Польские легионы в Италии 1797-1799



Создавая Польские легионы в Италии генерал Я. Г. Домбровский настаивал на возможно более полном восстановлении в них старых польских традиций и, в частности, формы. Соответственно эти положения были записаны в тексте конвенции, которую Домбровский9    января 1797 г. подписал с Генеральной Администрацией Ломбардии. В ней говорилось: «Уставы, обмундирование, знаки различия и организация частей должны быть как можно ближе к тем, которые существовали в старой армии Речи Посполи-той», а также: «В знак благодарности и единства с Ломбардией польские офицеры и солдаты должны носить контрэполег ломбардских цветов, но при этом кокарда будет французская, т. е. народа  защитника всех свободных людей». На основании этой конвенции началось формирование первых двух польских батальонов: Батальона Гренадер и Батальона Стрелков. И уже 27 января 1797 г. Домбровский представил Генеральной Админис трации Ломбардии 20 гренадер и 20 стрелков одетых по-польски с головы до ног.

При разработке обмундирования для Польских легионов за основу была взята форма Польской Армии, принятая в 1794 г. Гренадеры получили мундир бывшей польской Кавалерии Народовой. Ои состоял из куртки тёмно-синего цвета (поляки называли его «гранатовым») с красно-малиновыми или, как называли поляки, «кармазиновыми» обшлагами, воротником, отворотами фалд и лацканами и тёмно-синих суконных штанов с кармазиновой выпушкой по внешним швам. Стрелки получили точно такой же мундир, но цвет отделки на куртке и штанах был зелёный. Пуговицы у гренадер белого металла, у стрелков  жёлтого. Что касается обуви, то первоначально остановились на коротких сапогах с голенищами до половины икры, в них должны были заправляться штаны. У офицеров лядуночная перевязь, этишкет на шапке и офицерский шарф были серебряные, прошитые кармазиновым шёлком, в соответствии с польскими традициями; знаки различия такие же, как в Польской армии 1794 г.; на левом плече эполет, золотой или серебряный, в соответствии с цветом пуговиц. Контрэполет ломбардских цветов2, предусмотренный конвенцией, носили на правом плече как офицеры, так и солдаты. Его поле было покрыто продольной красно-бело-зелёной лептой, причём по центральной белой полосе шла надпись: «Gli uomini liberi sono fratelli»  девиз легионов, который, если быть точнее, звучал по-итальянски «Tutti gli uomini liberi sono fra-telli» или по-польски «Wszysci ludzie wolni sa bracia», что в переводе значит: «Все свободные люди  братья».

В качестве головного убора для рядовых была введена поначалу шляпа, точный вид которой неизвестен, даже неясно, была ли это обычная двууголка или так называемая «корсиканская шляпа». Но вскоре её заменили для всех чинов на традиционный польский головной убор  шапку-рогагыв-ку, с этишкетом и султаном. Па ней легионеры должны были носить французскую кокарду. Домбровский в своих воспоминаниях подчёркивает, что цвета французской кокарды были похожи па национальные цвета Польши бело-ало-голубые, введенные Четырёхлетним Сеймом после принятия Конституции 1791 г. Следует иметь в виду, что бело-красной польской кокарды тогда ещё не существовало, белая кокарда, принятая в Польской армии до 1794 г., была признана «королевской» и не соответствующей республиканским традициям легионов. Не использовались в легионах и столь известные польские национальные эмблемы, как белый орёл и белый мальтийский крест, которые считались также «королевскими». Необходимо остановиться подробнее на основных элементах формы польской армии 1794 г., восстановленной в легионах \ Польский мундир того времени представлял собой куртку, очень похожую на ту, которую ввёл Потёмкин для русской армии в 1786 году.

