Триумф Наполеона


Наполеон полагал, что под Йеной ему противостоят главные силы прусской армии, и сопротивление, оказанное Гогенлоэ, казалось, было тому подтверждением.Сражение, состоявшееся 14 октября 1806 года, фактически являлось двумя совершенно независимыми боевыми столкновениями (Наполеон до конца дня понятия не имел, как развивались события при Ауерштэдте, примерно в 13 километрах от Йены), тем не менее тесно связанными между собой.Ранним утром Наполеон позволил себе несколько часов отдыха, уверенный, что вероятность упреждающей прусской атаки крайне невелика. Онрассчитал верно: Гогенлоэ, который не мог определить численность противостоящего ему противника, решил остаться на месте.

Первые атаки французов

Когда Наполеон проснулся, французский корпус уже двигался к Йене. Пустойрассветный туман накрыл Ландграфен-берг, мешая французским командующим скоординировать свои действия. Доклады с мест убедили Наполеона в том, что надо задержать наступление Ланна до 6:30. Когда это время наступило, V корпус двинулся к расположенной на возвышенности деревне Клозевиц. Однако в тумане Ланн пропустил свою цель и оказался втянут в интенсивную перестрелку с пруссаками.

Западнее французские войска Оноре Газана оттеснили пруссаков к Фирцин-Хейлиген. Эта небольшая деревня дважды переходила из рук в руки, преждечем Ланн и вторая линия французских войск отбросили противника назад. В 10:00 на центральном и западном участках поля боя наступило затишье.Тем временем на востоке IV корпус маршала Сульта столкнулся с противником близ деревень Неркевич и Рёдиген. Превосходящая огневая мощь французов позволила им опрокинуть менее опытную прусскую легкую пехоту. Французская дивизия Сент-Илера развернула наступление на Крозавиц и Рёдиген, но оказалась под ударом прусской пехоты и кавалерии, которыми командовал фон Хёльцендорф. Однако его смелая вылазка бьиа отбита французской легкой пехотой. Преследуемый французской легкой кавалерией, фон Хёльцендорф потерял шесть орудий и около 400 человек пленными. Сам Хёльцендорф спасся благодаря тому, что его преследователи получили приказ оказать поддержку атаке на центральном участке фронта.
Гогенлоэ подтягивает подкрепления

Когда началось наступление, Гогенлоэ понял, что он имеет дело не только с левым крылом Великой армии. Его задачей бьио прикрыть фланг и тьи двигавшейся на север основной прусской армии, и он, как и Наполеон, ничего не знал о том, что происходило у Ауер-штэдта. Гогенлоэ подтянул свой резерв, укрепив линию фронта, а также вытребовал 15 000 солдат и 40 пушек из Веймара. Три саксонские бригады выступили с приказом любой ценой удержать Веймарскую дорогу. Измотанные войска Тауенцина тем временем бьии отведены в тьи, а их место заняли свежие части.

Атака Нея

Около 9:30 французская атака начала выдыхаться. Оказавшись под ударом кавалерии, Ланн собирался оставить Фирцин-Хейлиген. На других участках наступление столкнулось с ожесточенным сопротивлением. Именно в этот момент сражение оживилось благодаря прибытию маршала Мишеля Нея, который пользовался среди французов заслуженной репутацией беззаветно храброго командира. Ней прибыл на поле битвы всего лишь с двумя эскадронами легкой кавалерии и двумя батальонами пехоты - другие части его VI корпуса бьии еще в пути. Не информировав других высших командиров, Ней сразу же повел свои 3000 человек прямо в бой к западу от Фирцин-Хейлиген, полагая, что VII корпус Ожеро и V корпус Ланна прикроют соответственно его левый и правый фланги. Находившийся на поле битвы со своим «малым штабом» Наполеон оценил несомненно отважные действия Нея с точки зрения тактики как недостойные даже «только что пришедшего в армию мальчика-барабанщика».А Ней рвался вперед. Он захватил Фирцин-Хейлиген и направился дальше к Дорнбергу. Там огонь прусской артиллерии остановил его небольшой отряд, который был также атакован превосходящими силами противника. Гогенлоэ объявил всеобщую атаку на центральном участке. В последний момент Ней выстроил свои войска в каре, но был полностью отрезан и, казалось, обречен.

