Траншейная война


На севере основные бои шли в районе Гоммекура и Бомон-Амеля. Успех в этот день был на стороне немцев. эммекура, в северной части британского фронта, 3-я армия генеала сэра Эдмунда Алленби должна бьша наносить отвлекающий удар. Предполагалось, что атака силами двух территориальных дивизий отвлечет немецкую артиллерию и резервы от главного удара на юге. В то же время командование надеялось в ходе операции срезать немецкий выступ, вдававшийся в британские позиции. План предусматривал нанесение в 8:00 ударов во фланги выступа в районе деревни Гоммекур. Оборонительные позиции на выступе были усилены после того, как немецкие наблюдатели заметили активность в стане противника. Кроме того, гарнизон выступа пополнился тремя полками, что отвечало задачам британского плана по оттягиванию немецких резервов подальше от направления главного удара на юге.

46-я и 5б-я британские дивизии готовились к наступлению: ночью входившие в них солдаты отрыли дополнительные
траншеи, чтобы оказаться как можно ближе к защитным линиям из колючей проволоки противника. Сырая погода существенно затрудняла реализацию этих планов, и лишь немногие солдаты смогли за неделю, предшествовавшую 1 июля, поспать хотя бы одну полную ночь. Рабочих рук не хватало, причем настолько, что пришлось отказаться от планов использования отравляющих веществ, потому что у солдат не было времени перетащить баллоны с ними. Однако дымовые снаряды все же доставили, и 46-я дивизия пошла в атаку под прикрытием густой дымовой завесы. Тем не менее, все последующие действия обернулись трагедией.

Непредвиденное препятствие

К 7:30 1 июля дым перед исходными траншеями 46-й дивизии был очень густым, и из-за этого у англичан возникли серьезные трудности в руководстве войсками. Но хуже всего оказалось то, что колючую проволоку разрушить не
удалось. Немецкие войска были готовы к бою, потому что их наблюдатели засекли группы британских солдат, двигавшихся к исходным позициям для атаки. Британская артиллерия открыла огонь согласно расписанию. Однако массированный огонь немецкой артиллерии, пулеметов и винтовок также обрушился на англичан. Только несколько солдат наступавшей справа 137-й бригады смогли добраться до немецкой линии обороны. 139-я бригада ворвалась в немецкие окопы, но ей не хватало солдат, чтобы закрепиться на занятых позициях. Немецкие снаряды, рвавшиеся на ничейной земле, не позволяли противнику подтянуть подкрепления и создали благоприятные условия для контратаки.

Южнее 56-я дивизия добилась серьезного успеха. Она неожиданно успешно преодолела заграждения из колючей проволоки и прорвалась через две линии окопов. Основное сопротивление немцы сосредоточили на редуте Керна, но к тому времени, когда солдаты 56-й дивизии прокладывали себе путь к Гоммекуру, там не было никого из солдат 4б-й дивизии. Огонь немецкой артиллерии не давал возможности британским войскам пересечь ничейную зону. Нельзя бьио ни подтянуть подкрепления, ни подвезти боеприпасы. И самым ужасным стало то, что теперь немцы могли заняться солдатами 5б-й дивизии. В сумерках англичан выбили из захваченных ими немецких позиций. 5б-я дивизия потеряла 4300 человек, 4б-я дивизия - 2455 человек.
Бомон-Амель

Местность южнее Гоммекура была удобной для обороны. Линия немецких окопов проходила через высоту, откуда открывался хороший вид на позиции, занимаемые частями VIII британского корпуса. Деревни Сер и Бомон-Амель, дефиле «У» и редут Хеуторн на господствующей высоте на севере ущелья превратили в неприступную крепость.Чтобы прорвать эти позиции, генерал-лейтенант сэр Айлмер Хантер-Уэстон решил использовать практически все свои силы (четыре дивизии) для одновременной атаки на Сер, Бомон-Амель и расположенную между ними высоту Редан-Ридж. План состоял в том, что основные силы 31-й (северной) дивизии должны были ворваться во вражеские окопы, развернутые под прямым углом и тем самым прикрыть фланг 4-й армии. Чтобы преодолеть расстояние до вражеских позиций двум бригадам этой дивизии предстояло начать выдвижение в ничейную землю к 7:20. В назначенное время 94-я бригада должна была начать штурм высоты.

