Валленштейн строил свою позицию


Первые столкновения при Люцене дорого стоили имперской армии-возглавивший контратаку Паппенгейм был убит. Валленштейн решил разместить свои позиции в районе города Люцен в 14 километрах к северо-востоку от Вейссенфельса. Вдоль Лейпцигского почтового тракта немедленно начали земляные работы, в результате которых придорожные канавы были превращены в две длинные и глубокие траншеи. Ближе к городу он развернул на низком холме, обозначенном тремя ветряными мельницами, свою артиллерию.

Валленштейн строил свою позицию, рассчитывая вести оборонительное сражение. Имперская пехота была выстроена в три линии с конницей на флангах. Хорватов сосредоточили главным образом на левом фланге армии Валленштейна, где они должны были выполнять функции прикрытия. Пушки, объединенные в две батареи, расположили таким образом, чтобы вести огонь по войскам, которые станут наступать против центра имперской армии. В «Мельничной батарее» было больше орудий-она насчитывала 14-17 пушек. Левая батарея располагала шестью или семью пушками. Конница была развернута по эскадронно.

Ввиду отсутствия Паппенгейма командование левым крылом принял Хольк, центр возглавили генерал-майор Рудольф Коллоредо и два бригадных командира-полковники Бертольд фон Валленштейн и Франческо Грана маркиз ди Каретго. Сам Валленштейн возглавил правое крыло армии. местности на восток, и его войска прошли через Флоссграбен. Общая числен ность протестантской армии достигала 18 ООО человек; им противостояло t общей сложности 22 ООО человек Густае Адольф занял почетную позицию нг правом крыле; герцог Бернгард возглавлял левый фланг, а Книфаузен-резерв Пехота была сведена в «шведские бригады» по несколько полков в каждой Шведская конница действовала в составе эскадронов, состоявших из четырем рот, которых обычно было меньше.

Около 10:00 сражение началось с артиллерийской перестрелки. Валленштейг приказал поджечь Люцен, чтобы не тра тить силы на его удержание, и размести/ мушкетеров на городских валах и в окружающих город садах. Ветер сносил дьш от пожара прямо на шведов, которые i 11:00 начали наступление на фронте про тяженностью примерно 2,5 километра. Сражение разгорелось на правок фланге шведской армии, где у Густав; Адольфа находилась его лучша конница, поддерживаемая отрядами мушкете ров. Стольхандске повел половину кон ницы по Лейпцигской дороге, опрокину! прикрытие из хорватов и гражданскю лиц, которые Валленштейн использовал чтобы визуально увеличить численность левого крыла. Хорваты и местные жители в панике бежали с поля боя.
Наступление шведов

Тем временем Густав Адольф повел в наступление остальные эскадроны шведского правого крыла и столкнулся с сильным противодействием засевших в придорожных канавах имперских мушкетеров, которые вскоре были выбиты со своих позиций шведскими мушкетерами. Однако эти канавы оказались непреодолимым препятствием для конницы, в связи с чем королю пришлось начать смещение на восток Находившиеся в центре шведской линии части и «Желтая» бригада взяли небольшую имперскую батарею, находившуюся на левом фланге имперской армии. Первая из намеченных на центральном участке целей была достигнута.

Перед войсками левого крыла шведской армии, которыми командовал герцог Бернгард, стояла более трудная задача. Перед ними располагалась мощная «Мельничная батарея» Валленштейна, которую прикрывали части хорватской конницы. Для шведов было важно успеть нанести поражение Валленштейну до того момента, как к нему присоединятся войска Паппенгейма. В распоряжении были лучшие части немецкой кавалерии. Сначала их наступление развивалось вполне успешно под прикрытием клубов дыма. Хорватское охранение сбежало, за ним последовали мушкетеры. Однако конница Валленштейна держалась стойко, и вскоре атака Бернгарда выдохлась. Тем временем огонь мушкетеров, засевших на окруженных садами городских валах, а также огонь пушек «Мельничной батареи» заставил протестантскую пехоту отойти. Атака Бернгарда начала захлебываться. В 12:00 на помощь к начавшему было рассыпаться левому крылу имперской армии прибыл Паппенгейм. Благодаря его появлению восстановился порядок, но во время контратаки он был тяжело ранен пушечным ядром. Контратака сразу же прекратилась. Солдатам удалось вывести своего фельдмаршала с поля боя, но вскоре он умер прямо в своем дорожном экипаже.