Польская куртка, как и «потёмкинская», была довольно короткой, без фалд, лишь спереди её иолы отворачивались, образуя треугольник. Сзади она имела две сборки, а на полах вертикальные карманы с трезубыми клапанами и тремя пуговицами па них. Обшлага прямые, с двумя пуговицами, лацканы с семью пуговицами. Особенность польской куртки заключалась в том, что её лацканы не доходили до пояса примерно на 10    см, и ниже их куртка наглухо застёгивалась на один ряд из трёх пуговиц; обычно это место прикрывалось поясным ремнём, который надевали поверх куртки. В отличие от «потёмкинской», она имела стоячеотложной воротник, причём стоячая (внутренняя) часть была цвета мундира, а отложная (наружная) цвета отделки. Обшлага и лацканы также цвета отделки. В польской пехоте на мундирах рядовых на обоих плечах располагались погоны цвета мундира с выпушкой цвета отделки (по другим данным, погоны были целиком цвета отделки), отвороты пол имели цвет мундира, как и в «потёмкинской» куртке, но по краю шла широкая полоса цвета отделки; для офицеров отвороты выполнялись полностью цвета отделки. К мундиру полагались суконные штаны одного с ним цвета с кантом по внешнему шву цвета отделки. В польской пехоте и Кавалерии Народовой 1794 г. мундиры и штаны были тёмно-синего цвета, в артилле-
рии и у стрелков  темно-зелёные. Что касается цветов отделки, то в пехоте и кавалерии каждый полк имел собственный цвет.

Другая особенность польской формы 1794 г.  шапка рогатывка, ныне широко известная как «конфедератка». Она была относительно невысокая, в среднем на 2-3 см ниже уланских киверов эпохи наполеоновских войн, имела четырёхугольный суконный верх, чаще всего мягкий, но иногда с каркасом из китового уса, и меховой околыш, обычно из овчины. С левой стороны посередине крепилась кокарда, причём довольно низко  над самым околышем, а непосредственно над кокардой  высокий волосяной султан. Иногда на шапку подвешивался этишкет. У офицеров, кроме того, между околышем и верхом пришивался серебряный или золотой галун. Такую шапку в Польской армии 1794 г. носили лишь офицеры и «товарищи» (шляхтичи на должностях рядовых) в Кавалерии Народовой. Рядовому составу в пехоте предписывалась каска своеобразный низкий кивер с двумя козырьками, султаном и волосяным гребнем, рядовым Артиллерии и Стрелков  шляпы, а «пахолки» Кавалерии Народовой (рядовые, набиравшиеся из крестьян) имели гусарский кивер типа «мирлитон».

Стоит отметить, что, несмотря на стремление Домбровского как можно точнее копировать старую польскую форму, всё же отличия новой формы от неё были весьма существенные. Прежде всего, в старой польской армии рогатывка считалась привилегией лишь офицеров и шляхтичей. Теперь в Польских легионах рогатывка была принята для всех чинов без исключения, даже для стрелков и артиллеристов, которым, если точно следовать логике польских традиций, скорее подошла бы шляпа, введенная первоначально. Далее, были нарушены традиции и в отношении стрелков. В польских полках к 1794 г. существовали стрелковые роты, которые иосили форму с отделкой цвета своего полка, по цвет формы у них .О формировании и боевом пути Польских легионов в Италии ем. статью «История 11ольских Легионов» в альманахе «Император» № 3.Ни одного подлинного контрэполега не сохранилось, нет также ни одного изображения того времени польского офицера с таким контрэполетом. Все это наводит на мысль, что поляки пренебрегали своими обязанностями и часто его не носили. Внешний вид контрэполега восстановлен крупнейшим польским исследователем эпохи Легионов Яиом Пахоньским но письменным источникам. ! Приведенные в статье фотографии мундиров и предметов униформы польских офицеров армии Костюшко 1794 г., которые были приняты за основу при создании формы Польских легионов в Италии, взяты из книги: Zygulski Zdzislaw, Wielecki Henryk «Polski mundur wojskowy» Krakow 1988.