Почти сразу стало ясно, что операция пошла не по плану. Дымовую завесу поставили неудачно, и хотя немецкие проволочные заграждения были в значительной степени разрушены, уже через несколько минут атакующие оказались под пулеметным огнем. За этим последовали хаос и кровавая бойня. В некоторых местах небольшие группы солдат достигли линии немецких окопов. Части 11-го Восточно-Ланкаширского полка добрались до деревни Сер, но были там уничтожены.
Все попытки оказались напрасными. Потери же бьии настолько тяжелыми, что целые батальоны фактически прекратили существование. Дивизия потеряла 3600 человек, не достигнув ни одной из поставленных целей.

Атака 4-й дивизии

Справа от 31-й дивизии наступала 4-я дивизия (от Хейденкопфа (слева) до Редан-Ридж (справа)). Несмотря на то, что британская артиллерия вела огонь, немцы также начали обстрел. Атакующие части обошли Хейденкопф с фланга и ворвались в главную линию немецких окопов. Однако на правом фланге проволочные заграждения практически не пострадали, и англичане застряли на ничейной земле. Британские войска понесли большие потери от огня немецкой артиллерии и пулеметов у высоты Редан-Рижд и у Сера. Оказавшись под обстрелом с трех сторон, при том, что огонь британской артиллерии был теперь перенесен далеко вперед, солдаты в районе Хейден-копфа оказались в незавидном положении. Практически не имея возможностей для маневра, потеряв большинство офицеров убитыми и ранеными, они еще и не имели никаких контактов с тылом. Немцы вернули свои позиции утром следующего дня.

29-я дивизия оказалась перед сильно укрепленными немецкими позициями у Бомон-Амеля. План ее атаки предусматривал использование в своих интересах немногие слабые места в немецкой обороне. Британцы прорыли туннель и установили заряды под редутом Хеуторн. Их взрыв помог бы захватить высоту и получить великолепный наблюдательный пункт. На рассвете войска стали выдвигаться вперед по отрытым траншеям. В 7:20 рванули заряды, и на немцев обрушился огневой вал, созданный британской артиллерией. Два взвода 2-го Королевского фузилерного полка бросились вперед,
стараясь добраться до образовавшейся воронки, в то время как минометы, расположенные на закрытых позициях, начали обстрел немецких проволочных заграждений и передовых окопов. В 7:30 началась главная атака.

План потерпел неудачу практически сразу. Через минуту после взрыва зарядов немцы бросились вперед, чтобы захватить воронку. В это время силы атакующих оказались скованными. Около 10:30 в ходе решительной контратаки сопротивление англичан, у которых подошли к концу боеприпасы, у редута Хеуторн было сломлено, и те, кто остался в живых, возвратились на исходные позиции. Потери оказались тяжелыми.На правом фланге в 7:30 солдаты 87-й бригады достигли дефиле . Но лишь некоторым из них удалось на 90 метров приблизиться к немецким окопам. Еще две волны англичан двинулись в атаку и были встречены огнем артиллерии и пулеметов. Те, кто выжил, попрятались в воронках от снарядов и ждали темноты, чтобы вернуться к своим окопам.К концу дня масштабы бедствия, постигшего VIII корпус, стали очевидными. 14 000 солдат были потеряны, а никакого результата, кроме заваленного трупами поля боя, достичь не удалось.

Атаки англичан в районе Тьепваля и деревень Овийер и Ла-Буассель дали некоторые результаты, но заплатить за них пришлось очень дорого. Как и на других участках фронта, местность в районе Тьепваля отлично подходила для организации немецкой обороны. Здесь германские позиции располагались на гряде холмов, а деревня Тьепваль была превращена в неприступную крепость. Доминирующая над местностью между деревней и рекой Анкр высота была превращена в укрепленный пункт -Швабский редут. Дальше на юг располагался британский выступ, вдающийся в нейтральную зону. Он был назван в честь города «Лейпциг». На этом участке за спиной у англичан находились река и очень ограниченное пространство, которое все же можно было использовать для развертывания. Однако у леса Тьепваль деревья обеспечивали войскам прикрытие, а шедший здесь крутой склон создавал мертвую зону, по которой немцам сложно было вести артобстрел. На крайнем правом фланге корпуса лес Отюйе также обеспечивал естественную защиту. На других участках британские войска были лишены всякого прикрытия.