Тем временем на левом участке имперского центра события развивались не слишком удачно для Валленштейна. Войска шведского правого фланга преодолели придорожные канавы и открыли залповый огонь по имперской пехоте и коннице. Кирасиры Геца попытались атаковать шведов, но после нескольких залпов шведских мушкетеров были вынуждены развернуться. Однако вскоре шведская бригада попала под сильный огонь артиллерии и отступила со своих позиций к Лейпцигской дороге. В разгаре боя возглавивший атаку Густав Адольф получил ранения, а затем погиб под ударами имперской конницы. Увидев, что находившаяся левее пехота отступает, Густав Адольф решил лично вмешаться в ход сражения. Около 12:30, не имея рядом с собой командиров, которым он смог бы доверить атаку, король сам повел вперед конницу и в этот момент был поражен пулей, повредившей его левую руку. Конники Пикколомини, увидев, что всадники Стольхандске разворачиваются (чтобы спасти короля), перешла в контратаку и, когда 1устав Адольф уже почти достиг шведских позиций, догнали его. Распознав короля, один из кирасир выстрелил из пистолета и попал ему в спину, после чего сам был немедленно застрелен. Густав Адольф получил также несколько ударов саблей и еще одно пулевое ранение, которое и стало смертельным. Кирасиры увезли с собой трофей-королевский перстень с печаткой, но само тело оставили на поле боя.

В 13:00 в центре сражения разгорелся жестокий бой. Элитная «Желтая» бригада двинулась вперед, собираясь смести противника своим знаменитым «шведским залпом». Однако стоявшие перед ней опытные имперские бригады не давали залп до самого последнего момента. Когда они наконец открыли огонь, в одно мгновение погибло много шведских офицеров. Оставшаяся без командования бригада даже не смогла должным образом ответить на огонь противника. Тем временем закаленная в боях «Синяя» бригада попала в ловушку, оказавшись под ударом ранее скрытых пяти рот имперских кирасир. Когда началась перестрелка, бригада была неожиданно атакована конницей с обоих флангов. Потери «синих» оказались даже больше, чем у «Желтой» бригады. В течение нескольких минут лучшие пехотные части Густава Адольфа, гордость его армии, были практически полностью разгромлены. Имперцы падают духом.

Однако вместо того, чтобы организовать преследование противника, имперские войска продолжили исполнять приказ Валленштейна удерживать свои позиции. Кризис стал усиливаться на обоих флангах имперской армии. Паппенгейм погиб прямо на глазах своих полков, и моральный дух его солдат сразу же упал. Некоторые части рассыпались. У имперцев оставалось совсем немного войск, чтобы противостоять атаке Стольхандске, когда тот прекратил наступление, получив известие о гибели короля.

Вскоре после 13:00 поддержанный кавалерийскими резервами и полевыми пушками Бернгард начал вторую атаку на правый фланг имперской армии. Численное преимущество его конницы начинало сказываться: имперская кавалерия стала отступать. Конница Бернгарда пошла в обход с фланга правого крыла имперской армии. Валленштейн был почти полностью окружен. В это время Хольк за линией фронта пытался собрать солдат Паппенгейма и любые другие войска, какие только можно было найти. Организованное им наступление во главе наскоро сколоченных частей полностью ; изменило ход битвы. Кавалерии 'Щ/> Бернгарда пришлось отступить.

Между 11:30 и 14:30 шведская армия начала распадаться. Ее линия фронта была разорвана, правое крыло парализовала гибель короля, а атака Бернгарда провалилась. Положение усугублялось еще и тем, что в результате флангового маневра теперь по крайней мере 1000 хорватских всад-WflP ников угрожали ее тылам. Многие возницы обоза в панике бежали к Наумбургу, прихватив с собой большую часть армейских запасов продовольствия и боеприпасов. Однако в распоряжении одного из самых опытных немецких офицеров Книфаузена находились сильны шведские резервы. Приняв командование над правым флангом и центром шведской армии, он стабилизировал ситуацию и остановил пехоту, объявив ей, что «король всего лишь ранен». Затем Книфаузен подтянул свежие войска, чтобы закрыть разрывы в линии фронта. Вскоре после 14:00 небольшая имперская батарея была захвачена вновь, ее пушки развернули и открыли из них убийственный огонь по правому крылу имперской армии. Однако войска шведского правого крыла находились в таком плохом состоянии, что ни о каком развитии успеха не было и речи: конница отступала за Лейпцигскую дорогу.

Новый командующий

Командование перешло к полковнику Стольхандске, который около 15:00 разыскал наконец тело своего короля. Тем временем вторая атака Бернгарда была окончательно отбита. Его конница и пехота понесли большие потери, а выигрыш составлял всего несколько метров территории.