Есть версия что польская куртка, как и вся польская форма образца 1789 г., была в значительной степени скопирована с «потёмкинской». Однако куртка подобного покроя существовала в Польской армии и до 1786 г., но лишь для Кавалерии Народовой, гак что вопрос, кто у кого позаимствовал, остаётся открытым и гребует специального исследования. Одновременно шло формирование 3-го батальона Людвига Дембовского, и Домбровский приказал изготовить для него мундиры с небесно-голубыми лацканами и белыми пуговицами. Дело продвигалось туго, и для упрощения процесса Домбровский велел шить мундиры рядовым без эполета (вероятно имелся в виду контрэполет ломбардских цветов, оговоренный конвенцией), но, считая головной убор одним из основных элементов формы, распорядился сделать «шапки (рогатывки) чёрные, с околышем из голубовато-серого бараньего меха, с алым султаном и этишкетом из витого бело-кармазинового шнура».При штабе легионов была создана комиссия, занявшаяся разработкой образцов формы для всех польских частей. Основным цветом мундира для Главного штаба легионов и пехоты был принят тёмно-синий, для артиллерии зелёный. Цвет отделки (лацканы, воротник, обшлага, отвороты пол на куртке, выпушка, лампасы па рейтузах и пр.) избирался таким образом, ч тобы по возможности восстановить традиционную форму лучших частей Польской армии 1794 года.

Для Главного штаба легионов была избрана кармазиновая отделка и серебряные пуговицы, при этом за образец взяли мундир Польской Кавалерии Народовой.

Цвет отделки в батальонах следующий:

1-й    батальон 1-го легиона  кармазиновый, пуговицы и эполеты серебряные; за основу взята форма Польской Кавалерии Народовой;

2-й    батальон 1 -го легиона  зелёный, пуговицы и эполеты золотые; за основу взята форма 3-го Пехотного полка Булавы Поль-ной Литовской;

3-й    батальон 1-го легиона  жёлтый, пуговицы и эполеты серебряные; за основу взят мундир Ю-го полка Пехоты Коронной Ор-динации Рыдзиньской шефства генерала Игнация Дзялыньского 1 -й батальон 2-то легиона - чёрный, пуговицы и эполеты серебряные; за основу взята форма 8-го полка Пехоты Литовской имени Радзивиллов;

2-й    батальон 2-го легиона небесно-голубой, выпушка красная, пуговицы и эполеты серебряные 7; за основу взят мундир 16-го полка Пехоты Коронной (имел прозвище «Понтонёры»); Однако следует отметить, что хотя эта принятая расцветка и пред-:тся польскими историками как строгое следование традициям, но на деле прототипы просто подбирались под уже существующую отделку в батальонах гренадер, стрелков и фузилёров. Кстати, здесь в изложении польских историков возникает неувязка: 1-й батальон 2-го легиона (бывший батальон фузилёров) согласно вышеприведенным данным получил мундиры с чёрной отделкой, тогда как к тому времени уже носил небесно-голубую отделку, которая предписывалась теперь 2-му батальону 2-го легиона. Предположение, что в условиях постоянного дефицита финансов всему батальону пошили мундиры заново или что два батальона поменялись мундирами друг с другом, кажется маловероятным, и разрешить эго противоречие пока не представляется возможным.

Артиллерии предполагалось со временем дать тёмно-зелёный мундир с чёрной отделкой и золотыми пуговицами и эполетами по образцу Польской Артиллерии Коронной, а пока польские канониры должны были носить мундир ломбардских артиллеристов. Впрочем, первый мундир цизальпинских артиллеристов из Ломбардского легиона довольно сильно напоминал польский артиллерийский мундир: он также был тёмно-зелёный с чёрной отделкой и отличался лишь покроем, который был близок к австрийской куртке, в частности, сначала не имел лацканов на груди. Но, похоже, польским артиллеристам пришлось носить не его, а введенный примерно в то же время для цизальпинской пешей артиллерии новый мундир фрачного покроя. Он был зелёного цвета, воротник, обшлага, лацканы и клапаны на обшлагах  чёрные, всё с красной выпушкой; отвороты фалд красные, погоны зелёные, пуговицы белого металла. Его носили с зелёным камзолом и такими же штанами, чёрными гетрами и чёрной двуугольной шляпой. Снаряжение было пехотного образца, все ремни  белые. Обмундирование польским артиллеристам выдавали из цизальпинских магазинов.

