Пекин в осаде



В июне и июле 1900 года, в то время как Посольский квартал Пекина находился в осаде, войска коалиции оказались не в состоянии прорваться через занимаемые китайцами территории.

Осаду Пекина можно разделить на два основных этапа. На первом из них, продолжавшемся всего около 10 дней, главной движущей силой осаждающих были ихэтуани, в то время как китайское правительство и императорская армия сохраняли нейтралитет, а в некоторых районах части регулярной армии даже использовались против восставших. На втором этапе осады, который продлился примерно восемь недель, главным противником Западных держав стали китайское правительство, императорский Двор и армия, а ихэтуаням досталась роль всего лишь пассивных наблюдателей. Решающим моментом кризиса и событием, коренным образом изменившим ситуацию, стал штурм войсками коалициифортов на побережье в Дагу 17 июня 1900 года, который китайцы восприняли как начало военных действий.

В первые две недели июня 1900 года в Пекине произошел ряд событий, показавших, что ситуация постепенно обостряется, особенно после того, как войска коалиции 17 июня пошли на штурм фортов Дагу. До этого китайцы как бы заигрывали с находившимися в Пекине иностранцами, в их адрес шли скрытые угрозы, однако китайцы не предпринимали никаких реальных шагов против дипломатов и их семей. Ихэтуани были замечены внутри Посольского квартала и рядом с ним, а также стали появляться антизападные плакаты. 9 июня боксеры нанесли свой первый удар: толпа мятежников демонстративно спалила Пекинский ипподром, убив в ходе этой акции большое количество китайцев-христиан, попытавшихся скрыться в здании. Обосновавшиеся в Пекине иностранцы создали свое замкнутое сообщество с собственной культурой и традициями, а скачкибыли любимым развлечением дипломатического корпуса. Дм китайцев же ипподром, быстро ставший популярным и привлекавший множество зрителей, стал символом всего плохого, что, по их мнению, было в западной культуре.

Большое значение в эскалации напряженности сыграла телеграмма Клода МакДональда Эдуарду Сеймуру в Дагу, в которой дипломат информировал адмирала, что «ситуация в Пекине с каждым часом становится более опасной», и просил направить в китайскую столицу дополнительные воинские контингенты. Ходили слухи о том, что часть железнодорожной линии между Пекином и Тяньцзинем разрушена ихэтуанями.


Просьба МакДональда о помощи вызвала у командующих войсками коалиции в Дагу некоторое беспокойство, и их последующие действия привели к очередному витку эскалации ситуации. Флот коалиции, насчитывавший 15 кораблей, развернулся напротив Дагу, у устья Пейхо, и в конце мая произвел демонстрацию с целью предупреждения китайского правительства о том, что любые нападения на подданных Западных держав будут равносильны началу военных действий. Контингент иностранных войск был высажен на берег 31 мая и отправлен в Пекин по требованию дипломатов в качестве дополнительной охраны. Несколько дней спустя, когда ситуация вновь ухудшилась, на берег переправили еще один отряд, который отбыл в Тяньцзинь (48 км от Дагу).

В этот момент и прибыла телеграмма МакДональда, ответом на которую стали следующие шаги. Адмирал Эдуард Сеймур решил действовать и приказал своим войскам на берегу начать сосредоточение, ожидая присоединения к ним контингентов других стран. Войска коалиции, насчитывавшие всего лишь немногим более 2100 человек, отправились в Пекин на пяти эшелонах, надеясь к сумеркам добраться до столицы. Однако, поезда были вскоре остановлены в Ланфане-примерно на полпути к столице-где железнодорожное полотно оказалось разрушено. В связи с нехваткой специального оборудования для восстановления путей и ввиду ожесточенного сопротивления ихэтуаней и частей императорской армии, отряд был отведен назад к Тяньцзиню, где ему предстояло дождаться подкреплений.

Осада Тяньцзиня

Тяньцзинь был важным коммерческим центром, расположенным на реке Пейхо, в 48 км километрах от Дагу. В 1900 году находившиеся здесь иностранные концессии представляли три основных сообщества: англичане, французы и немцы.Сеймур собрал в Тяньцзине свои войска, прежде чем двинуться на север.13 июня, вскоре после его отъезда, сюда прибыл русский отряд подполковника Анисимова, насчитывавший 1700 сибирских стрелков, 150 конных казаков и 4 полевых орудия. Узнав о наращивании иностранного присутствия, ихэтуани перерезали телеграфный провод до Дагу.14 июня русские направили отряд в Чун-лианчен с задачей захватить и удерживать станцию. В окруженной стеной центральной части Тяньцзиня располагалось 10 000 ихэтуаней и солдат императорской армии с 60 современными орудиями.

