Сражение за Рорке-Дрифт


Вторжение войск Челмсфорда привело к катастрофе при Изандтване 22 января, поставившей Роркс-Дрифг под удар 4000 зулусов.Сражение при Роркс-Дрифте произошло уже в конце кампании, начавшейся со вступления барона Фредерика Челмсфорда во главе центральной из трех британских колонн в Зулуленд в январе 1879 года. Челмсфорд собрал свои войска в Хелпмекааре, находившемся на торговой дороге, чтогарантировало хорошее снабжение и прямую связь с Питермарицбургом, столицей колонии. Из Хелпмекаара он намеревался пересечь реку Мзинйати у Роркс-Дрифта, через который проходил один из главных маршрутов в королевство зулусов.

Этот лагерь был назван в честь ирландского охотника и купца ДжимаРорка, купившего здесь ферму в 1840-х годах вскоре после того, как Наталь был объявлен британской колонией. Рорк выстроил дом и магазин в тени холма, располагавшегося напротив брода -дрифта. После его смерти постройки приобрело Шведское миссионерское общество, использовавшее магазин под церковь. Челмсфорд занял здания, разместив в одном из них госпиталь, а в другом - склад для хранения запасов. Брод был очень удобным. Вверх по течению лежала открытая сельская местность с прекрасным видом на территорию неприятеля (ниже по течению река проходила по глубокому ущелью с отвесными склонами, которые делали ее пересечение очень трудным). Наличие этого брода гарантировало удобную переправу, правда, в период, когда уровень воды в реке сильно поднялся, Челмсфорду пришлось наладить паромную переправу, чтобы перевозить людей и припасы. Постройки Рорка располагались примерно в 800 метрах от реки. Они занимали удобную позицию, господствуя над береговой линией.
Челмсфорд пересек реку без каких-либо трудностей утром 11 января 1879 года, оставив доя охраны своей базы снабжения в Роркс-Дрифте гарнизон в составе роты 24-го полка и роты туземных войск (NNC). На следующее утро в долине Батше
Челмсфорд встретил группу зулусских воинов, которые вскоре ушли. Этот инцидент укрепил Челмсфорд во мнении, что боеспособность зулусов сильно переоценили, и что тактика рассеянных боевых порядков, к которой он привык, является правильной.

Челмсфорд продвигался вперед, и 20 января он выбрал в качестве базы для своей пехоты место у подножия скалистого холма, известного как Изан-длвана. Он не собирался оставаться здесь долго, и поэтому не стал укреплять позиции, несмотря на сообщения разведчиков, что зулусское войско двигается ему навстречу из оНдини. Челмсфорд больше беспокоился о том, что зулусы уклонятся от боя, обойдут его с фланга и нападут на Наталь. Еще больше он утвердился в своем решении следующей ночью, когда британский патруль столкнулся с группой зулусских воинов, отступивших без боя.Таким образом, все убеждало Челмсфорда в том, что он имеет дело с главной зулусской армией, которая пытается избежать сражения. На следующий день он отправил примерно половину своих войск, чтобы те догнали зулусскую армию. Около 1700 британских солдат и их африканских союзников остались охранять лагерь у Изан-длваны. Но на самом деле воины, с которыми столкнулись британские экспедиционные войска, были всего лишь отрядом, отставшим от главной зулусской армии, которая уже обошла позиции Челмсфорда. В то время как Челмсфорд провел утро 22 января, разыскивая противника примерно в 20 километрах от лагеря, зулусская армия расположилась всего в 8 километрах от Изандлваны. Зулусы не планировали атаковать тем утром, но когда на них наткнулись британские разведчики, они сразу стали готовиться к бою.Катастрофа при ИзандлванеБританские офицеры у Изандлваны, как и их командующий, не смогли оценить истинные размеры надвигавшейся на них угрозы. Полагая, что перед ними находятся только небольшие местные отряды, они развернули свои войска на открытой местности на некотором расстоянии от лагеря. Когда же зулусская армия начала спускаться с окружавших лагерь холмов, британцы поняли, насколько серьезно они недооценили своего противника: перед ними развертывалось около 20 ООО воинов.