Мундиры для польских частей шили в большой спешке, при недостатке финансовых средств, в результате они получились очень дурного качества и лишь отдалённо напоминали прежнюю польскую форму. Сказывалось незнание местными портными польских образцов и стремление «сэкономить» побольше сукна, поскольку «обрезки» традиционно оставались им, из-за чего мундиры выходили маленькими и не подходили рослым полякам, а лацканы были гораздо уже, чем полагалось. Согласно рапортам командиров батальонов, приводимым Пахоньским, легионерам не хватало «патронных сумок, ранцев, плащей и шинелей, галстуков, белья, султанов на шапки, музыкальных инструментов для оркестра и флейт». Хотя официально в легионах были приняты лишь суконные штаны (тёмно-синие для пехоты и тёмно-зелёные для артиллеристов). но в документах чаще всего упоминаются поставки для батальонов летних белых полотняных штанов, которые, по-видимому, предпочитали уставным. Что же касается снаряжения, то оно, несомненно, было либо французским, либо из захваченных австрийских запасов: ранцы, шинели и плащи, фляги, патронные сумки, а также палатки, котлы и кухонные принадлежности  всё выдавалось по требованиям с итальянских складов, и во всём этом ощущался всегда существенный недостаток.

Похоже, итальянцы снабжали в первую очередь свои части, а потом уже поляков. Неясно, использовалось ли в легионах стандартное французское снаряжение; практически на всех изображениях польские легионеры показаны с тесаками, причём в большинстве случаев он крепится в лопасти, пришитой к поясному ремню, что позволяет распознать в нём типичный предмет снаряжения австрийского пехотинца, из трофейных запасов. Особенно остро всегда стоял вопрос с обувыо. Первоначально, как уже отмечалось, были выбраны короткие сапоги с голенищами до половины икры. Но денег постоянно не хватало, и командование не могло снабдить всех легионеров уставной обувью. Иногда целые роты оставались по существу босыми. Из положения каждый выходил как мог, в дело шли всевозможные образцы цивильных ботинок, а для утепления, особенно осенью и зимой, ноги обматывали любым старым тряпьём. По подобная обувь чрезвычайно портила вид строя. Первым проблему попытался решить командир 5-го батальона Шаманд: он приказал купить чёрного сукна и пошить из него для всего состава батальона короткие гетры, по высоте уставных сапожек. Почин подхватили в других батальонах, и с тех пор в легионах соседствовали низкие сапоги и короткие гетры.

Что касается вооружения, то сначала поляков снабдили трофейным австрийским оружием. Это были различные типы кремнёвых ружей образца 1754, 1774 и 1784 гг. Австрийское пехотное ружьё образца 1784 г. имело калибр 19 мм. Гарнитура ложа  стальная, что являлось отличительной чертой австрийского оружия. Шомпол тоже стальной. Длина штыка — 43 см. Эти штыки доставляли много хлопот польским солдатам, из-за плохой закалки они легко тупились и ломались. Стрелки использовали также австрийские штуцера с нарезными стволами, у которых, однако, очень часто выходили из строя замки. Постоянно поднимался вопрос о перевооружении легионеров французскими ружьями с мануфактуры Сен-Этьена, но положительно он решился лишь в Марселе в 1800 г. Польские артиллерийские роты имели трофейные австрийские орудия.
29 июня 1797 г. было объявлено об учреждении Цизальпинской республики. Польские легионы автоматически переходили па её службу, но при этом должны были подписать новую конвенцию, что и было сделано 17 ноября 1797 г. В общих чертах она повторяла прежнюю. Польские части получили официальное название «Польские Вспомогательные Легионы Цизальпинской республики» (позднее оно было изменено на «Польский Вспомогательный Корпус на службе Цизальпинской республики»), добились сохранения своей национальной формы, но должны были носить уже цизальпинскую зелёно-бело-крас-ную кокарду. Однако польские солдаты так и не надели цизальпинскую кокарду и, вопреки договорённости, оставили свою старую, французскую.

