Финансовое обеспечение Русской армии в 1812 году




Масштабные реформы всех сфер государственного управления, проводившиеся в первое десятилетие царствования императора Александра I, не могли не затронуть вооруженные силы. Втянутая в мясорубку наполеоновских войн, Россия быстро приспосабливалась к стремительно меняющемуся миру. Но огромная инерция старого порядка и возникшие противоречия тормозили этот процесс, что особенно остро отразилось па Русской армии. Проигранная кампания 1805 г., вновь вспыхнувшие войны на южных и юго-восточиых границах заставили императора и высшее военное руководство страны модернизировать организацию боевых частей. Боевая мощь возросла, а тыл остался отсталым. Только полный разлад всех систем обеспечения войск в Польскую кампанию, когда русские солдаты творили чудеса храбрости на ноле боя, но буквально умирали от голода, а тыловые чиновники занимали средства у полковых командиров, породил понимание того, что реформировать армию нужно лишь комплексно, тем более что начавшийся на полях войны кризис быстро перерос в общегосударственный. В 1809 г. дефицит государственного бюджета составил 105 млн. рублей. Российская империя стояла на краю банкротства.

Экстренные меры позволили выправить положение. Прекращение выпуска бумажных денег (ассигнаций), сокращение расходов, введение новых налогов одновременно с мерами по сокращению внутреннего долга, ужесточение правил внешней торговли всё это уже к 18 I I году позволило сократить дефицит до 6 млн. рублей, а доходы государства составили 300 млн. рублей. На этом фоне под руководством военного министра М. Б. Барклая де Толли проводилась реформа системы армейского руководства, результатом которой стало издание «Учреждения для управления большой действующей армией», уникального для своего времени документа. Одним из основных моментов «Учреждения...» стала строгая регламентация всех видов снабжения, в том числе и финансового обеспечения. Нововведения выдержали проверку на прочность. Отечественная война 1812 года и Заграничный поход стали первой европейской войной Российской империи, не вызвавшей финансовых потрясений.

Система финансового обеспечения войск перед 1812 г.

Система финансового обеспечения войск строилась на принципе составления и исполнения смет расходов. На основе генеральной исчислительной ведомости, представляемой Военным министром с учётом штатов воинских частей, тарифов и норм довольствия, Министерство финансов вычисляло окладные суммы генеральных ассигнований на военное ведомство, которые включались в «генеральную смету»  бюджет. После утверждения бюджета Государственным советом денежные суммы выделялись Военному министерству и передавались в войска. Финансы шли не единым потоком. Основная часть средств проходила через Комиссариатский департамент (жалование, различные выплаты личному составу, суммы на ремонт, обмундирование и оружие). Продовольствие и фураж доставляли в основном натурой, но деньги, выделяемые войскам на самостоятельные закупки, проводились уже через Провиантский департамент министерства. Некоторые виды специфических затрат артиллерии финансировал Артиллерийский департамент. Расходы по созданию общеармейских резервов продовольствия, фуража, медикаментов и амуниции возлагались непосредственно на департаменты. Выплаты производились частями, по мере поступления государственных доходов. Календарный год делился на «трети» (четырёхмесячные периоды), каждая из которых называлась по первому месяцу, т. е. январская, майская и сентябрьская. На первый день очередной «трети» все средства, полагавшиеся к выплате в прошедший период, должны были быть переданы в полки. В мирное время распределение денег проводилось через систему комиссариатских депо, которые размещались в местах расквартирования войск. Каждый полк и штаб приписывались к определённому депо.

В военное время система была несколько иной. Согласно «Учреждению...» в действующей армии создавалась должность генерал-интенданта. Он распоряжался всеми видами обеспечения. Под его началом находились главное казначейство, которое хранило наличные деньги, и полевое комиссариатское управление, то и другое возглавлял полевой генерал-кригс-комиссар. При каждом корпусе создавалась комиссариатская комиссия во главе с обер-кригс-комиссаром, она распределяла денежные средства непосредственно в полки. Войска, располагавшиеся вне театра военных действий, и формирующиеся резервы продолжали обеспечиваться всеми видами довольствия через соответствующие департаменты Военного министерства. Такая система успешно функционировала в период 1812 1815 гг., в дальнейшем её оставили и па мирный период. На практике, конечно, способы удовлетворения финансовых потребностей армии были более разнообразными. Один из них  это направление экстраординарных сумм, т. е. средств, выделенных в непосредственное распоряжение какого-либо должностного лица на расходы, не предусмотренные штатом. Реформы, проводимые М. М. Сперанским в 1809-1811 гг., положили конец этой практике в гражданских учреждениях, но в армии она продолжала существовать, тем более что некоторые расходы спланировать заранее было сложно. Обычно иод экстраординарными понимали расходы на содержание Главного штаба, госпиталей, подвижных магазинов, пленных, расходы курьерские и транспортные, на замену убитых лошадей и потерянного имущества, а также «расходы, известные Его Величеству», т. е. произведенные в секретном порядке (обычно разведка).

