Битва за Новый Орлеан


Чтобы гарантировать успех нападению на Новый Орлеан с моря, британскому командованию необходимо было тщательно спланировать операцию.После того, как англичане отплыли из Балтимора (Вашингтон они захватили в августе 1814 года и неудачное нападение на Форт-МакГенри в Балтиморе совершили 13 сентября 1814 года), американцы пытались спрогнозировать, где противник нанесет следующий удар. Новый Орлеан был одной из наиболее вероятных целей. Город контролировал устье Миссисипи и был в те годы самым богатым в Северной Америке. Однако британские военные специалисты утверждали, что высокие температура и влажность в летний период, москиты, желтая лихорадка и сезон ураганов делают невозможным проведение десантной операции в этом районе до начала декабря.

В ноябре 1814 года англичане начали собирать флот на Ямайке. Там же находились войска, в состав которых входили два черных карибских полка, и которые должны были составить гарнизон Нового Орлеана в летние месяцы, когда условия для белых будут слишком тяжелыми. Флот под командованием адмирала Кокрейна отплыл к Новому Орлеану незадолго до прибытия нового британского командующего генерал-майора сэра Эдуарда Пакен-хэма, который поспешил за ним.К этому времени в американской армии, наконец, началась смена «революционного» верховного командования вышедшим на сцену новым поколением офицеров. Наиболее перспективные из них теперь приняли командование над войсками на юге. Среди них оказался и генерал-майор Эндрю Джексон, который знал, что англичане нападут на Новый Орлеан, но мог только предположить, когда это произойдет. Он считал, что англичане высадятся на побережье залива и двинутся к Батон-Руж Одновременно будет установлена морская блокада, и таким образом Новый Орлеан будет отрезан как с суши, так и с моря.
Сбор союзников

Новый Орлеан вошел в состав Соединенных Штатов только в 1803 году, когда Наполеон продал американскому правительству Луизиану. Эти земли были родиной многих креолов и кайенов-потомков от смешанных браков с испанцами и французами, соответственно. В то же время по соглашению 1783 года Флорида была возвращена англичанами под контроль испанцев, и испанские чиновники в этом регионе проявляли особое расположение к англичанам, которые недавно помогли им восстановить здесь свою власть. Кроме того, у британцев были сильные союзники среди племен коренных американцев. В апреле 1814 года они организовали и вооружили сильный отряд индейцев, несмотря на яростные протесты Джексона в адрес испанских властей.

Джексон предпринял экспедицию в Пенсаколу, которая, после того как ее британский гарнизон бежал, сдалась на милость победителя. По возвращении к Новому Орлеану он, однако, обнаружил, что были собраны всего 1000 солдат регулярной армии и 2000 человек милиционных частей. Городские власти предложили кардинальное решение проблемы: завербовать пиратов из Баратарии (находившейся несколько южнее города), которых возглавлял креол Жан Лафит и его братья. Ранее Лафит сотрудничал с англичанами, а теперь он хотел за свою помощь (и своих войск) получить официальное прощение. Джексон отклонил это предложение. Взамен он убедил законодательное собрание раскошелиться и нанять на службу моряков с шестью канонерскими лодками и шлюпом «Луизиана». Он разместил пять канонерок на озере Борн для
охраны входа в озеро Пончартрейн и собственно Нового Орлеана.

Роковой ветер

Когда британский флот 13 декабря прибыл к озеру Борн, адмирал Кокрейн ожидал, что в соответствии с данными разведки главные позиции американцев будут располагаться в Мобиле. Но в действительности ему пришлось с тревогой наблюдать, как канонерские лодки возвращаются на свою базу, а это означало, что они сообщат своему командованию о прибытии англичан. Однако из-за совпадения двух обстоятельств-низкой воды и береговых ветров-американские канонерские лодки сели на мель на песчаных наносах при входе в гавань. На следующее утро Кокрейн отправил флотилию из 42 баркасов к этим пяти судам противника. Американские корабли были захвачены в рукопашном бою, и теперь англичане могли планировать дальнейшие операции в благоприятной обстановке.