На основании Конвенции от 17 ноября 1797 г. легионерская артиллерия также получала право носить польский национальный мундир. В связи с этим было решено поторопиться с заменой формы хотя бы для офицеров. Согласно рапорту от 8 декабря 1797 г., приводимому Пахоиьским, приказ об обмундировании в польские «народные «мундиры» был принят с таким энтузиазмом, что, несмотря на денежные затруднения. к 30 ноября все офицеры уже щеголяли в новых польских артиллерийских мундирах. Канонирам же были сохранены пока их итальянские мундиры. Так, согласно одной ведомости, 31 октября им было выдано 37 итальянских мундиров фрачного покроя, 365 суконных и 10 хлопчатобумажных жилетов, столько же пар штанов, 206 плащей, обувь на весь состав батальона, и для половины состава  бельё и шляпы с помпонами. В ведомости ещё упоминаются 72 серебряных галуна для унтер-офицеров. Из этого можно сделать вывод, что па тот момент лишь офицеры перешли на отделку золотом в соответствии с польской традицией. Позднее, уже в начале 1798 г., во время стоянки в Фолиньи, Домбровский собрал портных со всей округи и велел переделать длинные «фраки» канониров одной из рот польской артиллерии на польские куртки. К концу 1798 г. были перешиты мундиры и во всех остальных ротах. Домбровскому удалось добиться изготовления знамён для батальонов в польских цветах  сине-бело-кармазиновых (цвета мундира польской Кавалерии Народовой). Их вручили батальонам I апреля 1797 г. До нашего времени сохранилось лишь одно из них  знамя 1-го батальона фузилёров. Оно было захвачено, по данным австрийцев, во второй день битвы на Трсббии австрийским драгуном Лоренцом Бауэром из полка Карачая. Сейчас знамя находится в Военном музее в Вене. Следует отметить, что оно почти в точности повторяет рисунок знамён, вручённых итальянскому Ломбардскому легиону, а возможно и другим легионам Цизальпинской армии. Отличие заключается лишь в основных цветах (польское знамя  сине-бело-кармазиновое, а итальянское  зелёно-бёло-красное) и разных надписях. Таким образом, данное знамя можно считать типовым, а следовательно, велика вероятность, что знамёна того же образца получили и все остальные батальоны.

Командование легионов мечтало о создании кавалерийского полка, но это удалось осуществить лишь 30 декабря 1798 г. в районе Капуи. 150 лошадей достали из конюшен Неаполитанской королевской гвардии. Официально полк состоял из 2-х эскадронов по 2 хоругви (роты) в каждом. Реально же 1-й эскадрон имел 2 хоругви по 50 человек в каждой, а 2-й эскадрон представлял собой не более чем кадры. Кавалерия легионов получила мундир Польской Кавалерии Народовой, а в качестве вооружения предписывались сабли, пики и пистолеты. Пики пришлось изготавливать самим, так как в Италии ими не пользовались и делать не умели.