Узнав о гибели короля, Бернгард посчитал сражение проигранным. Однако после официального подтверждения смерти устава Адольфа и передачи командования армией Бернгарду, Книфаузен смог убедить его, что резервы находятся в хорошем состоянии и под их прикрытием можно с минимальным ущербом отвести армию. Настроение у Бернгарда резко улучшилось, и он объявил, что теперь даже не может думать об отступлении, а лишь о смерти в бою или о победе «и создании отмщения, столь же незабываемого, как наша потеря».Битва при Люцене достигла своей кульминации вечером 16 ноября, однако ее исход так и остался до конца неясным. Около 15:00 на поле боя наступило относительное затишье. Хотя пушки обеих сторон продолжали обстреливать своих противников, залповый огонь мушкетеров прекратился. Сражавшиеся армии действительно разорвали контакт между собой. Воспользовавшись паузой, Книфаузен отвел протестантские войска назад, к тому месту, где была развернута артиллерия, чтобы произвести их переформирование примерно в том месте, где утром находились исходные позиции 1устава Адольфа.

Решение Бернгарда продолжить битву стало воплощаться в реальность. Осмотрев свой центр, герцог отправился на правый фланг, который, с его точки зрения, был «не в лучшем положении». Обратившись к солдатам с призывами и увещеваниями, он смог заставить кавалерийские части вновь собраться и изготовиться к новой атаке. Однако на его призывы откликнулись не все подразделения. Например, Смоландская конница понесла большие потери и лучше, чем кто-либо другой, знала, что случилось с королем на самом деле. В центре Книфаузен развернул свои последние резервы-все кроме одного кавалерийского полка-и подготовился к атаке. Получилось так, что вторая линия пехоты теперь поменялась местами с первой. В случае если бы атака закончилась неудачей, это имело бы тяжелые последствия для всей армии.

Когда дым, окутывавший все поле боя, наконец рассеялся, шведам сначала показалось, что имперские войска просто исчезли. На левом фланге Валленштейна вообще не было никого, в/о время как всего три пехотные бригады виднелись позади брустверов около ветряных мельниц. Однако под прикрытием именно этого авангарда имперские войска отошли, чтобы перестроиться для боя. Хотя имперцы так же, как шведы получили короткую передышку, они совсем не были уверены, что понимают, что происходит на поле боя. Многие солдаты Валленштейна стали свидетелями неорганизованного отступления крыла Бернгарда и полагали, что сражение выиграно. Большая часть шведских войск вышла из зоны видимости, но разъезды Валленштейна докладывали, что противник уже идет обратно, причем его войска находятся в хорошем состоянии.

Последний удар

В 15:30 Валленштейн увидел, что шведские войска готовятся предпринять новую атаку. К этому времени имперские части успели перестроиться и сформировать новую линию фронта. Со стороны шведов могло показаться, что на поле боя наконец прибыла пехота Паппенгейма. В действительности же она находилась еще в двух-трех часах марша по Галльской дороге. Главная шведская полевая батарея усилила плотность огня, в ответ заговорила ли пушки «Мельничной батареи». Тем временем шведы двинулись вперед, поддерживаемые тем немногим, что осталось от фланговой кавалерии. Теперь сражение возобновилось с еще большими яростью и ожесточением. Мушкетеры дали залп, когда до противника оставалось всего пять шагов. Затем разгорелся отчаянный бой, во время которого солдаты сражались пиками и прикладами мушкетов. Никго не просил пощады и не собирался ее кому-либо давать.

И вновь имперская конница вступила в бой в тесном контакте с пехотой. Кирасиры оказались в гуще боя. Пикколомини, казалось, был повсюду-под ним сменилось уже пять лошадей, его одежда была пропитана кровью, сочившейся из не менее чем пяти ран от мушкетных пуль. Его полк атаковал вновь и вновь и проявил чудеса храбрости, потеряв почти всех своих капитанов и более 200 солдат убитыми или ранеными.

Ранение старшего имперского командира на виду у его подчиненных, казалось, дало сигнал к окончанию сопротивления имперских войск, которые начали оставлять свои позиции. Шведы предполагали, что раненым офицером мог быть Коллоредо или Мерода, а возможно, и сам Паппенгейм. На самом же деле почти все высшие офицеры имперской армии были ранены и убиты. Почти все сражавшиеся в первой линии бригады потеряли своих полковников или подполковников. Полки Валленштейна-младшего и Бройнера приняли на себя основной удар шведов и в течение 6-часового боя потеряли примерно 50 процентов своего состава. Самому Валленштейну удалось спастись почти невредимым: лишь
одна мушкетная пуля попала ему в левое бедро. В какой-то сражения гессенский Бодо фон Боденхаузен смог близиться к генералиссимусу расстояние всего четырех и выстрелить в него из пистоле та, но промахнулся.