Англичане высадились на острове Пи и оттуда переправили войска на материк, воспользовавшись не по сезону для данных широт зимней погодой. Испанские рыбаки, не испытывавшие никаких симпатий к появившимся здесь в 1803 году американцам, показали англичанам тайный путь, который вывел их к Миссисипи и на дорогу, ведущую к Новому Орлеану. К этому времени Эндрю Джексон, стоявший перед трудным выбором и оказавшийся под сильным давлением Новоорлеанского законодательного собрания и своих собственных советников (а также перед обещанием пиратов предоставить большие запасы пороха, ядер и пуль, собранных в секретном месте, называемом Храмом), согласился зачислить на службу бандитов Лафита. В связи с этим уголовное преследование пиратов было остановлено.

Британские войска тем временем двигались к городу через болота и бесчисленные речушки по извилистому маршруту, на котором все тропинки были заболоченными и топкими. Англичане захватили местного землевладельца-майора Габриэля Вийере, которому не удалось выполнить приказ Джексона и заблокировать канал. Однако он все же смог бежать в Новый Орлеан и сообщил Джексону о маршруте англичан.Джексон, тем не менее, все же полагал, что основные силы вторжения будут двигаться по суше, чтобы отрезать его от Батон-Ружа на севере. Даже получив надежные сведения о приближении 1600-1800 британских солдат, он вновь не посчитал их главной британской колонной. Но все-таки Джексон приказал теннессийским и другим частям укрепить оборону плантаций, которые могли подвергнуться нападению англичан. Получив очередные сведения о движении противника, он направил канонерскую лодку «Каролина» вниз по реке с заданием достичь расположен™ англичан и открыть огонь. Его план-скоординированное ночное нападение по трем направлениям-был крайне амбициозен.

В 17:30 вечер опустился на лагерь англичан. Британский генерал Кин в поместье Вийере чувствовал себя в относительной безопасности. Все говорило о том, что американцы не собираются проводить каких-либо операций, и он был рад дать своим утомленным солдатам возможность отдохнуть. Через два часа по каналу к лагерю подошел корабль. Солдаты в пикетах решили, что это судно снабжения. Внезапно корабль-канонерская лодка «Каролина»открыл по лагерю огонь крупной картечью. В стане англичан начался переполох, офицеры безуспешно пытались в темноте собрать свои войска.

Тем временем американцы выдвинули по дороге два артиллерийских орудия и открыли огонь, давая таким образом англичанам понять, что они имеют дело еще с одной атакой противника. Британскому командиру было ясно, что главную опасность представляют именно эти два орудия. Войска Джексона отступили, и казалось, что орудия достанутся англичанам, но все же благодаря отваге американцев их удалось спасти. Вскоре замолчали и орудия «Каролины», а к англичанам прибыло подкрепление от их флота: на находившихся в 30 км от места боя кораблях услышали гром выстрелов и немедленно поспешили на помощь. Американцы, проникшие в британский лагерь и пытавшиеся захватить пленных, были теперь сами взяты в плен, в то время как их товарищи отступили в густой и влажный туман Миссисипи.

Рациональное отступление

План Джексона был слишком амбициозен. Вначале все шло хорошо, но отсутствие у его войск опыта и сопротивление англичан вскоре сыграли свою роль. Отчаянно сражавшийся за свои два орудия Джексон оказался всего в 20 шагах от противника. Как только бой стал слишком беспорядочным, Джексон отвел войска, посчитав, что ему удалось одержать вполне приличную победу, и на следующий день он может планировать новое наступление. Теперь, коща Джексон понял, что в другом месте англичане, скорее всего, высаживаться не будут, он мог сконцентрировать свои войска на узком направлении между рекой и болотом.

Джексон послал инженеров, чтобы уничтожить дамбу между своими и британскими позициями. Вырвавшаяся на свободу вода затопила равнину, причем глубина здесь достигала 75 сантиметров, что делало невозможной любую атаку. Затем Джексон начал готовить оборонительные позиции. Солдаты вырыли ров 1,2 метра шириной и 3,5 метра глубиной, а из выбранной земли насыпали вал высотой 1,2 метра, укрепив его деревянными кольями. Основой оборонительных позиций, получивших название «Линия Джексона», стали орудия, боеприпасы к которым предоставил со своих складов Лафит. Все солдаты были направлены на работы по возведению укреплений, что вызвало негодование представителей аристократии, входивших в состав униформирован-ной креольской милиции.