Зулусы заняли традиционное построение для атаки, известное как «рога быка». «Грудь» (исифуба) была
нацелена прямо на британский лагерь, «рога» (изимподно) охватывали противника с флангов. Некоторое время плотный ружейный огонь пехоты сдерживал зулусский центр, однако в этот момент создалась угроза обхода позиций с фланга, и британцы попытались отойти и перегруппироваться. Зулусы бросились вперед и ворвались в их порядки. Британская линия рассыпалась, и солдаты бросились назад в лагерь, где были вскоре окружены «рогами». Лишь небольшая горстка выживших смогла спастись. Для большинства из тех, кто оказался в окружении, не оставалось другого выбора, кроме как сражаться и погибнуть в бою. Около 1300 человек погибло, в том числе вся пехота, занимавшая первую линию. Большинство спасшихся были чернокожими солдатами вспомогательных войск. Лишь около 60 белых солдат избежали смерти.

Хотя почти вся зулусская армия участвовала в сражении при Изандлване, в резерве все еще стояло четыре полка (импи), включая и элитный уТулвана -всего более 6000 воинов. Этому резерву, сначала двигавшемуся за правым «рогом», было приказано переместиться за Изандлвану и перерезать дорогу на Роркс-Дрифт. Они успешно выполнили эту задачу, отлавливая беглецов, в панике покидавших поле боя у Изандлваны, или вынуждая их пытаться пересечь реку Мзинйати несколькими километрами ниже по течению через брод Сотондозе. Течение там было довольно сильным, и многие из беглецов утонули. Большинство же их было перебито на берегу реки.

Мзинйати являлась границей между Зулулендом и Наталем, и король Кечвайоприказал своим командирам не пересекать ее. Он считал себя жертвой британской агрессии, для проявления которой он не давал повода, и хотел еще больше подкрепить это впечатление, ведя строго оборонительную войну. Это, как надеялся король, должно было укрепить его позицию во время будущих мирных переговоров. Многие воины короля, утомленные сражением и преследованием беглецов, а также горевшие нетерпением разграбить британский лагерь у Изандлваны, были рады оставить преследование. Те воины, которые все же пересекли реку, были отозваны своими командирами. Однако у командиров резерва были другие планы. Они оказались всего лишь сторонними наблюдателями сражения, но эти закаленные в боях ветераны надеялись вернуться домой с добычей и героическими рассказами о победах. Их командующий, принц Дабуламанзи каМпанде, являвшийся единокровным братом короля и поэтому совершенно уверенный в том, что он может не повиноваться его приказам, позднее признал, что им управляло только одно желание: «искупать копья своих воинов» в британской крови. Гарнизон и склад Роркс-Дрифта казались заманчивой и легкой добычей. В Роркс-Дрифте после того, как его оставила главная колонна, царило затишье. Прибыли шесть королевских инженеров для обслуживания парома. Склад был заполнен 90-кг мешками маиса (кукурузы) и ящиками с сухарями. Дом шведского пастора, преподобного Отто Витта, был превращен в госпиталь примерно на 30 пациентов, большая часть которых страдала от различных болезней в том числе и дизентерии.

Вскоре после полудня 22 января гарнизон Роркс-Дрифта услышал первые отдаленные выстрелы у Изандлваны. Британцы предположили, что этот шум означает победу Челмсфорда над врагом, пока трое солдат не поднялись на соседний холм Шийане, чтобы попытаться увидеть, что там на самом деле происходит. Сражения они не увидели, но зато заметили, что колонны африканских войск движутся в их сторону. Поняв, наконец, что это не туземцы из NNC, а неприятель, наблюдатели помчались назад к посту и подняли тревогу.

Оборона

В Роркс-Дрифте лейтенант Джон Чард, который был здесь старшим офицером, уже получил печальные известия о том, что произошло у Изандлваны, от двух выживших солдат, переправившихся через Мзинйати. Вскоре эта информация была подтверждена и другими беглецами, сумевшими спастись у брода Сотондозе и добраться до границ Наталя. Многое бьио еще неясно, но Чард понял главное - необходимо решить, что делать гарнизону: остаться и ждать нападения, либо отступить к Хелпмекаару. Командир роты «Б» лейтенант Гонвилл Бромхэд подготовил два фургона, чтобы в случае необходимости эвакуировать пациентов из госпиталя. Но он также отдал солдатам приказ вытащить из склада мешки с маисом и ящики с сухарями и быть готовыми строить из них заграждения.