Начиная с 16 июня концессии практически непрерывно подвергалисьбомбардировке. Жители заселенных иностранцами кварталов возвели баррикады и отрыли окопы. 17 июня войска коалиции взяли форты Дагу. Отряд коалиции силой примерно в 500 человек попытался прорваться от Дагу к Тяньцзиню, но был остановлен примерно в 6 километрах от города и отступил. Тем временем к северу от Тяньцзиня войска Сеймура попытались отойти после неудачной операции. Гарнизону пришлось направить часть своих сил на помощь Сеймуру, и получилось так, что значительная часть войск оставила город, и защитников осталось совсем немного.Однако около 8000 моряков, морских пехотинцев и солдат войск коалиции, наконец, смогли прорваться через китайские оборонительные линии и 23 июня вступили в Тяньцзинь. Колонна Сеймура была встречена в районе Цзику и также вскоре прибыла в город.Теперь войска коалиции перешли в наступление и 27 июня разрушили арсенал в восточной части Тяньцзиня, а также другие опорные пункты, занятые ихэтуанями. Однако 28 июня китайцы смогли возобновить бомбардировку.13 июля войска коалиции атаковали старый город. На следующий день окруженная стенами центральная часть Тяньцзиня была взята. Победители устроили ужасную резню в городе, мстя китайцам за якобы произошедшие массовые убийства иностранцев в Пекине, слухи о которых тогда дошли до Тяньцзиня.В середине июня 1900 года тысячи ихэтуаней напали на Посольский квартал. Однако европейцы смогли укрепить свои позиции и отбили атаки боксеров, а затем и императорских войск, надеясь, что помощь прибудет вовремя.

Судя по отправленной МакДональдом 9 июня просьбе о помощи, он считал атаку ихэтуаней неизбежной. Тем временем оказавшиеся в Пекине иностранцы с тревогой ждали прибытия дополнительных войск Убийство советника японской миссии Сугиямы солдатами императорской армии недалеко от ворот Юнтинь еще больше осложнило ситуацию. Первые баррикады появились через несколько дней. В Пекине были оборудованы две основные оборонительные позиции-в Посольском квартале и в католическом храме Бэйтан (в 3 километрах от квартала). Население пекинской колонии сильно увеличилось за счет бежавших из сельской местности китайских христиан и миссионеров.

14 июня ихэтуани подожгли христианские часовни, а также все торговые лавки, ще продавались импортные товары. На следующий день тысячи китайцевсобрались у южных стен Посольского квартала, скандируя «Ша, ша, ша» («Смерть, смерть, смерть»). Более 4000 лавок и магазинов были сожжены, 16 июня и на следующий день огонь уничтожил ворота Чжэ-нянмынь. Посольский квартал окружала каменная стена, отделявшая его от китайской части города.19 июня китайское Министерство иностранных дел потребовало, чтобы всеиностранцы оставили город, так как власти не могли гарантировать им безопасность. Это заявление было трактовано как ультиматум в ответ на начало «военных действий» против фортов Дагу.

Иностранные дипломатические миссии решили тянуть время, попросив о встрече на следующий день. Собравшись в здании французской миссии 20 июня, дипломаты ожидали ответа Министерства иностранных дел. Переводчик-стажер британской миссии так описал последовавшие затем события: «Немецкий министр барон фон Кет-телер вместе с переводчиком Кордесом отправились на паланкине в город. Они продвинулись совсем недалеко, когда по ним открыли огонь китайские солдаты». Кеттелер был убит. Позже в тот же день был застрелен профессор Императорского университета Хуберти Джеймс, проходивший по мосту через канал близ британской миссии. В 16:00 китайцы открыли огонь по Посольскому кварталу, и в течение следующих 55 дней иностранная колония в Пекине находилась в состоянии почти непрерывной осады.