Летом 1798 г., когда Домбровский с 1-м легионом находился ещё в Риме, встал вопрос о замене мундиров для всего состава легионов. Согласно цизальпинскому регламенту срок службы мундира составлял 2 года. Однако, хотя со времени обмундирования частей прошёл всего годе небольшим, мундиры пришли в полную негодность. Попытка решить этот вопрос вылилась в затяжной конфликт между командованием легионов и Цизальпинским Военным министерством. Дело в том, что ещё в мае 1797 г. генерал Бонапарт обратил внимание на «слишком разноцветные» мундиры польских батальонов. Соответственно тогда же было выпущено распоряжение, которое предписывало эти мундиры по мере износа заменять новыми образцами, унифицированными в части расцветки для всех батальонов каждог о отдельного легиона. При этом мундир оставался тёмно-синим, но с отделкой ломбардских цветов, т. е. в красио-бело-зелёных тонах. Такой приказ шёл вразрез е взглядами Домбровского, и, чтобы обойти CI O и не исполнять, он ухватился тогда за разрешение солдатам донашивать уже порядком истрёпанную форму. Теперь Цизальпинский Военный министр (им являлся французский бригадный генерал Мартен Виньоль) категорически настаивал на исполнении прежнего распоряжения. Домбровский бурно протестовал, уверяя, что цвета лацканов установлены в соответствии со старыми образцами и напоминают солдатам о славных польских традициях, в крайнем случае, соглашался лишь на изготовление шапок для легионеров в цизальпинских цветах (зелёно-бело-красных). Впрочем, далеко не все в легионах разделяли мнение Домбровского, например, генерал Кароль Княжевич считал такую унификацию даже полезной, высказывая убеждение, что для преемственности традиций лучших частей старой Польской армии «вполне достаточно было бы номеров па мундирных пуговицах».  В результате вышло распоряжение от I октября 1798 г., унифицирующее форму в Польских легионах подобно тому, как это было сделано в цизальпинских частях. Генерал Домбровский выступал решительно против, требовал прислать письменный приказ, и Виньоль действительно прислал его 29 октября. Домбровскому пришлось подчиниться. Текст этого распоряжения опубликован Пахоньским и представляет значительный интерес. Во-первых, это единственный дошедший до нас детальный регламент обмундирования Польских легионов. Во-вторых, если не принимать во внимание предмет спора между командованием легионов и Военным министром (как-то отделка лацканов и шапки в цизальпинских цветах), то резонно предположить, что этот документ лишь утверждал элементы униформы, уже носимой до того в легионахч.

Согласно новому постановлению цвета отделки мундиров были унифицированы для каждого из двух легионов, 1-му предписывалась малиновая (кармазиновая) отделка, 2-му  алая. Для чинов штаба устанавливалось следующая форма. Мундир генерала в точном соответствии с польским образцом 1794 г., но с добавлением красно-бело-зелёной ленты (цизальпинских цветов) на правом плече (вероятно, имеется в виду повязка на рукаве) с надписью на средней (белой) полосе на польском языке: «Wszysci ludzie wolni sa bracia» (девиз легионов). Форма адъютантов генералов: тёмно-синяя куртка с кармазиновой отделкой и серебряными пуговицами, белый камзол, тёмно-синие рейтузы с кармазиновыми лампасами, шапка (рогатывка) кармазинового цвета с серебряным галуном, околыш из чёрной кожи, а не из овчинного меха, как было принято в польской армии 1794 г., а также знаки, присвоенные его рангу. Должность адъютанта в соответствии с французской традицией обозначалась повязкой определённого цвета на левом рукаве. Для адъютанта генерал-лейтенанта она была кармазиновой (малиновой), для адъютанта генерал-майора 10  гранатовой (тёмно-синей). Повязка имела на конце шёлковую трёхцветную бахрому «польских национальных цветов» (по-видимому, красно-бело-голубую).

Артиллеристы отличались тёмно-зелёными мундирами с чёрной отделкой 11 и золотыми пуговицами. Они должны были также носить белый жилет и чёрные суконные рейтузы с зелёными лампасами. Шапка (рогатывка) тёмно-зелёная, с чёрным кожаным околышем и золотым галуном; султан из чёрных перьев, верхушка  из алых; метлица кокарды золотая. Новый польский мундир артиллерия получила 16 ноября 1798 года. Пехоте оставили традиционный тёмно-синий мундир, но с отделкой, однородной для каждого отдельного легиона. При этой форме носили белый жилет. Шапка у унтер-офицеров и рядовых была тёмно-зелёная, с квадратным дном и ало-белой выпушкой по швам (возможно, кант из крученого белокрасного шнура), околыш суконный или покрыт сукном прежнего батальонного цвета. В I-м легионе 1-й батальон имел малиновый (кармазиновый) цвет околыша, 2-й батальон  зелёный, 3-й батальон жёлтый; во 2-м легионе I -й батальон  чёрный, 2-й батальон  небесно-голубой, 3-й батальон  алый. Султаны на шапках были волосяные, трёхцветные (французских цветов), но для гренадер полностью алые, а для стрелков полностью зелёные. С 23 ноября было разрешено элитным ротам (гренадерам и стрелкам) иметь нижнюю треть султана цвета батальона.