Существовал и другой вид внеплановых государственных расходов на армию. Традиция награждать отличившихся воинов помимо медалей ещё и деньгами уходит в глубокую древность и поддерживалась во многих армиях. В Русской армии того времени было принято премировать офицеров либо «третным», либо полугодовым жалованием, «не в зачёт», а всем нижним чинам, отличившимся на смотру или в бою, выдавать «по рублю», а то и «по пяти рублей». Такие решения принимались лично императором и обычно доставляли много хлопот финансистам. Превратности войны иногда вносили изменения в стандартные схемы распределения денежных средств. Так, например, в кампании 1813 г. обоз с ящиками главного казначейства часто отставал от основной армии, и новые поступления доставлялись прямо в Главную квартиру. В этих случаях формировалась так называемая походная касса генерал-интенданта.

Финансирование военных действий в кампаниях 1812-1815 гг.

В преддверии неизбежного военного столкновения все подготовительные мероприятия стали резко форсироваться. Армия закончила переход на новую корпусную организацию. В ожидании формирования резервов усиленно наращивались запасы военного имущества. Эти меры требовали существенных финансовых вложений, что и привело к росту военных ассигнований. Если в 1811 г. окладная сумма на Комиссариатский департамент составила 49 663 986, а на Провиантский 42 253 158 рублей ассигнациями, то в 1812 г. уже 53 837 087 и 649 423 14 рублей ассигнациями соответственно. К весне 1812 г. и императору Александру 1, и высшему военному командованию стало ясно, что открытия военных действий следует ожидать в самом скором времени. Началось спешное «затыкание дыр» в финансовом обеспечении. В марте командующим отдельными соединениями генералам Витгенштейну, Эссену 1-му и Лаврову выделили экстраординарные суммы общим объёмом 4 ООО золотых червонцев и 40 ООО рублей ассигнациями. Спешно уточнялись суммы постоянных и дополнительных выплат войскам за март и апрель январской трети и полностью за майскую треть. Солдат, отличившихся на смотрах полков, премировали рублями. Всему генералитету и офицерскому корпусу выдали полугодовое жалование на обзаведение верховыми лошадьми перед походом, что составило

1    486 707 рублей серебром или 5 946 828 рублей ассигнациями, считая 4 рубля ассигнациями за I серебряный но курсу 1812 г. Кроме указанных выше экстраординарных сумм, всего к июню 1812 г. от армии поступило требований на 16 115 971 рубль 32 копейки. До начала военных действий Государственное казначейство успело выплатить 12 694 228 рублей. Оставшиеся деньги, как и суммы сентябрьской трети, выделены не были (требования на сентябрьскую треть Военное министерство не представило). Финансирование в границах Империи шло в ассигнациях, хотя армия представляла расчёты в серебряных рублях. Более того, часть средств Военному министерству в 1812 г. выделили государственными облигациями (курьёз  одну облигацию номиналом 500 рублей в штабе Барклая потеряли).

По-прежнему требовал экстраординарные суммы как Барклай (3 миллиона для Провиантского департамента), так и лично император (168 322 руб.85 коп. третное жалование ire в зачёт, награда гвардии за смотр в марте), и их выделяли.
Начало боевых действий вызвало очередное увеличение ассиг нований на военные нужды. Численное превосходство Великой Армии заставляло формировать новые резервы. Тяжёлое отступление и потери в боях вынуждали подкреплять боевой дух воинов, в том числе и материально. При всей экономии Министерства финансов (например, требования Провиантского департамента в 1813 -1814 гг. порой урезались на 45-50%) расходы росли как снежный ком. Вновь вступающим в армию офицерам по-прежнему выделяли деньги на верховых лошадей, раненым и попавшим в плен полагалось третное жалование не в зачёт. На армейские нужды пришлось потратить некоторые суммы из средств Императорского Кабинета, а также из средств, находившихся в личном распоряжении Министра финансов и Военного министра. Всего в 1812 г. с начала войны трём Западным армиям было выделено 34 392 021 рубль 36 копеек ассигнациями. В то же время существовали и чисто внутриармейские доходы, которые использовались верховным командованием: трофеи (от 62 129 рублей в 1812 г. до 2    852 227 рублей в 1814 г.), реализация военного имущества, ш трафы, вычеты из жалования (например, за производство в чин).