Конец сражения

Протестантская пехота пострадала не меньше противника. «Зеленая» бригада понесла особенно тяжелые потери. Ее командир, полковник Вильденштейн, погиб. Полк Бернгарда смог собрать всего 50 солдат с оружием. Пехотная бригада Мицлаф-фа также понесла значительный урон, да и свежие бригады не избежали потерь. Из кавалерийских полков-из которых многие до 10 раз бросались в атаку-собственный Бернгарда (ходивший в атаку не менее 15 раз), Лёвеншейна, Бранден-штейна и Эрнста Ангальта понесли особенно большие потери. В 17:00, когда на поле боя опустилась темнота, пехота Бернгарда наконец прорвалась к ветряным мельницам и захватила имперские пушки. К этому они стремились весь день, но наступившие сумерки сделали их жертвы бессмысленными.


В 17:00 ТЕМНОТА ОПУСТИЛАСЬ на поле битвы.
Измотанные солдаты ложились спать прямо на холодную землю. Пехота Паппенгейма-около 3000 человек-начала прибывать примерно через час после наступления сумерек. Несмотря на это долгожданное подкрепление, Валленштейн решил отступить к Лейпцигу. Его офицеры были этим очень обеспокоены. Большинство его войск все еще находилось на поле боя, а на повозках обоза оставалась половина боеприпасов. Валленштейн вполне мог продолжать сражение и на следующий день. Формально стратегическая инициатива находилась в его руках, но на самом деле он был так же надломлен, как и его солдаты.

Отступление началось около 20:00 под прикрытием пехоты Паппенгейма. Лейпцига Валленштейн достиг вскоре после полуночи. Потеря всех пушек, брошенных на поле боя, означала, что у него больше не было боеспособной полевой армии. Так или иначе, но наступило время, чтобы подумать о зимних квартирах. Валленштейн уехал из Лейпцига 18 ноября и двинулся на юг, чтобы соединиться в Галласом. Конечной точкой его марша была безопасная Богемия.

Отход шведской армии

Голодные и уставшие шведские солдаты спали там же, где только что сражались. Они были готовы назавтра вновь идти в бой. Но Бернгард и Книфаузен планировали отступление. Располагая лишь небольшим запасом боеприпасов в нескольких еще оставшихся у них фургонах, они, скорее всего, просто не могли провести еще один бой. Затем пришли известия об отходе войск Валленштейна. Утром эти сообщения подтвердились, когда восходящее солнце осветило пустую Люценскую равнину. Исключение составили хорваты, снующие среди развалин. Хотя угроза боевого столкновения и миновала, шведская армия все равно рисковала оказаться погруженной в хаос. Учитывая, что большинство офицеров было убито и ранено, оставшиеся без командиров солдаты начали покидать расположение армии. Бернгард приказал войскам отходить к Наумбургу и там произвести перегруппировку. Уже на марше герцог Бернгард подтвердил собравшимся офицерам, что шведский король погиб, и заручился их поддержкой на продолжение кампании-теперь уже под его началом.

Кто победил в сражении?

Когда наступила ночь, ни католики, ни протестанты не понимали, кто из них выиграл сражение. Имперцы полагали, что они имеют лучшие перспективы для продолжения битвы. Шведы же подтвердили свой высокий авторитет: они разгромили противника на флангах, захватили имперские батареи, а кроме того, в конце концов, поле боя осталось за ними. Большинство историков отдает победу шведам. Однако Валленштейн не понес того сокрушительного поражение, которое ему позже приписали протестантские хронисты. Можно утверждать, что он выиграл сражение с тактической точки зрения. Имперские войска захватили в бою 60 вражеских знамен, при том что-к чести католиков-шведам досталось не больше дюжины.

Валленштейн фактически одержал верх над противником, но, отказавшись от поля боя, бросил свою артиллерию и боеприпасы, превратив тактическую победу в стратегическое поражение. Протестанты достигли основной цели своей кампании: Валленштейн был вынужден уйти из Саксонии обратно в Богемию. И что еще важнее Иоанн Георг Саксонский вновь перешел на сторону шведов, по крайней мере на какое-то время. Но в дальнейшем сражение при Люцене обернулось для протестантов настоящим бедствием: смерть Густава Адольфа положила конец протестантскому Крестовому походу в Германию. Король был единственным человеком, который мог объединить многочисленные протестантские группировки и привести войну к быстрому завершению. Смерть «Северного льва» была эквивалентна потере десятков тысяч солдат.

В 1633 году Валленштейн без всякого энтузиазма провел кампанию в Германии (он уже планировал оставить службу у императора). Генералиссимуса обвинили в измене, и в феврале 1634 года после неудачной попытки вступить в переговоры с герцогом Бернгардом он был убит в чешском городе Хеб группой собственных офицеров.