Генерал - Петр Петрович Коновницын



Всем, кто знаком с историей войны 1812 года, конечно, известно имя одного из главных её героев  генерала Петра Петровича Коновницына, который осенью 1812 г. был правой рукой генерал-фельдмаршала М. И. Голенищева-Кутузова, фактически являясь начальником его штаба.Род Коновницыных считался довольно древним и знатным. Происходил он, по преданию, от известного Андрея Кобылы  родоначальника многих знаменитых русских родов: Романовых, Шереметьевых, Колычевых. Боборыкиных и других, так что Коиовмицыны состояли в родстве с царствующей династией Романовых. Среди предков П. П. Коновницына были и стольники (старинный придворный чин), и бояре, и воеводы. Дед Петра Петровича Коновницына, Пётр Матвеевич, служи при Петре I, 61.1л капитаном лейб-гвардии Преображенского полка, а отец (тоже Пётр Петрович), генерал-поручик, начинал служить в том же полку и в эпоху Екатерины II являлся довольно заметной фигурой: в начале 70-х годов XVIII века  полковник Слободско-Украинского Ахтырского полка, позднее  правитель Тамбовского наместничества. а с 1784 г.  Новгородского. Служил он и в столице, где в 1785-1793 гг. был 11етербургским гражданским губернатором, а последние три года жизни (1793-1796) он архангельский и олонецкий генерал-губернатор. Заслуги его перед Отечеством были отмечены орденами Св. Анны 1 степени и Св. Владимира 2 степени.


Жена его, Анна Еремеевна, происходила из знатного слобожанского рода Родзянко. Её отец. Ерсмей Степанович Родзянко, был полковым обозным Миргородского полка, а с 1779 г.  полковником. Первым мужем Анны Еремеевны был Василий Васильевич Перекрестов-Осипов, сын полковника Ахтырского Слободского полка В. Д. Перекре-стова. От брака с Г1. П. Коновницыным у неё 28 сентября 1764 г. родился сын Пётр, герой нашего повествования. Это произошло в селе Каплуновка Ахтырской провинции Слободско-Украинской губернии (впоследствии  Харьковской). Крестили новорождённого в церкви Рождества Богородицы, в том же селе. К слову сказать, в 1786 г в Кап-луновке начали строить новую церковь по проекту знаменитого архитектора Растрелли, и в начале XIX века она считалась самой красивой в губернии.Имение Коновницыных было немалым. По данным 1779 г. за его владельцами числилось 718 крепостных крестьян. Каплуновка тогда находилась в Ахтырской провинции Слободско-Украинской губернии, а с 1796 г. вошла в состав Богодуховского уезда той же губернии. Сейчас она относится к Краснокутскому району Харьковской области. На десятом году Петра зачислили фурьером в лейб-гвардии Семёновский полк (фурьер-ротпый квартирьер в чине унтер-офицера). 1 января 1785 г. ему присвоили первый офицерский чин прапорщика лейб-гвардии Семёновского полка. Боевое крещение Коновницын получил на войне, которая велась между Россией и Швецией в 1788-1790 гг. Правда, там подпоручик Коновницын ничем особым не отличился.

В 1789 г. он становится полковым адъютантом (начальником ш таба) Семёновского полка, а в 1791 г. производится в чин премьер-майора. После русско-шведской войны молодой офицер гвардии решает принять участие в ешё продолжавшейся тогда войне Российской империи с Турцией и летом 1791 г. просит отца, бывшего в то время петербургским гражданским губернатором, помочь перейти ему из гвардии в армию, которая сражалась на юге. Отец выполнил просьбу сына, и через некоторое время премьер-майор П. П. Коновницын переводится в штаб главнокомандующего армией знаменитого генерал-фельдмаршала и светлейшего князя Г. А. Потёмкина-Тав-рического, который производит его в чин подполковника и делает своим адъютантом. Однако к тому времени военные действия практически прекратились, и новоиспеченному подполковнику воевать с турками не пришлось. В октябре 1791 г. умер светлейший князь Потёмкин-Таврический, а в конце декабря Россия заключила мир с Турцией. Пётр Петрович решает в столицу не возвращаться, а продолжать служить в армии.