Руководители Нового Орлеана начали сомневаться в эффективности действий Джексона. К тому же уровень воды в реке начал падать, и стало ясно, что вскоре равнина подсохнет, а англичане смогут перейти в наступление. Отцы города беспокоились, что взятая Джексоном на вооружение тактика приведет к сдаче Нового Орлеана-и, как следствие, к краху их состояний. 28 декабря 1814 года старший креольский офицер сообщил Джексону о решении законодательного собрания штата сдать Луизиану англичанам, чтобы избежать значительного ущерба от данного конфликта.

День сомнений

На Рождество 1814 года прибыл новый британский главнокомандующий генерал-майор сэр Эдуард Пакенхэм. Он изучил ситуацию, и первой его мыслью было вновь погрузить войска на корабли, а затем высадить их в другом месте. Но штаб убедил его, что решительная штыковая атака обратит американцев в бегство. Все еще полный сомнений, Пакенхэм, тем не менее, решил атаковать американскую линию обороны, несмотря на то, что почва еще не слишком подходила для наступления, а его основной источник снабжения-флот-находился на расстоянии 100 километров.В первую очередь Пакенхэм решил уничтожить корабли «Каролина» и «Луизиана», угрожавшие любому движению к «Линии Джексона». Его артиллерийский офицер, полковник Александр Диксон, установил печь, что позволило начать обстрел раскаленными ядрами. Команда «Луизианы» на баркасах вытащила свое судно из зоны поражения, а «Каролина» была полностью уничтожена огнем.

Теперь Пакенхэм решил проверить свои сомнения относительно лобового штурма и приказал разведать численность противника. Артиллеристам и инженерам было поручено оценить возведенные Джексоном фортификационные сооружения. Утром 28 декабря англичане выдвинули вперед артиллерийские позиции При их приближении американские пикеты отступили. Поскольку англичане теперь находились в 650 метрах от позиций неприятеля, четыре американские батареи открыли огонь, который поддержала находившаяся на реке «Луизиана». Британская артиллерия открыла ответный огонь. Пакенхэм тем временем выяснял возможность атаки по заболоченной местности.

Хотя левый фланг британских позиций и оказался под сильным огнем, их правый фланг оставался в относительной безопасности. Если бы Пакенхэм смог поддержать наступление на этом участке огнем артиллерии, то у британских войск появился бы шанс провести решительную атаку. Британские артиллеристы начали вручную перетаскивать пушки с левого фланга на правый, однако этот маневр осуществлялся очень медленно. К тому времени, как орудия прибыли на место, Пакенхэм решил, что для начала атаки необходимо дождаться прибытия дополнительной артиллерии. Нельзя с полной достоверностью утверждать, что в тот момент у него были шансы на победу. Американцы, находившиеся перед британским правым флангом, оставили свои позиции и отошли ближе к центру. Дорога для наступления была открыта. Однако британский авангард ждало разочарование-пришел приказ отойти назад.

Надежды американцев оживают

Известие о том, что законодательное собрание готово сдать Луизиану англичанам, Эндрю Джексон получил, прибыв на левый фланг своих войск. Он послал в город офицера, который, не найдя губернатора, взял на себя его обязанности, а затем окружил здание собрания солдатами с винтовками с примкнутыми штыками и не пустил туда депутатов. Сенаторы отправились к Джексону, чтобы выразить свой протест против такого возмутительного поступка, но когда они к нему прибыли, то их встретил генерал, только что разгромивший англичан. Джексон был в зените славы: он одержал победу над не знавшими поражений солдатами Веллингтона, которые, в свою очередь, разгромили самого Наполеона. Джексон был совершенно не в настроении выслушивать протесты каких-то политиков.Он начал готовиться к новой атаке англичан, а также продолжал укреплять свои позиции, сделав, как выяснилось позднее, гениальный ход. Его главное преимущество заключалось в превосходстве в артиллерии. Однако пушки американцев при выстрелах зарывались в мягкую почву. Тогда Джексон реквизировал 150 тюков хлопка и забил ими ямы, оборудовав таким образом устойчивые позиции для своей артиллерии. Он также продлил оборонительную линию еще на 800 метров до болота, чтобы обезопасить уязвимый ранее левый фланг.

