Наполеон намеревался отрезать русским пути к отступлению


 


Вначале февраля 1807 года граф Беннигсен двигался во главе армии на север через засыпанную снегом и скованную льдом Восточную Пруссию. Он надеялся, избежав опасностей, добраться до Кёнигсберга, но знал, что следом за ним идут войска Наполеона. Утомленный слишком высоким темпом отступления Беннигсена, Наполеон несколько раз намеревался силами различных армейских корпусов отрезать русским пути к отступлению, но для этого ему надо было знать, куда они будут двигаться дальше. Так, Наполеон приказал III корпусу маршала Даву предпринять попытку перехватить противника у Хейльсберга, однако неприятель туда двигаться не собирался. Наиболее важным моментом было то, что Наполеон тогда еще не осознал, что его приказ Бернадоту попал в руки противника, и императора удивило, что Беннигсен своевременно уклонился от его ловушки. К этому также добавлялись проблемы, связанные с трудностями, испытываемыми Наполеоном в определении точного положения прусского корпуса генерала Лестока.


3 февраля Наполеон полагал, что заманил русских в ловушку у реки Лавы, но те были уже далеко. Французские патрули обнаружили только небольшие группы казаков. На следующий день погода окончательно испортилась, и французские войска в условиях плохой видимости продолжали двигаться на северо-восток вдоль одной из нескольких имевшихся здесь более-менее хороших дорог - Ландсбергской. Преследование продолжалось до 5 февраля, когда Наполеон получил тревожные известия о действиях прусского корпуса Лестока. Тогда Наполеон отделил от армии VI французский корпус, которым командовал маршал Ней, поручив ему не допустить соединения корпуса Лестока с русской армией.

5    февраля Ней нанес поражение войскам Лестока в сражении при Вальтер-сдорфе, но прусскому корпусу удалось избежать расставленной ловушки. Лесток отошел на север, бросив раненых, но сохранив большую часть своего корпуса в полной боеспособности. Нею не оставалось ничего другого, кроме как броситься за Лестоком, надеясь, что ему представится еще одна возможность нанести пруссакам решающее поражение. Отступление армии Беннигсена прикрывал арьергард, которым командовал генерал князь Петр Багратион, и включавший также части под командованием генерала Михаила Барклая-де-Толли. Поскольку французские войска, и прежде всего кавалерия маршала Мюра-та, шли буквально по пятам за русскими, действия арьергарда приобрели для армии особое значение.

6    февраля у деревни Хоф кавалерия Мюрата догнала подразделения арьергарда, которыми командовал Барклай-де-Толли. Мюрат немедленно бросил в атаку свои передовые части - легкую кавалерию, а затем драгун, но они были отброшены русскими. Затем подошла французская тяжелая кавалерия - кирасиры - под командованием
Жана-Жозефа д’Отпуля, которая во главе со скачущим впереди Мюратом врезалась в русские порядки. Удар оказался чрезвычайно сильным, и Барклай был вынужден отвести своих солдат за деревню, открывая дорогу на Ландсберг. Наполеон высоко оценил проведенную атаку и лично поздравил известного сквернослова д’Отпуля, который, в свою очередь, сообщил своим солдатам, что «император доволен вами..., а я так доволен вами, что целую вас всех в задницы!
».

Наполеон считал, что русским войскам придется задержаться и принять бой на позициях у Ландсбер-га, но действия арьергарда Багратиона позволили Беннигсену ускользнуть и сосредоточить 7 февраля свои войска несколько дальше, в районе деревни Прейсиш-Эйлау. Наполеон был вынужден отменить приказы, отданные им ранее III корпусу Даву и VI корпусу Нея о сосредоточении у Ландсберга. В то время как войска Беннигсена обустраивались на позициях у Прейсиш-Эйлау, арьергард Багратиона сдерживал французов у Ландсберга. Он удерживал свои позиции до 11:00 7 февраля. Солдаты Багратиона были измотаны постоянными боями с преследующими их французскими войсками, но сумели отойти в полном порядке и около 14:00 присоединиться к основной русской армии. Они выполнили порученное им задание, и Беннигсен получил возможность развернуть армию на выбранных им позициях и принять бой, и самое главное - Беннигсен получил время на развертывание в полной безопасности позиций русской артиллерии.