Шапка офицеров пехоты, в отличие от рядовых, была тёмно-синяя, а у штаб-офицеров с выпушкой цвета легиона. Этишкет у всех серебряный с добавлением кармазиновых нитей, заканчивался кистью. Султан у офицеров ало-бело-голубой, в гренадерских ротах целиком алый, в стрелковых целиком зелёный, а с 23 ноября  с добавлением различий по батальонам (как у рядовых).  Разрешалось исполнять службу в куртке (мундире) с застёгнутыми лацканами, в этом случае надевали только ремень, без шарфа. Темляк серебряный, прошитый кармазиновой нитью, с кистью. На левом плече носили эполет, а на правом  трёхцветный, цизальпинских цветов контрэполет (красно-бело-зелёный) с надписью: «Tutii gli uomini liberi sono fratelli», в полном соответствии с Конвенцией от 9 января 1797 г. В пехоте эполеты были серебряные, гладкие, а в артиллерии  золотые, подшиты, как и контрэполеты, сукном батальонного цвета. Польские легионеры носили причёску «а-ля Костюшко»  длинные волосы примерно до половины воротника. Первым ввёл её в своей бригаде в 1792 г. Костюшко, и она была тогда непопулярной. Гренадеры должны были иметь усы и, кроме того, рост более 1,7 м.Знаки различия чинов точно соответствовали тем, которые существовали в польской армии до 1794 г. У генералов они обозначались вышивкой в виде зигзага на воротнике, обшлагах и на шапке (рогатыв-ке), для генерал-лейтенанта  2 ряда вышивки, для генерал-майора 1 ряд. Штаб-офицеры носили поперечные лычки на эполетах (их называли «шпалами»): шеф легиона (полковник) 4. майор легиона  3, шеф батальона (подполковник)  2, майор (батальона) 1. Знаки различия для обер-офицеров  звёздочки на эполетах: капитан  4, поручик — 3, подпоручик  2, хорунжий (прапорщик)— 1. Знаки различия унтер-офицеров, судя по описанию, соответствовали принятым во французских республиканских войсках, а не польской системе образца 1794 г. Это были галуны, серебряные или золотые (по прибору), подшитые сукном цвета отделки мундира. Старший сержант имел 2 галуна, сержант 1 галун, фурьер I галун выше поктя, капрал — 2 белые полоски из тесьмы на каждом рукаве.

Шпоры полагались тем, кто нёс службу верхом.

Представители медицинской службы (врачи и санитары) носили куртку и рейтузы небесно-голубого цвета с чёрной отделкой и белыми пуговицами, а также белый камзол.Фельдшер легиона (по-видимому всё же старший врач легиона) носил шапку штаб-офицера, а батальонный фельдшер  шапку обер-офицера. Знаки различия фельдшеров легионов и старшего фельдшера артиллерии соответствовали знакам различия капитана, а батальонные фельдшеры носили только серебряный галун на аоротнике. Ездовые были одеты в куртки серого цвета с тёмно-синей отделкой и имели круглую шляпу с белой бляхой спереди, на которой стоял номер легиона. Конская сбруя, оголовье, подперсье и лахвы, поводья и ремии стремян выполнялись из гладкой чёрной кожи, пряжки белые. Чепрак тёмно-сипий, суконный, пораю шла полоска цвета отделки легиона 'малиновая или алая) шириной 3 дюйма. Поверх неё посередине нашивалась шёлковая белая тесьма шириной 1 дюйм. В артиллерии офицерский чепрак был зеленый с чёрной обшивкой по краю и золотой шёлковой тесьмой на ней, в углах чепрака чёрные Гренады.