К счастью для Нея Наполеон бросил вперед части Ланна и Ожеро, чтобы поддержать его, а также приказал гвардейской артиллерии прикрыть опасную брешь, образовавшуюся в центре французских позиций. Приказы прибыли как раз вовремя, потому что прусская конница уже мчалась в разрыве между пехотными каре Нея и приближалась к Императорской гвардии. За ней двигалась пехота Гогенлоэ, развернувшаяся на линии горящих деревень.Теперь понесшие большие потери ветераны 2-й дивизии Газана из состава V французского корпуса вновь ворвались на улицы разрушенного Фирцин-Хейлигена, где они в ходе хаотичных боев одержали верх над прусскими егерями. Пехота Гогенлоэ остановила их продвижение, но не смогла противостоять колонне Ланна, двигавшейся через деревню на Дорнберг. Там ее встретили главные силы прусской пехоты и отбросили обратно к Фирцин-Хейлигену. Однако войска Ланна успели соединиться с блокированными частями Нея, у которых уже заканчивались боеприпасы, и дали им возможность отступить к Иссерштедту.

Спасение Нея стоило Наполеону потери драгоценного времени. Прошло уже четыре часа, а сражение все еще не было выиграно. Однако на поле боя все время прибывали новые французские войска: к 54 ООО солдат, начинавших бой, до 12:30 присоединилось еще около 42 ООО.

Разгром Гогенлоэ

Вернувшись к Фирцин-Хейлиген, Гогенлоэ пожертвовал инициативой -его части остановились. Теперь прусские войска оказались под смертельным огнем французских артиллерийских батарей, поддерживаемых огнем легкой пехоты из деревни и окружающей ее местности. Без подкреплений, на которые пруссаки так надеялись, они оказались под страшным ударом.

Французская атака против прусского центра была отбита, но Гогенлоэ не стал пытаться развить достигнутый успех
контратакой. Он получал тревожные сообщения, что французская легкая кавалерия и тиральеры прокладывают себе дорогу в обход обоих его флангов. Еще хуже было то, что саксонские бригады, удерживавшие Веймарскую дорогу, оказались отрезаны. Теперь стало ясно, что со стороны Йены постоянно прибывают новые французские войска, и ничто не говорило о подходе подкреплений под командованием Рюхеля. Гогенлоэ пришлось довольствоваться остатками своих резервов, чтобы закрыть разрыв в правой части центрального участка.Наполеон готовился нанести решающий удар: он приказал атаковать Веймарскую дорогу, правый и левый фланги пруссаков. Частям V и VI корпусов предстояло прорвать прусские позиции, расчистив путь кавалерии, после чего всадники Мюрата завершили бы сражение.В 12:30 наступление началось. Пруссаки не могли противостоять натиску трех французских армейских корпусов и отступили, постепенно утрачивая порядок. Наполеон бросил в массированную атаку кавалерию Мюрата. Многие пруссаки в панике бежали к Веймару, хотя, например, гренадеры полковника Винкеля и остатки дивизии Тауенцина показали чудеса храбрости, дав остальным частям армии время для отхода. К 14:30 сражение в целом завершилось.

Отступление пруссаков

Половина прусских солдат бежала на запад, поэтому они вскоре наткнулись на развернутую для сражения прусскую армию. Это бьии 15 ООО солдат Рюхеля, которые задержались из-за путаницы с приказами. Гогенлоэ приказал войскам Рюхеля идти в атаку. Сначала им сопутствовал успех, но затем их фланг был смят, и вскоре они бежали с поля боя, догоняя своих товарищей, преследуемые страшными французскими кирасирами. К 15:00 сражение, по существу, закончилось. Через несколько часов конница Мюрата вышла к предместьям Веймара.