Оборона дипмиссий

Оказавшиеся в Посольском квартале иностранцы в спешном порядке разрабатывали план обороны. Очень важным открытием стали обнаруженные в магазине на Посольской улице 8000 бушелей пшеницы нового урожая, недавно доставленной из провинции Хунань.Строительство укреплений в Посольском квартале было порученофортификационному штабу, начальником которого стал преподобный Френк Д Гей-муэлл. Было решено собрать всех гражданских лиц, за исключением защитников собора Бэйтан и морских пехотинцев, охраняющих дипломатические миссии,в здании британской дипмиссии, которое являлось самым большим сооружением, занимало стратегически выгодное положение и не просматривалась со стены Внутреннего города. 12 ООО квадратных метров территории были превращены в центральный опорный пункт с бойницами, обложенными мешками с песком укрытиями, баррикадами на соседних улицах Здесь могли разместиться 900 человек (как солдат, так и гражданских) и даже животные. Зона поражения от огня защитников была увеличена после того как сгорели китайские постройки вокруг Посольского квартала. Бельгийская, австрийская, голландская и итальянская дипмиссии, располагавшиеся за пределами линий обороны, бьии сожжены.

Защищать внешний периметр и собственно дипмиссии предстояло сводному отряду из солдат, моряков и морских пехотинцев, усиленному добровольцами-в общей сложности немногим более400 морских пехотинцев из восьми стран и 75 вооруженных добровольцев. Здесь находилось следующее количество солдат и офицеров: 82 британца, 81 русский, 35 австро-венгров, 48 французов, 51 немец, 53 американца, 29 итальянцев и 25 японцев. Помимо добровольцев, из которых многие имели определенный военный опыт, была сформирована группа из 75 гражданских лиц, называвших себя «хулиганами Торнхилла» и занявших позиции на баррикадах

Численность защитников

Задача защиты Бэйтана или Северного собора, расположенного в Императорском городе близ Восточных ворот, была возложена на небольшой отряд численностью немногим более 40 французских и итальянских морских пехотинцев. К ним присоединилось 13 французских священников, 20 монахинь и 3200 китайцев-христиан, во главе которых встал французский священник монсеньор Альфонс Пьер Фавье, апостольский викарий Пекина. Помимо собственно храма в состав оборонительного района входил и ряд соседних зданий. Два оборонительных района успешно противостояли атакам фанатиков-ихэтуаней, в то время как китайское правительство и его армия остались вне игры. 15 июня собор подвергся нападению, в ходе которого погибли 48 китайцев. 23 июня ихэтуани установили легкую 3-дюймовую пушку близ Посольского банка и открыли огонь. В течение следующих нескольких дней 3-дюймовая пушка и снайперы, разместившиеся на стене Внутреннего города, продолжали обстреливать защитников, нанося им серьезный урон. Кроме того со своих недавно построенных баррикад китайцы также поливали обороняющихся свинцовым дождем.День за днем продолжалась эта перестрелка, лишь изредка нарушаемая атаками и контратаками. Стена Внутреннего города создавала неразрешимые проблемы для осажденных, поскольку она непосредственно примыкала к Посольскому кварталу, и китайцы использовали ее как укрытие.

7 июля в заброшенной лавке старьевщика (или, согласно другой версии, китайцами-христианами, роющими траншею) была обнаружена старая, образца I860 года, британская Из нее защитники начали обстреливать стены Императорского города, и им, наконец, удалось уничтожить орудие нападавших. Позже она была использована для разрушения баррикады у Ханьлиньско-го колледжа, которая располагалась практически вплотную к британской дипмиссии.Ожесточенные бои продолжались весь июль, и теперь стало очевидно, что главная роль перешла к императорской армии, а ихэтуани постепенно сдавали свои позиции. Град снарядов обрушился на Посольский квартал.14 июля китайцы совершенно неожиданно объявили перемирие-как раз в то время, когда их войска зажали защитников со всех сторон и могли взять Посольский квартал к любой момент.

Следующие несколько дней происходили локальные столкновения, а атаки китайцев утратили свой напор.Во время перемирия солдаты воюющих сторон стали тесно общаться друг с другом. Это позволило осажденным пополнить запасы продовольствия, также между недавними противниками завязалась активная торговля. 25 июляпо приказу самой вдовствующей императрицы в подарок осажденным были присланы фрукты. Однако 29-го ситуация стала меняться в худшую сторону. Один из защитников Посольского квартала отметил: «Война снова идет всерьез. Китайцы начали с того, что убили нескольких наших кули. Это привело к генеральному сражению. Мы чувствуем себя лучше, когда имеем возможность что-то предпринимать».