Разгром неприятеля и выступление армии в Заграничный поход вызвали новые изменения в финансовом обеспечении. Жалование войскам полагалось выплачивать серебром, т. к. русские ассигнации за границей не принимались. Некоторые нормы довольствия стали другими, да и сама армия увеличивалась за счёт постоянного пополнения. С 1813 г.. когда Пруссия и Австрия разорвали союз с Наполеоном и присоединились к России, русские войска стали получать от них помощь в виде продовольствия, лечения в госпиталях и пр. Таким образом, у главного казначейства появилась новая строка расходов компенсация союзникам их затрат. В целом же основными расходами действующей армии по-прежне-му оставались провиантские (продовольствие, фураж, мясные и винные порции, вьючные и обозные лошади) и комиссариатские (жалование, обмундирование и амуниция, ремонты, содержание госпиталей). Первые составили: 1812 г. — 6 748 636 рублей, 1813 г. — 12 703 762 руб. 39 коп., 1814 г. — 11 975 452 руб. 4 коп.; вторые: 1812 г. — 9 316 259 руб., 89 коп., 1813 г. — 31 526 651 руб. 75 коп., 1814 г. — 49 587 365 руб. 36 коп. Общая сумма военных расходов по трём Западным армиям:
1812    г. — 18 296 337 руб., 1813г. -53 985 197 руб., 1814 г. — 74 872 114 руб. Всего за войну истрачено 147 153 648 руб. ассигнациями.Текущие поступления смогли полностью покрыть эти потребности. В общей сложности военное ведомство получило в 1813    г. —68 951 648 руб. 25 коп., в 1814 г. — 92 913 561 руб. 90 коп., а общая сумма за годы войны составила  204 088 132 руб. 13 коп. С учётом выделенных, но ещё не полученных сумм (около 8 миллионов) на 1 января 1815 г. в приходе главного казначейства действующей армии числилось 22 миллиона рублей.

Финансовые итоги войны

Когда отгремели пушки, стало ясно главное страна вынесла тяжёлое бремя войны. Впервые Российская империя заканчивала войну с полной армейской казной и нормально функционирующим Министерством финансов. С определённой точки зрения эта победа могла считаться важнее многих чисто военных успехов. В русской армии была создана жизнеспособная система всестороннего обеспечения боевых действий. Сохранить её и продолжать использовать в мирное время  это основной вывод, который сделало и русское командование, и император из опыта проведенной войны.В то же время при ближайшем рассмотрении далеко не всё обстояло столь благополучно, как казалось на первый взгляд. Деятельность армейского интендантства практически не вызывала нареканий, а для генерал-интенданта Е. Ф. Канкрина стала трамплином для получения в дальнейшем графского титула и места министра финансов. Барклай де Толли считал, что война дёшево обошлась России. Действительно, военные расходы за три года не превысили величины годового дохода государства, а уровень ежегодных ассигнований не поднимался выше 30 % бюджета.

Однако к деятельности департаментов Военного министерства Александр 1 имел серьёзные претензии. Потери материаль-
ных ценностей в ходе войны оказались огромны. Многие склады своевременно не эвакуировали, их пришлось уничтожить, в том числе и центральные склады в Москве. Формировавшиеся резервы, даже гвардейцы, нередко не были снабжены многими необходимыми предметами. Но генерал-кригс-комиссар А. И. Татищев сумел сделать главное  обеспечить бесперебойное снабжение действующей армии деньгами и в краткий срок восстановить запасы. В дальнейшем его карьера тоже сложилась удачно, он стал графом, членом Государственного совета, занимал должность военного министра.
Тяжелее всех пришлось чиновникам провиантского ведомства. Организованная в 1816 г. комиссия по проверке деятельности Провиантского департамента констатировала полное расстройство этого элемента военного управления. Выяснилось, что с 1811 г., т. е. фактически с момента создания департамента, не составлялось никаких отчётов, а израсходовано было за это время около 685 миллионов рублей. Пришлось поднимать документы из архива. Генерал-провиантмейстер Н. О. Лаба к этому времени был уже серьёзно болен и в октябре скончался. Замещавший его чиновник с треском был снят с должности. Полностью все расчёты за войну завершили только в 1820-х годах.