Главные силы Великой армии под командованием Наполеона, потеряв около 500 солдат, разгромили прусские армии Гогенлоэ и Рюхеля. Пруссаки потеряли 10 000 человек убитыми и ранеными, 15 000 пленными, а также 120 орудий. А Наполеон вскоре узнал, что действительно великая победа в этот день была одержана примерно 13 километрами севернее - между Хас-сенхаузеном и Ауерштэдтом. Наполеон без особых усилий разгромил армию Гогенлоэ под Йеной, а маршалу Даву в это время пришлось вести гораздо более тяжелое сражение у Ауерштэдта.После неудачной встречи с мар шалом Бернадотом в ночь н 14 октября, маршал Даву при вел свой III корпус в состояние боево: готовности. Накануне разъезды сообщи ли о столкновениях с прусской кавал£ рией, а в ходе проведенной ночью раг ведки удалось выяснить, что на запад неприятель активизирует свою деятелт ность. Даву тревожило то, что значи тельная часть корпусной кавалерии ещ не вернулась после, как предполагалоа локальной разведывательной операции Однако основные усилия Даву сосрс доточил на организации форсирова ния частями III корпуса реки и подъем по долине Козена. Около 5:30 Даву при соединился к находившейся там пехс те. В предрассветных сумерках при мерно в 5 километрах на запад франц) зы увидели все еще окутанную густьи туманом деревню Хассенхаузен.

Пруссаки обнаружены

Около 7:00 изменивший направлени ветер неожиданно на некоторое врем! рассеял туман, скрывавший Даву и его солдат. Маршал воспользовался этим обстоятельством и стал осматривать местность с занимаемой им высоты. Он с тревогой обнаружил, что французский кавалерийский патруль окружен эскадронами прусской кавалерии, которую поддерживала артиллерийская батарея. Через несколько минут туман опять сгустился, и солдатам Даву пришлось спешно отступить.
По приказу Даву 3-я дивизия численностью 8000 человек, которой командовал генерал Шарль Этьен Поден, перестроилась в каре. Когда туман окончательно рассеялся, его солдаты открыли огонь из легких пушек, вынуждая пруссаков отойти. Даву приказал генералу Подену занять Хассенхаузен и отправить разъезды в сторону находившегося примерно в километре берега Лиссбаха. Даву отчаянно нуждался в поддержке 1-й дивизии Морана и 2-й дивизии Фриана, но они задержались из-за тяжелого перехода через долину Козена. Даву обратился за поддержкой к маршалу Берна-доту, но не получил от него ответа.

Развертывание в боевые порядки

Поден столкнулся с девятью батальонами прусской пехоты генерала Шметгау и сосредоточил свои силы, чтобы занять
Хассенхаузен. Наступление прусской пехоты было отбито шквалом картечи, а плохо организованные вспомогательные атаки прусской кавалерии не принесли серьезного беспокойства закаленным в боях ветеранам Подена. Когда конница Блюхера отошла, чтобы перегруппироваться, французские егеря бросились вперед и захватили пушки прусской артиллерийской батареи.К 8:30 к прусским войскам подошли подкрепления, и она уже вдвое превосходили Подена. Примерно в это же время Блюхер направил десять эскадронов в обход правого фланга Подена, но вновь маневр пруссаков не дал ожидаемого результата, так как на этом участке не оказалось ни пехоты, ни артиллерии, чтобы развить успех. Атака закончилась полным провалом, а сам генерал Блюхер чудом спасся после того, как во время отступления под ним бьиа убита лошадь.

Французские подкрепления

Пауза, последовавшая за неудачной атакой Блюхера, позволила кавалерии Даву наконец добраться до линии фронта.
К ней вскоре присоединились основные силы 2-й дивизии Фриана. Даву направил Фриана к деревне Шпильберг, а большую часть солдат Подена передвинул к северу от Хассенхаузена, предполагая, что именно этот участок подвергнется следующей атаке пруссаков.Он вновь отправил срочную депешу с просьбой о помощи к Бернадоту, но подкрепления от него так и не поступили.

