Наступление Мольтке в Богемии


После начала военных действий наступавшие прусские войска не достигли значительных успехов, однако Бенедек контратаковать отказался.Стратегия, избранная Мольтке для действий против австрийских войск, выступивших из Ольмюца в июне 1866 года, является одним из примеров активной обороны. Он не собирался просто стоять и ждать, когда подойдет противник. Напротив, Мольтке решил нанести удар и выбить австрийцев из Богемии, а в случае неудачи наступления временно отвести войска за Эльбу.

22 июня Мольтке отдал приказ о наступлении в Богемии, предписав 1-й и 2-й армиям «двигаться на соединение в направлении на Гичин». Для Мольтке этот момент кампании был важнейшим, поскольку тогда обе армии могли быть разгромлены австрийцами поодиночке.16 июня Бенедек все еще находился в Ольмюце. Там он получил телеграмму от Франца Иосифа, требовавшего, чтобы генерал начал действовать. Бенедек отправил уклончивый ответ, сообщив, что его войска должны развернуться на их нынешних позициях к 20 июня, однако на следующий день он отдал приказ выступить 18 июня на Йозефштадт.Хотя некоторые австрийские офицеры настаивали на том, что австрийским войскам необходимо было атаковать пруссаков, пока их армии действуют раздельно, Бенедек продолжал считать своей главной целью армию принца Фридриха Карла. В связи с этим VIII австрийский корпус эрцгерцога Леопольда (вместе с VI корпусом) должен был идти на Йозефштадт, а затем свернуть в направлении реки Изер.Однако эрцгерцог Леопольд не стал немедленно выполнять приказ Бенедека и вступил в бой с противником у Скалица, который был взят пруссаками.

Продолжив наступление и форсировав Изер у Мюнхенгрэца, пруссаки теперь перешли водную преграду во всех ключевых пунктах и сконцентрировали на относительно небольшом участке примерно 100 ООО человек. Затем пруссаки двинулись дальше и взяли стратегически важный узел дорог у Гичина и при этом нанесли тяжелые потери защищавшим его австрийским войскам. Поскольку 2-я прусская армия продолжала развивать наступление, Бенедек теперь не видел иного выхода, кроме как отступить к Кёниггрэцу. Император Франц Иосиф отправил в действующую армию своего личного представителя, полковника Бека, который обнаружил, что австрийские войска и их штаб деморализованы недавними поражениями. Бенедек полагал, что ситуация безнадежна, и лишь перемирие спасет остатки армии. Он уже заявил, что ответственность за эту неудачу лежит на нем, и он готов понести наказание, включая военный трибунал. Однако вскоре боевой дух австрийской армии вновь поднялся, и появились надежды на то, что еще удастся восстановить ситуацию.Между тем Мольтке отдал приказ 1-й прусской армии идти к Кёниггрэцу без каких-либо задержек. 2-я армия должна была пока что оставаться на своих позициях, готовая поддерживать левое крыло 1-й армии.

Поскольку дальнейшая активизация военных действий стала уже неизбежной, обе стороны пришли к выводу, что не располагают достаточным количеством информации о действиях друг друга из-за неэффективности кавалерийской разведки.Эрцгерцог Вильгельм, генерал-инспектор австрийской артиллерии, использовал представившуюся передышку, чтобы тщательно выверить расстановку пушек и просчитать зоны обстрела. Начальник австрийских инженеров представил план скрупулезно продуманной системы траншей и оборонительных сооружений и распорядился, чтобы деревья в районе Садовой были вырублены, а сучья и колья вкопаны в землю с наклоном в сторону противника, создавая таким образом засеки.Эти работы, возможно, усилили уверенность Бенедека в том, что у австрийской армии все еще есть шанс, поскольку она продолжала сохранять значительное численное превосходство и обладала большей свободой действий, чем прусские войска.Прусское верховное командование по мере получения от своей кавалерии новых сведений в результате разведки австрийских позиций активизировало свои действия. Был отдан приказ всем силам 1-й армии выдвинуться на линию фронта, а 2-й армии принца Фридриха Карла - быть готовой поддержать ее левый фланг. Мольтке отдавал себе отчет в том, что его армии все еще могут поодиночке подвергнуться нападению всей австрийской армии, но этот риск был вполне допустимым.

К 05:45 все части вышли на свои позиции. От Эльбской армии был получен доклад, что она достигнет Неханица между 07:00 и 09:00. В 06:00 Фридрих Карл отдал приказ 1-й армии перейти в наступление, несмотря на сильный дождь и холодный, пронизывающий ветер. Когда пруссаки спустились по склону к реке Биштриц, австрийская артиллерия открыла по ним огонь, дав тем самым сигнал к началу сражения. Тем временем 1-я армия вышла к Садовой, и в 07:00 командир 7-й дивизии генерал Эдуард Фридрих Карл фон Франзецки получил приказ выдвигаться вперед. К 07:30 он услышал первые выстрелы сражения при Садовой.8-я дивизия Хорна пересекла Биштриц, несмотря на то, что австрийцы предприняли попытку разрушить мост. Прусские солдаты, используя своикотелки, залили речной водой начавшиеся было пожары.На пути 7-й прусской дивизии находился лес Свипвальд, который защищали два батальона бригады Бранденштейна. Лес занимал территорию, простиравшуюся примерно на 2000 метров с востока на запад и на 1200 метров с севера на юг. В основном он состоял из старых высоких дубов и густого подлеска.Пруссаки атаковали, двинув вперед два фузилерных батальона, и австрийцы начали отступать под их натиском. Вскоре прусский фузилерный батальон занял северную часть леса. Затем пруссаки начали продвигаться к его южной части.В этот момент австрийцы Бранденштейна силами двух пехотных батальонов со стороны Мазловеда контратаковали находившегося в северной части леса противника. Пруссаки удар отбили и в целом захватили контроль над лесом, хотя на некоторых участках ожесточенные бои все еще продолжались.