Разгром немецкого фронта в 1918 г.



Хотя  наступательная операция , проводившаяся в районе Амьена, была остановлена 11 августа, последствия этого сражения сказывались еще долгое время. Победа союзников продемонстрировала, что с точки зрения морального состояния немецкие солдаты находятся на пределе. Немцы сообщили о потерях в 27 ООО человек 8 августа и 33 ООО человек - за все дни боев, при том что в составе 2-й и 18-й армий воевали 48 ООО человек. В это значение входят и 29 873 пленных, что свидетельствует о потере боевого духа в немецких частях, сражавшихся на передовой. Британские и французские войска также захватили 499 орудий.

Немецкое Верховное командование обсудило создавшуюся ситуацию на двух совещаниях в Спа 13 и 14 августа. Генерал-квартирмейстер Полевого Генштаба Эрих Людендорф сделал совершенно нереалистичную оценку стратегической ситуации. Он повторил свои прежние аргументы и заявил, что виноват кто угодно, только не армия, и что Германия делает недостаточно для армии и военной промышленности. Кроме того, игнорируя факты, он продолжал утверждать, что стремление союзников продолжить войну все еще может быть сломлено оборонительными операциями.

Кризисы в Восточной Европе вызвали необходимость переброски немецких войск с Западного фронта, чтобыстабилизировать там ситуацию. Предложение немецкому Верховному командованию от нового австрийского императора о начале переговоров о перемирии было отклонено 14 августа, а затем еще раз 14 сентября. На следующий день союзники начали Монастир-Дойранскую операцию в Македонии, в результате которой болгарская армия перестала существовать как военная сила. 26 сентября Болгария запросила перемирия.В ходе Амьенского сражения союзники наносили серии последовательных ударов по всему Западному фронту, реализуя стратегию Фоша, получившую известность как «Стодневная кампания». 3-я армия Бинга начала сражение при Альбере 21 августа и восемь дней спустя взяла Бапом. Хейг продолжал расширять фронт наступления на север, и 26 августа начал операцию в Аррасе силами 1-й армии Горна, в состав которой незадолго до этого был передан Канадский корпус.

Выдвинутое в ответ запоздалое предложение Людендорфа отойти на «Зимнюю линию» на Сомме уже не могло ничего изменить - время было упущено. Немецкие войска оказались измотаны бесконечными локальными боями и были отброшены со своих позиций на Сомме все теми же австралийцами при Мон-Сен-Квентине. К 10 сентября они отошли на «Линию Гинденбурга», с ужасом ожидая нового наступления союзников.Успешное развитие кампании в августе привело к тому, что Хейг и Фош начали разработку планов общего наступления на фронте с целью завершения войны в 1918 году. Их совместный план предусматривал массированное, скоординированное и одновременное наступление по всему фронту, простиравшемуся от Мааса до Ипра, и прорыв немецких позиций на всех участках.

Между 26-29 сентября французские, американские, британские и бельгийские войска перешли в наступление по всему фронту, ликвидировали Ипрский и Сен-Миельский выступы и после нескольких дней боев прорвали считавшуюся неприступной «Линию Гинденбурга».После прорыва «Линии Гинденбурга» немецкое Верховное командование наконец осознало критичность ситуации. Общее наступление союзников на Западе совпало по времени с капитуляцией болгарской армии, - шоком, от которого Людендорф ни морально, ни физически уже не оправился.29 сентября он наконец признал, что немецкая армия разгромлена, и необходимо искать перемирия, чтобы спасти страну от полного коллапса.В течение следующих шести недель союзники продолжали оказывать на Германию все усиливающееся давление, предприняв серию новых наступлений. Их войска форсировали реки Селлу и Самбру и вышли на франко-бельгийскую границу ко дню перемирия - 11 ноября.