Незадолго до 10:00 герцог Брауншвейгский отдал приказ о проведении генеральной атаки обоих флангов французской позиции. Севернее Хассенхаузена в промежутке между двумя французскими дивизиями наступали войска Шметгау, которые вскоре попали под смертоносный перекрестный огонь противника. Понеся большие потери, пруссаки отступили. Однако южнее деревни сильно уступавшие противнику в численности и оказавшиеся в изоляции части 85-го французского поло чуть бьио не потерпели поражения. Если бы они не сдали позиции, весь фланг французской армии рассыпался бы, и сражение оказалось проиграно. Сам Даву бросился вперед, чтобы поддержать оставшихся в живых солдат, и, возглавив подкрепления, вернуть оставленные позиции в деревне. Таким образом, французская линия бьиа восстановлена, но теперь уже все солдаты корпуса Даву находились в бою.
Соотношение сил изменилось

Имевшие превосходство в численности пруссаки продолжали наступать в
(Продолжение. Начало см. на стр. 26) районе Хассенхаузена - там, где французская оборона была наиболее сильной. Если бы они перенесли свой удар на фланги французских позиций, Даву скорее всего потерпел бы поражение.
Однако постепенно баланс сил на поле боя стал меняться в пользу французов. Герцог Брауншвейгский был тяжело ранен в лицо и лишился зрения. Через несколько минут был смертельно ранен и генерал Шметтау. После гибели своих командиров прусская атака превратилась в серию беспорядочных неско-ординированных столкновений. Порядок удалось восстановить лишь после того, как король Фридрих Вильгельм III лично принял на себя командование. Даву выиграл еще немного времени.Теперь 30 прусских эскадронов развертывались напротив сильно потрепанного левого фланга французов, однако у них теперь было слишком мало места для маневра. Свежие прусские войска (дивизия принца Оранского) также готовились вступить в бой. На этом этапе сражения Даву и III корпус спасли два обстоятельства. Во-первых, Фридрих Вильгельм поступил крайне неудачно, разделив дивизию принца Оранского на две части, чтобы укрепить оба фланга прусского фронта. Целая дивизия, направленная на любой из флангов, возможно, одержала бы победу, но разделенная на части она не могла оказать решающего воздействия на ход сражения. Во-вторых, со стороны долины Козена, наконец, прибыла 10-тысячная дивизия генерала Морана.

Даву атакует

В 11:00 вновь прибывшие войска развертывались южнее Хассенхаузена, на левом фланге Даву. Там передовая пехотная бригада под прикрытием части корпусной кавалерии и двух пехотных батальонов развертывалась в линию из шести батальонных колонн.Генерал Этьен Бруар выполнил такое перемещение четырьмя батальонами 17-го и 30-го пехотных полков. На флангах были размещены 8-фунтовые дивизионные орудия.Двинувшись на запад, эта внушительная сила вскоре достигла позиций 12-го полка 3-й дивизии у Хассенхаузена, прибыв в подходящий момент, чтобы остановить очередную атаку прусской пехоты. Колонны, сначала развернувшиеся в линию, чтобы дать несколько залпов по противнику, затем перестроились в каре и встретили штыками атаку 30 эскадронов прусской кавалерии. Другая часть войск Морана закрепилась в развалинах и у живых изгородей деревни.

Пять раз прусские кавалеристы бросались в атаку, но их останавливал шквальный огонь шагах в 30 от позиций противника. Войска Морана вновь развернулись в линию батальонных колонн и атаковали позиции прусской пехоты, ударив в штыки.
Эти великолепные оборона и последующая контратака стали классическим примером тактической гибкости французской армии. Быстрая и хорошо скоординированная контратака стала последним ударом, сломившим волю пруссаков, правый фланг которых обратился в бегство. У них было еще 14 свежих батальонов, пять эскадронов и три артиллерийские батареи, ожидавшие приказа вступить в бой, но Фридрих Вильгельм III уже не верил в возможность победы (его волю парализовало убеждение, что ему противостоят главные силы Великой армии, под командованием самого Наполеона).

Вскоре после полудня Даву перешел в наступление по всему фронту. Вперед двинулись фланги, из-за чего вся линия фронта приняла форму полумесяца. Все три французские дивизии ринулись вперед, вступив в кровопролитный ближний бой. Несмотря на большие потери, Моран добрался до холма Зоннекуппе, где развернул свою дивизионную артиллерию. Фриан выиграл тяжелый бой за Пёппель, захватив более 1000 пленных. К 12:30 вся прусская армия отступала на запад, юг и север. В течение четырех часов французы вели преследование, прежде чем остановились на высотах у Ауер-штэдта. Корпусная кавалерия пыталась и дальше преследовать противника, но, как и у пехоты, силы ее оказались практически полностью исчерпаны. Примерно в 16:30 Даву отдал приказ всем своим войскам прекратить преследование.