 В 1792 г. подполковник Коновницын встретил новую войну (на этот раз с Польшей) в должности командира Старооскольского пехотного полка. Его полк отличился в бою при г. Баре, где он разоружил польский Ланцкоронский полк, за что был произведен в чин полковника. В 1792 г. ему шёл всего 29-й год. В таком молодом возрасте стать полковником значило сделать отличную военную карьеру. В 1794 г. подчинённые Коновницына снова отличились в сражениях при г. Слониме и Хельме. Пётр Петрович получает свою первую награду, высшую в русской армии, орден Св. Георгия (4 степени), и неудивительно, что позже он говорил по этому поводу: «Я почитал тогда себя счастливейшим из смертных». Обратил внимание на молодого способного офицера и сам генерал-аншеф А. В. Суворов.После смерти Екатерины II в ноябре 1796 г. императором стал её сын, Павел 1. Карьера молодого полковника продолжает идти вверх: императорским указом в сентябре 1797 г. он производи тся в чин гене-рал-майора и назначается шефом Киевского гренадерского полка. В марте 1798 г. он уже шеф другого полка  Углицкого мушкетёрского, а в ноябре того же года приказом Павла I увольняется с военной службы и направляется в отставку. Блестяще начатая карьера оборвалась, и 34-летний генерал уезжает в своё имение Киярово (Гдовский уезд Санкт-Петербургской губернии, сейчас это Гдовский район 11сковской области), где и живет до 1806 г. Во времена Павла I случаи подобных увольнений в отставку были обычным явлением. Вспыльчивый и сумасбродный монарх мог за какую-то мелочь возвысить понравившегося ему человека. но если тот же человек чем-то прогневал императора, его могли не только отстранить от службы, но и сослать в Сибирь, а то и посадить в крепость. Примеров тому в павловские времена сотни. Даже такой преданный и усердный слуга императора Павла, как генерал Аракчеев, дважды в его царствование изгонялся со службы в отставку.

Находясь в своём имении, отставной генерал-майор Коновницын совершенствует военное образование, серьёзно изучая военную историю, тактику и стратегию, внимательно наблюдает за войнами в Европе, уделяя особое внимание, конечно же, деятельности генерала Наполеона Бонапарта.В 1805-1807 гг. русская армия воевала с армией Наполеона. После поражения рус-ско-австрийской армии под Аустерлицем (2 декабря 1805 г.) Австрийская империя вышла из войны, подписав унизительный мир с Францией. Русские войска отступили в Россию. Возникла угроза нападения наполеоновских войск на Россию. 30 ноября 1806 г. император Александр I издал манифест об образовании ополчения. Тогда генерал П. П. Коновницын приехал в Санкт-Пе-тербург, где столичное Дворянское собрание поручило ему сформировать петербургское ополчение. Он справился успешно и быстро, организовав 4 пехотных батальона, которые позже были направлены на войну с французами в Восточную Пруссию. Александр 1 наградил Петра Петровича орденом Св. Анны 1 степени и пожаловал 3000 десятин земли, а также предложил снова поступить на военную службу. Коновницын дал согласие и приказом военного министра 25 ноября 1807 г. был назначен «генерал-майором Свиты Его Императорского Величества по квартирмейстерской части», (говоря современным военным языком — в главное оперативное управление). Александр I в неоднократных беседах с Петром Петровичем лично убедился в его обширных военных познаниях и по достоинству их оценил.

В 1808-1809 гг. Россия снова воевала со Швецией, для чего была сформирована Финляндская армия (военные действия шли в основном в Финляндии, тогда ещё входившей в состав Шведского королевства). Главнокомандующим этой армией назначили генерала от инфантерии графа Ф. Ф. Буксгевдена, а в штаб к нему на должность дежурного генерала Александр I направил генерал-майора П. П. Коновницына. Эта должность считалась довольно важной и ответственной, т. к. дежурному генералу подчинялись строевой, артиллерийский, инженерный, интендантский отделы штаба армии, а также отдел генерального штаба. Коновницын занимался не только штабной работой, но участвовал и в сражениях, например, в осаде и взятии крепостей Сварт-гольм и Свеаборг, за что и получил чин генерал-лейтенанта. Весной 1809 г. войска иод его командованием успешно отразили шведский десант, высадившийся возле г. Або на Аландских островах, а в июле того же года у о. Руисало генерал-лейтенант Коновницын командовал даже гребной флотилией в бою со шведским гребным флотом. в котором последний потерпел поражение. Через несколько дней шведы попытались высадить десант возле полуострова Кимито, по опять были разбиты русскими вой-сками и сброшены в море.