Для обсуждения создавшегося положения Чард и Бромхэд привлекли помощника комиссара Джеймса Лэнгли Далтона, опытного бывшего сержанта 85-го полка. Далтон высказал мнение, что, если гарнизон попытается отступить, зулусы смогут настигнуть его на марше. Постройки же Роркс-Дрифта предоставляли хоть какую-то защиту. Чард и Бромхэд согласились: гарнизон должен остаться на месте.Подготовка к бою началась. Силами 300 человек были быстро возведены импровизированные укрепления. Оборона опиралась на два здания - госпиталь и большой склад, имевшие спереди открытые веранды. Здания стояли на плоской площадке, которая заканчивалась через несколько метров, образуя обрыв высотой в 1,6 метра. Между зданиями располагались старые стены миссии высотой до плеча. У правого переднего угла склада находился сложенный из камня загон (крааль) для рогатого скота, который также был включен в рубеж обороны. «Сухарная стена» - баррикада из мешков с маисом и ящиков с сухарями -была возведена от угла крааля прямо через весь пост до левого угла госпиталя. Там баррикада подходила к углу старых стен, образуя препятствие высотой около 2,5 метров. В других местах, особенно рядом с госпиталем, позиция оказалась более уязвимой, и баррикаду там укрепили досками. Другая баррикада, включавшая два уже упоминавшихся фургона, находилась с задней стороны зданий. Защитники чувствовали себя «как крысы в норе».

Зулусы приближаются

Однако с точки зрения ожидаемого нападения пост находился в относительной безопасности. Зулусы были, фактически, легкой пехотой, успех которой в значительной степенизависел от того, какую позицию занимает противник. Возведенные укрепления существенно снижали шансы атаки, - у зулусов не было артиллерии, чтобы снести их. Хотя туземцы во много раз превосходили по численности гарнизон, небольшие размеры поста позволяли одновременно принимать участие в бою только части их армии. У зулусов был опыт штурма хорошо укрепленных позиций, обороняемых солдатами, располагавшими огнестрельным оружием.

Около 16:00, пока гарнизон трудился над созданием баррикад, к позициям британцев приблизилось около 110 чернокожих всадников. Это была туземная конница Наталя, бежавшая с поля боя у Изандлваны. Их белый офицер теперь предложил свои услуги Чарду, который развернул этот отряд у холма Шийане прикрывать данное направление на случай наступления зулусов. Но кавалеристы были измотаны и деморализованы боем у Изандлваны. Они сразу бросили свои позиции и
бежали в Хелпмекаар, едва снова увидели противника. Проносясь мимо местных жителей, они вопили: «Они движутся, черные, как ад, и многочисленные, как трава!» Затем последовало еще одно, более серьезное предательство. Черные солдаты роты NNC бросили оружие, перепрыгнули через баррикады и бежали в буш вслед за отступавшими кавалеристами.Всего за несколько минут положение защитников значительно ухудшилось. Теперь у Чарда для обороны периметра, простиравшегося более чем на 90 метров, было уже не 300, а всего 150 солдат. Он предусмотрительно приказал возвести еще одну баррикаду, разделяющую двор пополам. В случае захвата одного из зданий это позволяло сконцентрировать силы для обороны другого. Едва новое укрепление было закончено, как на горизонте появились зутусы.

Это произошло около 16:30. Противник неторопливо приближался. Временами от главной армии отделялись группы, чтобы броситься в погоню за беглецами Изандлваны или разграбить находившиеся поблизости немногочисленные фермы. В целом к холму Шийа-не двигалось около 3000-4000 воинов.На расстоянии в 550 метров до защитников они оказались в зоне прицельной стрельбы. Коща до нападавших осталось 450 метров, Чард отдал приказ открыть огонь. 400 метров - огонь защитников упорядочился и стал очень точным. Зулусы падали один за другим. Но несмотря ни на что туземцы продолжали приближаться. До стены оставалось всего 45 метров, коща атакующие, попав под перекрестный огонь из обоих зданий, все-таки остановились. Некоторые из них, не выдержав плотного огня, бросились на траву и спрятались за кухней и печью.
Рукопашная

Оставшаяся часть инДлуйенгве повернула налево, огибая госпиталь и двигаясь в буш перед постом. Они немедленно начали первую из целого ряда атак на госпиталь. Здесь находилось самое слабое место обороны. Баррикада не была сплошной, а высокая трава и буш скрывали зулусов, пока они приближались к защитникам. Невзирая на плотный ружейный огонь, туземцы бросились на штурм баррикады и вступили в рукопашный бой с защитниками. Теперь англичане использовали свои штыки: винтовка с примкнутым штыком превосходила ассегай зулусов по меньшей мере на длину руки. Нападавшие не выдержали натиск защитников, обладавших таким оружием, и отступили. Один британский солдат заметил, что «если бы зулусы реагировали на штыки так же спокойно, как на пули, мы, возможно, не продержались бы и пятнадцати минут»