Эта победа дорого обошлась французам. Хотя в бою погибло10 ООО пруссаков и еще 3000 были взяты в плен, III корпус потерял около четверти своего личного состава. Всего 258 офицеров и 6794 солдата были убиты или ранены (3-я дивизия Подена потеряла более 40 процентов своего состава). Однако оставшиеся в живых одержали великую победу. Даву разгромил армию, значительно превосходящую его по численности, и этим решил исход кампании - маршал сделал то, чего не удалось добиться Наполеону при Йене.Теперь план Наполеона состоял в том, чтобы окружить и уничтожить отступающую прусскую армию. У него был свежий, не участвовавший в боях I корпус Бернадота, который мог взять на себя организацию преследования, тем более что его командир горел желанием вернуть себе благосклонность императора. Бернадот только благодаря милости Наполеона избежал военного трибунала, и теперь ему предстояло доказать, что он не хуже Даву.

16    октября Мюрат взял 14 ООО пленных, а Блюхер едва смог оторваться от преследовавшей его легкой кавалерии Кляйна и Лассаля. Мюрат, Сульт и Ней должны были оказать прямое давление на прусские арьергарды, в то время как остальные французские корпуса (I, II, V и VII) были направлены к Галле и Дессау, чтобы отрезать пруссакам пути к отступлению. Хотя большая часть прусской армии смогла избежать первой ловушки, 12-тысячный резерв герцога Вюртембергского был 17    октября захвачен врасплох 1-й дивизией I корпуса в Галле. 5000 солдат сложили оружие.Прусская армия оказалась полностью дезорганизована. Принц Гогенлоэ отступил на север, к Штеттину-на-Одере, а Блюхер с оставшейся артиллерией в это время отходил на запад через Брауншвейг. В течение нескольких следующих дней Великая армия форсировала Эльбу, открывая себе прямой путь на Берлин и Потсдам, которого Наполеон достиг 24 октября. Через три дня частям III корпуса Даву была предоставлена честь формально занять Берлин, что стало официальной высокой оценкой «чуда», которое они совершили при Ауерштэдте.

Пока Наполеон воздавал дань уважения Фридриху Великому на его могиле и устраивал роскошные парады, чтобы произвести впечатление на жителей Берлина.его армия продолжала преследование остатков прусских войск, в то время как с востока приходили тревожные известия о приближении русской армии. После стычки при Цеденике 28-го сдался Гогенлоэ, в результате чего французы получили весь Нижний Одер. Блюхер ушел в нейтральный вольный город Любек, надеясь присоединиться к шведскому полку, но попал в ловушку поблизости от города и был вынужден сдаться после того, как войска Бернадота и Сульта взяли штурмом город, совершив там ужасные злодеяния. Дружеские беседы, которые Бернадот без задней мысли вел со шведскими офицерами, стали первым шагом на пути, который привел его к избранию в 1810 году наследным принцем Швеции. Через несколько дней в осажденном Неем Магдебурге сдался последний прусский гарнизон. Мюрат сообщил, что «сражение закончено ввиду отсутствия противника». Миф о непобедимости прусской армии был развеян. Наполеон теперь безусловно был величайшим полководцем Европы.

В течение всего 33 дней Великая армия уничтожила 20 ООО пруссаков, захватила 140 ООО пленных, 800 пушек и 250 знамен и штандартов. Тем не менее, несмотря на все эти успехи, победа Наполеона оставалась неполной. Прусский король, подстрекаемый своей решительной супругой, отказался заключить мир. Потребовались еще две кампании и сражения при Эйлау и Фридланде, чтобы заставить Пруссию и Россию сесть за стол переговоров. Тем временем 18 ноября делегация французского Сената прибыла в Берлин, но не для того, чтобы воздать почести Наполеону, а умолять его заключить мир. Это был первый признак того, что французы начали подвергать сомнению целесообразность не имеющей пределов военной экспансии Наполеона, за которую приходилось расплачиваться кровью французов и достоянием Франции.