За отличия в этих сражениях П. П. Коновницын был награждён орденом Св. Георгия 3 степени.После Тильзитского мира (1807 г.) Россия оказалась в состоянии войны с Англией. Боевые действия происходили на море (правда, шли они вяло). Опасаясь высадки английских десантов на русское побережье Балтийского моря, Александр I приказал разбить его на участки, поручив охрану каждого из них отдельному воинскому соединению. Часть побережья, между Палашом (сейчас — Паланга) и Гапсалем, а также острова Даго и Эзель (сейчас — Саа-ремаа и Хийумаа, принадлежат Эстонии) поручили охранять 3-й пехотной дивизии (командиром её стал генерал-лейтенант П. П. Коновницын), которая вплоть до лета 1812 г. несла на вверенном ей участке охранную службу, постоянно совершенствуясь в боевой и строевой подготовке. Её командир, по отзывам современников, довёл подчинённое ему соединение до совершенства. В начале 1812 г. 3-ю пехотную дивизию инспектировал сам император и остался настолько доволен её состоянием, что поставил в пример всей 1-й Западной армии, в состав которой та входила. Генерал-лейтенант П. П. Коновницын не только удостоился благодарности и награды от Александра 1, но и ещё больше вырос в его глазах как командир и воспитатель. Все солдаты дивизии получили денежную награду, но 5 рублей каждый (в то время это были довольно большие деньги для солдат).

Руководство русской армии понимало, что скоро снова придётся воевать с Наполеоном, и повышению боеготовности войск уделялось большое внимание.14 июля 1812 г. под г. Островно (Белоруссия) дивизия Коновницына начала боевые действия против наполеоновских войск. За день до этого, 13 июля, 4-й пехотный корпус генерала А. И. Остермана-Толстого целый день отражал атаки французских корпусов, неся большие потери. Командующий 1-й Западной армией генерал от инфантерии М. Б. Барклай де Толли приказал генерал-лейтенанту II. П. Коновницыну со своей дивизией сменить корпус Остермана-Толстого. Приказ был выполнен: атаки корпусов маршалов Нея и Мюрата были отбиты с большими потерями для французов, после чего дивизия Коновницына перешла в контратаку. Однако прибывшие подкрепления под командованием самого Наполеона сделали силы неравными, и дивизия отступила к Смоленску, где 1-я и 2-я Западные армии соединились.

Во время обороны Смоленска дивизия Коновницына находилась на одном из самых тяжёлых участков: она защищала Малаховские ворота, куда был направлен главный удар Наполеона. Геиерал-лейте-нант Коновницын находился в центре сражения, получил ранение в руку, но поле боя не покинул, лишь перевязал рапу платком. В ночь с 5 на 6 августа, когда русские войска оставляли Смоленск, 3-я пехотная дивизия прикрывала их отход, а на следующий день помогала отряду генерал-майора П. А. Тучкова отражать атаки французов и одновременно выполняла свою главную задачу: сдерживать наступающего врага. Сражение это известно в военной истории как битва при Лубино (или при Валутипой горе). После этого генерал М. Б. Барклай де Толли приказал П. П. Коновницыну принять командование арьергардом 1-й армии. Назначение утвердил М. И. Кутузов, только что ставший главнокомандующим четырьмя армиями: 1-й, 2-й и 3-й Западными и Молдавской. Кутузов знал Коновницына ещё с I 791 г., когда тот был адъютантом у Потёмкина-Таврического, считал его способным командиром и не сомневался, что он успешно справится с порученным ему делом. Вплоть до Бородинского сражения Пётр Петрович командовал всем арьергардом русской армии, ежедневно принимая участие в боях. Войска, руководимые им, отступали в полном порядке, не оставляя врагу ни раненых, ни артиллерии, ни обозов.Во время Бородинской битвы дивизия Коновницына, входившая в состав 3-го пехотного корпуса (командир  генерал-лейтенант 11. А. Тучков), находилась на крайнем левом фланге позиции, занимаемой 1-й Западной армией, у Старой Смоленской дороги. Позиция эта была очень важной, так как она прикрывала стык расположения войск 1-й и 2-й Западных армий. 3-я пехотная дивизия стояла во второй линии.

