двое из них вскоре скончались). Большинство британцев погибло от ружейных пуль, а не от ассегаев зулусов. Это подтверждает тот факт, что защитникам удалось на протяжении боя оставаться вне пределов досягаемости врага. В течение следующих нескольких дней многие солдаты заболели, а некоторые из них даже умерли, прежде чем их отправили в Наталь, где они получили полноценный отдых.


ОСТАТКИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ КОЛОННЫ Челмсфорда провели несколько тревожных недель в Роркс-Дрифте в ожидании новой атаки зулусов, которая так никогда и не состоялась. Англичане считали, что таким образом они предотвратили нападение на Наталь, хотя на самом деле зулусы никогда не собирались вторгаться в колонию. События 22 января дорого обошлись как зулусам, так и англичанам: в общей сложности при Изандлване и Роркс-Дрифте зулусы потеряли по меньшей мере 1500 человек убитыми - огромная цифра для ополченской армии. Королю Кечвайо потребовались месяцы, чтобы восстановить войско, и он продолжал придерживаться оборонительной стратегии, тем самым полностью отдав инициативу англичанам. В конечном счете, это имело для его королевства фатальные последствия.

У англичан Роркс-Дрифт приобрел славу, совершенно не соответствовавшую реальному стратегическому значению этой победы. Учитывая шок от поражения при Изандлване, этот бой стал использоваться для подтверждения превосходства британского солдата. «Тонкая красная линия» выстояла, и «Томми Аткинс» выполнил свой долг. По всей империи защитники Роркс-Дрифта были провозглашены героями. Одиннадцать из них были награждены Крестом Виктории - высшей британской наградой за храбрость, еще пять - серебряной медалью «За доблестное поведение». В отличие от англичан, вернувшиеся домой зулусские воины подверглись насмешкам. Принц Дабуламанзи удалился в свой крааль, получив королевское неодобрение, а его мужественная попытка завоевать славу в бою фактически сделала его посмешищем. Зулусы так высказали свое отношение к этому событию: «Наши воины смеялись над ними. Некоторые говорили: «Вы не мужчины! Вы - всего лишь женщины. Странно, что вы вообще не бежали без какой-либо причины, как ветер!» Это было чрезвычайно обидно для воинов, которые сражались так же смело, как и победители при Изандлване.

Война продолжалась. Поражение при Изандлване сорвало первоначальный план Челмсфорда по вторжению в королевство зулусов. Однако подкрепления, в которых ему отказали перед кампанией, теперь были присланы в Африку. Отказ Кечвайо продолжить наступление предоставил Челмсфорду время, необходимое для реорганизации его войска и подготовки ко второй попытке вторжения. В ходе новой кампании в конце марта зулусы потерпели поражение. Затем, выступив в поход в июле, колонна Челмсфорда дошла до самого Улунди. Последний крупный1 бой, состоявшийся 4 июля, закончился поражением зулусов. Король Кечвайо попал в плен и отправился в изгнание. Англозулусская война закончилась.