Большинство офицеров, исполнявших свою службу верхом (в том числе и артиллеристов), носили тёмно-синий мундир с малиновой отделкой и белыми пуговицами, сапоги венгерского (гусарского) образца с вырезом вверху и с железными шпорами. «Шапка» высокая, кармазинового цвета, обшитая но околышу черной кожей, с белым шерстяным этишкетом, перевитым кармазиновой нитью. Султан трёхцветный, французских цветов, тоже высокий, обычно из перьев |2. Лядунка чёрная, поясной ремень и перевязь белые. Вместо палаша они носили саблю лёгкой кавалерии, рядовые пику длиной 5 локтей (288 см) с железным остриём и красно-бело-синим прапорцом (флюгером). Конский убор из чёрной кожи.
Кроме того, были введены меховой вальтрап венгерского образца и чепрак из тёмносинего сукна е кармазиновой обшивкой по краю и белой тесьмой на ней.

Возникает закономерный вопрос: насколько это распоряжение было претворено в жизнь? Известно, что мундиры для польских легионов начали шить уже в ноябре 1798 г. специально образованные для этого цизальпинские компании в Милане и Мантуе. Но также известно, что шитьё мундиров для I -го легиона растянулось почти на нолгода, главным образом, из-за недостатка цветного кармазинового сукна Из-за этого, как упоминает Пахоньский. в конце 1798 г. Домбровский распорядился закупить в Риме на отделку зелёное и жёлтое сукно. Если это действительно было исполнено, то может означать лишь то, что командование легионов вынуждено было вернуться к прежней расцветке лацканов для разных батальонов, и, значит, вполне допустимо, что 2-й батальон опять оказался с зелёной отделкой, а 3-й батальон — с жёлтой. Пахоньский нигде прямо не говорит, какого цвета лацканы получили 2-й и 3-й батальоны. Молчат об этом и другие источники. Так что вопрос о том, могли ли польские солдаты в кампании 1799 г. наряду с кармазиновыми носить жёлтые и зелёные лацканы, остаётся открытым. Его могли бы прояснить дополнительные документы, но они, к сожалению, сгорели вместе с миланским архивом. Кроме того, многочисленные трудности заставляли Домбровского собственными распоряжениями, без санкции свыше, упрощать покрой мундира, делая его дешевле. Так, из-за отсутствия денег на камзолы, он приказал шить мундиры «целиком застёгивающиеся». В этом случае лацканы доходили до пояса, мундир застёгивался наглухо, и из-под него не мог быть виден камзол. Если это так, то новый мундир легионеров следует считать первым вариантом уланской куртки, получившей затем широкое распространение во всех армиях в наполеоновскую эпоху. Эго подтверждает и единственный сохранившийся «малый мундир» самого Домбровского, он скроен именно таким образом. Возможно, тогда же от стояче-отложного воротника начали переходить к стоячему. С изготовлением польских шапок также возникли трудности, Домбровскому даже пришлось отдать портным в качестве модели свою. Так что шапки-рогатывки могли сильно отличаться. Хотелось бы особо отметить, что ни один польский источник не подтверждает сведения о том, что в польской пехоте носили рогатыв-ки зелёного цвета.

7 марта 1799 г. вышло дополнительное распоряжение об обмундировании Кавалерийского полка. Согласно этому документу офицеры должны были иметь на одном плече серебряный аксельбант со знаками различия. а на другом контрэполет. В остальном одежда офицеров и солдат такая, как в 1-м    легионе (отделка мундиров кармазиновая), но при этом шапки у офицеров амарантовые (светло-малиновые) с околышем из чёрной овчины, конский убор такой же, какой был предписан штаб-офицерам 1-го Легиона. Хоруг ви распознавались по определённой последовательности цветов (синего, белого, красного) на султанах и ггра-порцах |4, на тех и других она была одинаковой и сверху вниз цвета такие: для 1-й роты 1-го эскадрона — тёмно-синий, белый, красный; для 2-й роты I-го эскадрона красный, белый, тёмно-синий; для 1-й роты2-го    эскадрона — белый, тёмно-синий, красный; для 2-й роты 2-го эскадрона красный, тёмно-синий, белый.