 Главный удар Наполеон нанёс по частям 2-й Западной армии генерала П. И. Багратиона. Отражая беспрерывные атаки, эта армия несла очень большие потери. Более 400 орудий вели огонь по её войскам. Князь П. И. Багратион послал ординарца к Кутузову с просьбой направить ему подкрепление. На помощь двинулась 3-я пехотная дивизия Коновницына, которая штыковой атакой отбросила врага назад. После тяжёлого ранения генерала от инфантерии Багратиона временное командование 2-й армией принял генерал-лейтенант Коновницын. Отражая атаки французской кавалерии и пехоты, армия несла большие потери, и Коновницын приказал отвести войска 2-й армии немного назад, за Семёновский овраг, где они перегруппировались и заняли новую оборонительную позицию. Через некоторое время главное командование над 2-й армией принял направленный Кутузовым генерал от инфантерии Д. С. Дохтуров, а Коновницын со своей дивизией устремился к гвардейской пехоте,чтобы помочь ей отбивать кавалерийские атаки французов. Во время сражения Пётр Петрович чуть не погиб: ядро, пролетевшее рядом, разорвало на нём мундир, и он был контужен в руку и поясницу. После Бородинской битвы М. И. Кутузов, получивший за неё чин генерал-фельдмаршала, назначил генерала П.П. Коновницына командиром 3-го пехотного корпуса вместо погибшего генерала Н. А. Тучкова.

На военном совете в деревне Фили мнения генералов разделились: пять человек во главе с Кутузовым высказались за оставление Москвы, а остальные пять  за сражение. Среди последних был П. П. Коповни-цын. Позже он говорил: «Я умру спокойно, потому 410 я не виноват в сдаче Москвы Наполеону». Русская армия оставила Москву и, совершив знаменитый кутузовский марш-манёвр, прибыла к деревне Тарутино. К этому времени Кутузов провёл реформирование в высшем командном составе. Штабы 1-й и 2-й армий были слиты в один главный штаб, и начальником его стал назначенный Александром I генерал от кавалерии барон Л. Л. Беннигсен. В связи с тем, что I-я и 2-я армии понесли большие потери в Бородинском и других сражениях и оказались без командующих (генерал Барклай де Толли, командующий 1-й армией, заболел и отправился на излечение в своё имение, а тяжело раненого генерала Багратиона, командующего 2-й армией, отвезли в с. Симы Владимирской губернии, принадлежавшее его родственникам — князьям Голицыным, где он вскоре и скончался), Кутузов решил их объединить в одну армию под своим командованием. Генерал Беннигсен предпочитал заниматься не штабной работой, а интриговать против Кутузова, чьё место стремился занять. Главнокомандующий не мог доверять и надеяться на такого помощника и основную часть дел начальника главного штаба армии поручил дежурному генералу, на должность которого назначил генерал-лейтенанта Коновницына. Пётр Петрович, не любивший штабной работы, вынужден был подчиниться, уступив просьбам Кутузова и других генералов. Как и ожидали, Коновницын отлично справился с порученным ему делом, фактически руководя главным штабом почти четыре месяца, вплоть до изгнания 11анолеона из России.

В значительной степени благодаря его энергичной деятельности армия, выросшая вдвое менее чем за три недели (к началу октября 1812 г. она насчитывала до 100 тысяч чел.), пополнилась людьми, вооружением и боеприпасами, обмундированием и продовольствием. В обязанности дежурного генерала входило и руководство партизанскими отрядами. Коновницын практически один нёс ог ромную нагрузку. Хотя ему помогало несколько офицеров-штабис-тов, но основную работу он выполнял сам. Рабочий день его начинался в пятом часу утра, а заканчивался глубокой ночью. Спал он, по отзывам современников и сослуживцев, не более 4—5 часов в сутки, к тому же подчинённые обязаны были будить его ночью, как только прибывали курьеры с важными новостями и приказами. Но, несмотря на огромную загруженность штабной работой и запреты Кутузова, ценившего его как незаменимого помощника, генерал Коновницын принимал участие в крупных сражениях, даже будучи больным, и чуть