Пакенхэм также понимал, насколько для успеха операции важна артиллерия. Однако он испытывал недостаток в боеприпасах и столкнулся с большими трудностями при транспортировке морских орудий, поскольку приходилось использовать в основном только физическую силу солдат. Погода была дождливой и ненастной, и английские войска все больше и больше впадали в уныние. Тем не менее Пакенхэм решил атаковать «Линию Джексона» на Новый, 1815 год. Артиллерию подтягивали по ночам, чтобы скрыть подготовку к наступлению от противника. Положение англичан оказалось непростым: артиллерийские позиции не удавалось оборудовать должным образом на рыхлой почве, а лафеты морских 18-фунтовых пушек-самых тяжелых в британской армии-было очень трудно перетаскивать. Бомбардировка началась в 9:00. Через три часа у англичан закончились боеприпасы, и они прекратили огонь. Американские же пушки продолжали стрелять, а «Линии Джексона» не было нанесено серьезного урона. Британцы отложили атаку. Американцы, воодушевленные очередным успехом, решили, что им удалось своим огнем уничтожить британскую артиллерию. Солдатам Джексона и в голову не приходило, что у противника проблемы с боеприпасами. Хотя дезертиры и предупредили американцев о готовящемся прибытии мощных британских морских пушек, в рядах армии Джексона царила эйфория. Британские войска теперь не обладали тем превосходством в силе духа, которое принесло им победу при Бладенсберге и Балтиморе.

Следующие пять дней Джексон занимался укреплением своих оборонительных рубежей. Он мог слышать шум, доносившийся с британских позиций, где солдаты мастерили лестницы и фашины. Англичане готовились к новой атаке. На сей раз основной целью Пакенхэма должна была стать американская батарея на западном берегу. Огонь захваченных пушек предполагалось направить против американской канонерки «Луизиана» и правого фланга Джексона. А поскольку Джексон предпринял меры для укрепления своего правого фланга, главный удар англичане решили направить на левый фланг.

Форсирование реки

Англичане достаточно быстро нашли путь, по которому можно было пересечь реку. Следовало продлить канал Вийере через дамбу вплоть до Миссисипи, это позволило бы войскам погрузиться на лодки на канале и переплыть реку.Обороной американских позиций на западном берегу руководил генерал Дэвид Б. Морган. К его войскам присоединились около 400 добровольцев из Кентукки, которые только что прибыли в Новый Орлеан. Они были плохо вооружены и еще хуже одеты, причем настолько, что женщины Нового Орлеана стали шить им из одеял верхнюю одежду, которой они смогли бы прикрыть свои лохмотья. Позиции на этом участке были плохо защищены: ни Моргану, ни Джексону не пришло в голову, что противник решит захватить пушки на этом фланге и направить их против самих американцев.

Утром 7 января у Моргана было 1066 солдат, в основном плохо вооруженных новобранцев. Он разделил их примерно поровну между неукрепленным передовым постом и плохо укрепленным крепостным валом и батареей. Впрочем, если американские позиции и были крайне слабыми, их, тем не менее, спасло провидение. Согласно британскому плану 1100 солдат должны были сесть в лодки на канале, пересечь дамбу и выйти в реку. Дамба не позволяла воде из реки попадать в канал. Но, если ее разрушить, вода и грязь заполнят окружающее пространство и отнесут лодки к реке. Когда Пакенхэм проснулся в 5:00, ему сообщили, что к реке на тот момент прибыло только 460 солдат. Подготовка к атаке катастрофически отставала от графика. Было уже слишком поздно, чтобы откладывать главное наступление и дожидаться взятия батареи на западном берегу. Когда британские войска, наконец, добрались до западного берега, они увидели сигнальную ракету, за которой последовал рев тяжелых пушек.