X корпус, которым командовал генерал-лейтенант сэр Томас Летдридж Непейр Морланд, состоял из двух сильно отличавшихся друг от друга формирований. Для атаки Швабского редута была выделена Зб-я (Ольстерская) дивизия. Она состояла исключительно из протестантов, из которых многие были членами лож Оранжистов и которых перевели сюда из батальонов, существовавших в других ирландских полках. В этой дивизии были очень серьезные проблемы с дисциплиной.

Верные короне

Солдаты 35-й дивизии считали себя верными подданными британской короны, но с несколько иных позиций, чем большинство солдат британской армии. Вторым соединением корпуса являлась 32-я дивизия «Новой армии» Китченера, личный состав которой набирался на севере Англии и в Глазго. Эти новообученные батальоны Китченера были объединены с некоторыми регулярными частями. Как и 36-йдивизии, им предстояло участвовать в своем первом сражении.

После успешной предварительной артподготовки ольстерцы Зб-й дивизии покинули лес Тьепваль, и, развернув в первой линии две бригады, начали продвигаться к немецким позициям, располагавшимся в 275-400 метрах выше на холме. 109-я (двигавшаяся справа) и 108-я (слева) бригады обнаружили, что проволочные заграждения в значительной степени разрушены огнем артиллерии, и на правом фланге вскоре ворвались во вражеские позиции. 108-я бригада, разделенная рекой, действовала не столь успешно, кроме того она попала под сильный фланговый огонь. К 8:30 передовые части 109-й бригады продвинулись на 1600 метров вперед от своих исходных позиций.

Резервная бригада перешла в наступление сразу после 9:00, но была встречена огнем вражеской артиллерии, а в какой-то момент из-за скорости продвижения попала и под огонь собственных орудий. Несмотря на большие потери, солдаты продолжали рваться вперед, пока не натолкнулись на сопротивление немецких частей. После того как атака на обоих флангах выдохлась, дивизия посчитала себя отрезанной от остальных частей, но все же удерживала позиции в течение дня. Той же ночью в 22:30 значительная часть успехов, достигнутых ольстерцами, оказалась сведена на нет, и немцы вновь заняли большую часть своих старых позиций.

Деревня Тьепваль

Для действовавшей южнее 32-й дивизии этот день не был настолько удачным.В первом эшелоне наступала 96-я бригада, действовавшая на фланге ольстерцев и имевшая целью деревню Тьепваль. Коща Нортумберлендские и Ланкаширские фузилеры поднялись из своих окопов, они были скошены огнем, ведущимся с немецких позиций в этой деревне. Несколько солдат, которым удалось отклониться влево, присоединились к ольстерцам в Швабском редуте, но остальные были не в состоянии пересечь ничейную землю под сильным огнем противника. На правом фланге хайлендерам 17-го легкопехотного полка удалось подползли так близко к немецкой линии фронта на Лейпцигском выступе, что до нее оставалось всего несколько метров. В час «X» они стремительно бросились вперед и захватили укрывшегося в своих блиндажах противника врасплох. В плен было взято более 300 человек. Не имея возможности оставить опорный пункт из-за сильного пулеметного огня, оказавшиеся здесь солдаты разных частей сплотились и организовали оборону. На других участках атака потерпела крах, наткнувшись на неповрежденные проволочные заграждения и сильный огонь противника. Все попытки подтянуть подкрепления к закрепившимся на немецких позициях частям закончились лишь большими потерями. К концу дня дивизия удерживала позиции в редуте, что стало ее единственным успехом за весь день кровопролитных боев. Общие потери превысили 9000 человек

Овийер и Ла-Буассель

Немецкие войска, находившиеся перед позициями III корпуса, использовали для обустройства обороны наклонную местность и три выступающих высоты, которые, собственно, и были целью британского наступления. К северу располагался отрог, на котором находилась деревня Овийер. Через высоту в центре, за британскими позициями и вглубь немецких построений шла Римская дорога (от Альбера до Бапома). Рядом с дорогой располагалась деревня Ла-Буассель. Южнее местность постепенно повышалась к Фрикуру. Таким образом, по обе стороны полностью лишенной естественных прикрытий основной дороги, обозначенной на британских картах как Sausage and Mash («Пюре с сосисками»), находились две долины. Из своих окопов в районе Ла-Буасселя немецким солдатам был прекрасно виден лабиринт британских траншей, которые местами оказывались всего в 45 метрах от немецких позиций в районе деревни, но в других местах до них было более 700 метров.

