Обход Меца




В то время как французская и прусская армии занимали позиции возле города Меца, шли напряженные бои, не имевшие решающего значения.Решение французского командования сконцентрировать армию в Меце перед отступлением к Шалон-сюр-Марн было принято по ряду причин. Мец защищала сильная система фортов, и в нем имелись крупные запасы продовольствия и боеприпасов. Также через этот город проходила железнодорожная линия, связывающая его с Шалоном.

Обе стороны в период с 6 по 10 августа, пока крупные соединения войск двигались через сельские области Лотарингии, постоянно вступали в контакт с противником, что приводило к локальным столкновениям. Французские штабные офицеры оказались нев состоянии отследить передвижения войск, в то время как немцы стремились поддерживать порядок в своих рядах. Генерал Штейнмец выступил против плана наступления, потому что ему не удалось быстро переместить свою армию как можно дальше от Саарбрюк-кена. 11 августа Мольтке был вынужден объявить двухдневную передышку, чтобы разобраться в ситуации.

Французское командование

Для французов беспорядок, возникший в начале войны, стал следствием недавно произведенных изменений в структуре командования. В начале войны Наполеон III объединил все французские войска в одну крупную армию под своим командованием. Однако 8 августа он передумал и передал И, III и IV корпуса под начало маршала Базена. Через четыре дня он вновь передумал и назначил Базена главнокомандующим армией, сосредоточенной в районе Меца.13 августа Базен получил приказ принять командование войсками, готовящимися к полномасштабному отходу к Шалону через Верден, в то время как сам император 16 августа отбыл в Верден.Уже находившееся в некотором замешательстве из-за внезапного назначения Базена, командование оказалось на грани коллапса после того как генерал Луи Жарраса-старый конкурент и противник Базена-был назначен начальником его штаба. Беспокойство Базена также усилилось после того, как он получил сведения о еще одной немецкой армии, которая развертывалась на люксембургской границе.

Поскольку ситуация ухудшалась, французский главнокомандующий в первую очередь обеспокоился сосредоточением в одном месте своих войск вместо того, чтобы попытаться атаковать и разбить противника на марше. А для подобных действий у Базена действительно складывались благоприятные возможности. Командующий 1-й немецкой армией генерал Штейнмец, например, вновь отказался выполнять приказы Мольтке и вместо того, чтобы обходить Мец с юга, двинулся (причем медленно) прямо на запад, непосредственно к городу. 14 августа одна из частей, входившая в армию Штейнме-ца, атаковала французские позиции квостоку от Меца-это событие получило название боя при Борни. Во время этого сражения Базен лично принял командование французскими войсками и даже собирался возглавить контратаку, но был ранен в плечо осколком шрапнели. Эта рана, судя по всему, очень отрицательно повлияла на его энтузиазм и инициативность.

Французы пытаются отступить

Отступление, как и предполагалось, в полном масштабе началось 15 августа, хотя полностью готовы к проведению операции оказались только три французских корпуса (II, VI и Императорская гвардия). Кроме того, вскоре выяснилось, что немецкие конные патрули перерезали дорогу, сделав невозможным отход французских войск по намеченному маршруту, а также прервали железнодорожное сообщение с Верденом. Базену пришлось остановить свои войска.15 и 16 августа Мольтке мог бы извлечь выгоду из беспорядка, царившего во французских войсках, но ему не удалось выступить, потому что он столкнулся с практически повсеместным неповиновениям со стороны своих подчиненных. Принц Фридрих Карл, командующий 2-й немецкой армией, двинул свои войска на запад, а не на север. Он полагал, что французскаяармия отходит к западу от города Марла-Тур, в то время как в действительности она оказалась на востоке.

Сражение при Мар-ла-Тур

Утром 16 августа армия Базена все еще стояла на месте, дожидаясь подхода IV корпуса, который шел из Меца. В районе Вионвиля находились части II и VI корпусов, а Императорская гвардия развертывалась у Резонвиля, ожидая приказа начать движение на запад.В это время к Вионвилю приблизился авангард III немецкого корпуса Константина фон Альвенслебена и начал обстрел французских позиций. Немцы полагали, что перед ними французский арьергард, и начали сосредотачиваться к югу от Резонвиля. Альвенслебен направил 5-ю немецкую пехотную дивизию в атаку и начал разворачивать артиллерийские батареи к югу от Флавиньи.

Фактически, Альвенслебен оказался в сложной ситуации. Противник сильно превосходил его в численности, а оба его фланга находились под угрозой обхода превосходящими силами французов. Он взял Вионвиль, а немецкая кавалерия в это время также переместилась к Мар-ла-Тур. Это наступление могло бы стать гибельным для III корпуса, поскольку с севера подходили четыре французских корпуса. Но маршал Базен все еще не мог понять, что ему представилась прекрасная возможность разгромить 2-ю немецкую армию. Он сконцентрировал свои войска на востоке, стремясь блокировать любую попытку перерезать коммуникации между его армией и Мецом.