Особенности местности у Прейсиш-Эйлау серьезно повлияли на развитие хода сражения. Сам город находился в низине, местность на севере была известна как Мельничный холм, возвышенность на юге называлась Цигель-хоф, на западе находились Западные высоты, на востоке - длинная гряда, вдоль которой Беннигсен развернул свою армию, выстроенную в две линии. Когда примерно в 14:00 французские войска подошли к городу, русский арьергард удерживал Цигельхоф на юге, а также сам город. Французы атаковали войска на возвышенности Цигельхоф и оттеснили их. Затея бои
распространились на город. Эти интенсивные столкновения, сопровождавшиеся большими потерями с обеих сторон, возникли скорее всего случайно. Считается, что бой в городе начался, когда колонна личного обоза Наполеона по ошибке оказалась в предместье, пытаясь найти удобное место, чтобы обустроить лагерь императора.

Наполеон сказал маршалу Ожеро, большая часть VII корпуса которого была вовлечена в сражение, что он хотел избежать ночного боя, и что «помимо того, что я не люблю этих ночных сражений, я не хочу двигать свой центр слишком далеко вперед до прибытия Даву, который является моим правым флангом, и Нея - моего левого фланга. Поэтому я буду ждать их до завтра на этих [Западных] высотах, представляющих при наличии артиллерии прекрасную позицию для нашей пехоты. Завтра, когда Ней и Даву встанут в линию, мы все вместе пойдем на врага». Хотя французы чувствовали, что им не удастся найти выход из сложившейся ситуации, некоторые наблюдатели полагают, что больше всего войска Наполеона стремились заполучить дома, в которых они могли бы переночевать, не страшась сильного мороза. Стрельба не утихала до поздней ночи, когда части Барклая-де-Толли ушли, чтобы присоединиться к главной армии. Но даже после этого небольшой русский отряд удерживал здание городской церкви.



Выведя свои войска к Прейсиш-Эйлау, Наполеон сосредоточил армию на позициях, простирающихся вниз от Мельничного холма на север через Прейсиш-Эйлау к Цигельхофу на юге. Напротив развертывалась русская армия, обладавшая значительным численным превосходством. К сражению были готовы по крайней мере 75 000 русских солдат, которым противостояло всего лишь 45 000 французов. Русские располагали вдвое большим количеством орудий - 460 против 200 (по ряду оценок), объединенных по крайней мере в трех мощных батареях. Император ожидал, что утром с юга к нему подойдет III корпус маршала Даву, но только в 08:00 8 февраля Наполеон отправил четкий приказ Нею и VI корпусу присоединиться к нему у Прейсиш-Эйлау. Заявление, сделанное Наполеоном накануне о том, что он собирается вдать подхода резервов под Прейсиш-Эйлау, не выдвигая свой центр слишком далеко вперед, было очень разумным. Ему следовало дождаться прибытия Даву, который атаковал бы противника с юга, смяв его боевые порядки. Однако распоряжение Нею присоединиться к главным силам было сделано слишком поздно - его следовало отправить вечером 7 февраля, а не утром 8-го. На самом деле французская армия оказалась в большой опасности -она сильно уступала противнику в численности и могла быть в любой момент атакована с восточной гряды, на которой развертывались войска Беннигсена.



Как и в отношении многих других эпизодов этого сражения, по поводу последовательности событий, приведших к началу боя 8 февраля, полной ясности не существует. Из воспоминаний очевидца с французской стороны следует, что войска Наполеона оказались застигнуты врасплох огнем русской артиллерии: «Мы спали едва два часа, когда день начался ужасной канонадой, направленной на наши войска, прикрывавшие город. Нашей единственной мыслью было собраться и вырваться из города». Именно в этот момент Наполеон отправил приказ Нею с указанием как можно быстрее прибыть к Эйлау. В принципе возможен вариант, что Беннигсен, понимая ситуацию, в которой оказались французы, решил провести наступательную операцию, и артобстрел должен был ее предварить. Конечно, обстрел Эйлау был достаточно интенсивным, посколь-
ку огонь от пылающих домов прекрасно освещал цели. Огромный список убитых и раненых в сражении при Прейсиш-Эйлау начал стремительно расти с первых минут.