Стандартная линия защиты, проходившая через обе эти деревни, состояла из глубоких, хорошо укрепленных траншей и блиндажей. Усиливали оборону вписанные в нее редуты. Находившаяся в немецком тылу высота Тьепваль предоставляла защитникам превосходные огневые позиции.

Высота Тьепваль

В состав III корпуса, которым командовал генерал-лейтенант Уильям Палте-ни, входили 8-я (расположенная севернее главной дороги) и 34-я (размещавшаяся южнее дороги) дивизии. Эти два формирования сильно отличались друг от друга: 8-я дивизия была частью регулярной армии, в то время как 34-ю сформировали в рамках «Новой армии», и ее состав в основном набирался из жителей северо-востока, прежде всего Тайнсайда. Перед ними была поставлена задача взять эти две деревни и развернуть наступление на высоту Тьепваль, создавая угрозу обхода немецких позиций.

Во время предшествовавшей атаке артподготовки в данном районе возник ряд серьезных проблем, из-за которых разрушение немецких заграждений было лишь частичным. Для уничтожения немецких опорных пунктов англичане заложили два заряда. Их взорвали в 7:28, и после того, как поднявшаяся в воздух пыль осела, обе дивизии оставили свои окопы и бросились в атаку.

На севере 8-й дивизии предстояло преодолеть довольно значительное расстояние по открытой ничейной земле. Атака производилась сразу тремя бригадами. На северном участке наступала 70-я бригада, в центре (основная цель - Овийер) -25-я, а справа 23-й бригаде предстояло пересечь «Картофельную» долину южнее деревни. На левом фланге солдаты передовых частей под сильным огнем противника все же смогли достичь немецких позиций, но, поскольку плотность пулеметного огня увеличилась, следовавшие за ними волны уже оказались не в состоянии преодолеть нейтральную зону. Ситуация в центре была примерно такой же, фланговые части и солдаты 25-й бригады в течение получаса достигли немецких позиций, и еще через час попытались атаковать вторую линию немецких окопов, но безуспешно. Справа 23-я бригада под плотным огнем с позиций в районе обеих деревень остановилась примерно в 90 метрах от линии немецких окопов.
Лошнагарская воронка

К югу от Ла-Буасселя 34-я дивизия перешла в атаку сразу тремя своими бригадами: в одно и то же время, но с разных позиций. Четырьмя колоннами солдаты, напоминавшие белозеленые точки на карте, двигались к немецким позициям, в центре которых зияла воронка, только что возникшая от подрыва мощного заряда у Лошнагара. К большому удивлению англичан немцы не замедлили нанести ответный удар. Наступавшие на левом фланге 20-й и 23-й батальоны Нортумберлендских фузилеров добрались до воронки «Y Sap», а некоторым солдатам на крайнем левом фланге удалось даже подойти к краю деревни, но затем их отбросили назад. На правом фланге еще два батальона того же полка захватили Лошнагарскую воронку и ворвались во вторую линию немецких окопов, но потом противник остановил их продвижение. 101-я бригада наступала на узком фронте, ей предстояло преодолеть значительное расстояние по ничейной земле. В течение десяти минут передовые батальоны потеряли до 80 процентов личного состава, но несмотря на это части продолжили атаку, и правофланговым батальонам удалось глубоко вклиниться в немецкие позиции. На левом фланге атака была менее успешной. Когда Королевский шотландский полк попытался штурмовать запиравший «Сосисочную» долину редут, он был отброшен огнем немецких огнеметчиков. Когда же вниз по «Сосисочной» долине начали наступление солдаты 103-й бригады, они сразу попали под ураганный пулеметный огонь. Хотя некоторые из них и добрались по передовых окопов, а другие - до ничейной земли, большая часть бригады либо погибла, либо оказалась прижата к земле вражеским огнем. В 10:00 всякое движение фактически прекратилось.

Потери корпуса составили более 11 000 человек - очень много, если учитывать, что всего лишь две немецкие позиции остались в руках англичан.На южном участке англичане и французы провели серию атак. Одни из них полностью провалились, но другие достигли поставленных целей. Из-за выступа на юге немецкая линия обороны разворачивалась практически под прямым углом, переходя с оси север-юг перед Фрикуром на восток-запад у Мамета. Деревни были отделены друг от друга руслом Ивового ручья. Основу немецкой обороны составляла разветвленная система окопов и хорошо укрепленные деревни. 1 июля огонь немецкойартиллерии был в целом слабым, поскольку артиллерия союзников до этого нанесла ей довольно значительный урон. Основные же потери англичане понесли от огня пулеметов, размещенных на закрытых позициях.