В бой вступает кавалерия

Именно в ходе этого сражения противники осуществили чрезвычайно храбрые и кровопролитные кавалерийские атаки-анахронизм уходящей эпохи, когда холодное оружие еще не было вытеснено с поля боя стрелковым оружием и артиллерией. Генерал Фроссар приказал французской кавалерии атаковать немецкую пехоту, располагавшуюся в районе Флавиньи. Несмотря на протесты кавалерийских командиров, он настоял на том, чтобы послать в атаку два полка-кирасир и улан Императорской гвардии,которые понесли большие потери под градом немецких пуль и снарядов.

В полдень у Альвенслебена не осталось никаких сомнений в том, что ему противостоят значительно превосходящие его силы противника, а единственный возможный резерв-X немецкий корпус-еще не подошел к полю боя. Тогда он в свою очередь отдал своей кавалерии приказ предпринять практически безнадежную атаку. 5-я и 6-я кавалерийские дивизии в 14:00 развернулись севернее Вионвиля и ринулись на французский центр-прямо на позиции артиллерии VI корпуса. Эта операция вошла в историю как «Смертельная атака фон Бредова», названная по имени своего командира. Несмотря на огромные потери-из 800 улан и кирасир только 380 вернулись из боя-им удалось прорвать французскую линию фронта и разгромить на большом участке позиции французской артиллерии.

Значительные силы французов теперь угрожали обойти Альвенслебена слева. IV корпус Ладмиро выбил немцев из Мар-ла-Тура, но затем остановился перед Тронвилем, в результате чего передовые части X немецкого корпуса получили возможность присоединиться к войскам Альвенслебена, находившимся в практически безвыходной ситуации. Однако подошедшие войска не смогли изменить ситуацию: немцы попытались приблизиться к позициям пехоты Ладмиро, но были остановлены огнем французских винтовок Шасспо. И вновь немецкие командиры спасли свои войска, пожертвовав кавалерией-на этот раз 1-м и 2-м гвардейскими драгунскими полками, которые понесли колоссальные потери, но все же смогли остановить наступление французов на Марла-Тур.

Заключительный этап

К вечеру к Мар-ла-Тур подошли крупные немецкие силы, и французское командование уже больше не могло рассчитывать на то, что его войскам удастся опрокинуть противника. Теперь немецкое военное руководство, поняв, что оно имеет возможность перерезать французские коммуникации между Мецем и Верденом, перехватило инициативу. Кавалерия переместилась на луга севернее от Мар-ла-Тур, создавая угрозу обхода фланга Ладмиро, но три французские кавалерийские дивизии выдвинулись вперед, чтобы предотвратить этот прорыв. Их столкновение вылилось в колоссальную рукопашную схватку-в ней участвовало более сорока эскадронов драгун, улан, гусар и конно-егерей. Французы были отброшены обратно к Брювиле, но и немецкое наступление оказалось сорвано.Заключительные маневры этого сражения происходили в районе Резонвиля, где части IX и VIII немецких корпусов отбросили французов, прежде чем наступившая темнота прервала бой. Это сражение стало тяжелым для немцев. Два корпуса потеряли 15 800 человек, однако им удалось достичь чрезвычайно важного результата: они перекрыли для французов пути отхода на Верден.

Французы зарываются в землю

Маршал Базен оказался не в состоянии воспользоваться возможностями, предоставившимися ему 16 августа, но теперь он понял, что ему необходимо обустроить оборонительные позиции на наиболее удобном месте. 17 августа он сконцентрировал свои войска на сильных позициях на линии, идущей на юг от Сен-Прива к плато Розерьель выше реки Мозель и протянувшейся на 12 километров вдоль высот, склоны которых на севере были пологими, а к югу постепенно становились более крутыми и поросли лесом. Северные склоны идеально подходили для ведения огня из винтовок Шасспо и митральез, а в южном секторе долина Манса обеспечивала превосходные оборонительные позиции. Окруженные изгородями фермы Моску, Лейпциг и Сен-Юбер, а также деревни Сен-Прива и Аманвийе предоставляли защитникам хорошее прикрытие.

При концентрировании войск 17 августа сначала возник некоторый беспорядок, но к концу дня французские войска деловито окапывались, пробивая амбразуры в стенах и отрывая стрелковые ячейки. Будучи чрезвычайно занятым в тот день, французское командование упустило из виду, что VI корпус, удерживавший Сен-Прива и северный сектор, в ходе предыдущих событий утратил свой шанцевый инструмент. Это обстоятельство, как выяснилось позднее, имело очень серьезные последствия.

Мольтке предположил, что Базен попытается нанести удар на запад по северному маршруту. Он не мог определить уровень французской обороны, так как его измотанная кавалерия была не способна провести полноценную разведку. В связи с этим он приказал 1-й армии Штейнмеца, занимавшей позиции на южном фланге, блокировать любые попытки противника вырваться из Меца. 2-я немецкая армия принца Фридриха Карла должна была продвинуться на северо-восток с задачей вступать в контакт с французскими войсками и начинать с ними в бой везде, где бы они ни находились. Мольтке допустил серьезную ошибку, которая должна была иметь важные последствия.