XV корпус также состоял из соединений регулярной и «Новой» армий. На южном участке это были 21-я дивизия - ей предстояло охватить с северного фланга Фрикур, и 7-я дивизия, целью которой был Мамет и которой предписывалось соединиться с частями 21-й дивизии позади Фрикура. Артподготовка началась, как на других участках занимаемого англичанами фронта, в 6:25. Она сопровождалась газовой атакой, проводимой с 7:15 на центральном участке, где предполагался основной удар британских войск Вслед за газом в 7:26 был пущен дым, а две минуты спустя взорваны три мощных заряда к западу от Фрикура.

Бои при Ла-Буасселе

В 7:30 64-я бригада, действовавшая на левом фланге 21-й дивизии, пошла в атаку. Несмотря на сильный пулеметный огонь с позиций у Ла-Буасселя, два передовых батальона глубоко вклинились во вражеские позиции. Следующие за ними войска понесли серьезные потери. К 8:45 бригада достигла позиций, являвшихся ее целями, и теперь ожидала поддержки от действовавшей южнее 63-й бригады. Этой бригаде повезло меньше: ей удалось лишь незначительно вклиниться в немецкие
позиции, где она встретила ожесточенное сопротивление. Вторая волна войск перешла в атаку в 8:40, чтобы поддержать части, достигшие успеха, но попала под плотный огонь с позиций у леса Фрикур на правом фланге и захлебнулась. На левом фланге бригада соединилась с частями 63-й бригады. В 15:45 оба формирования перешли к обороне, проникнув вглубь расположений противника на 950 метров.Южнее 63-й бригады действовала 50-я бригада. Здесь две роты 7-го Восточно-Йоркширского полка атаковали Фрикур. Немцы были начеку, и хотя нескольким солдатам удалось прорваться на край деревни, в сумерках они были выбиты оттуда.

7-я дивизия заранее отрыла четыре траншеи, чтобы сократить расстояние до немецкой линии обороны, и
в ходе атаки (слева направо: 22-я, 20-я и 91-я бригады) сумела ворваться в окопы противника. На левом фланге продвижение шло медленнее, и лишь передовые части смогли достичь линии немецких окопов огневой поддержки. На фронте 20-й бригады был достигнут крупный успех: несмотря на большие потери, к 7:45 ее части вышли на окраину Мамета. Наступление развивалось не слишком быстро, но стабильно. К вечеру линия фронта проходила примерно по Ивовому ручью.

На Мамет

На крайнем правом фланге 7-й дивизии 91-я бригада под сильным огнем противника преодолела относительно узкий участок ничейной земли. Атака развивалась достаточно быстро, и к 8:15 бригада добилась некоторых успехов. Финальный удар она предприняла сразу после 14:00, создав угрозу с тыла позициям у Мамета. После этого немцы свернули оборону данного участка. Бригада преодолела 2280 метров и теперь могла угрожать Фрику-ру с тыла. Войска корпуса захватили 1600 пленных, но сами потеряли до 8000 человек.

Монтобан

По сравнению войсками, наступавшими на других участках фронта, британские части, атаковавшие Монтобан, находились в более выигрышном положении. На их правом фланге располагался XX французский корпус, обеспечивавший англичанам очень важную и эффективную дополнительную поддержку французской артиллерией. Лишь немногие немецкие батареи могли вести ответный огонь 1 июля. Кроме того, буквально накануне на этом участке произошла смена немецких частей. В результате, когда началась атака, многие немецкие солдаты оказались к ней не готовы ни морально, ни физически.

Возможно, одним из важнейших факторов успеха британских войск на этом участке был состав наступавших здесь дивизий. 18-я дивизия была из «Новой армии» и формировалась из жителей Лондона и Юго-Восточной Англии. 30-я дивизия состояла из «Приятелей», являвшихся большей частью выходцами из Ливерпуля и Манчестера. Огромную роль сыграл и командир 18-й дивизии, генерал-майор Айвор Мейкс, который смог превратить необстрелянных новобранцев 1914 года в одно из лучших соединений БЭС. Мейкс придерживался нестандартных методов подготовки и обучил своих солдат не полагаться на «артиллерийские дуэли», а широко использовать штыки и ручное стрелковое оружие и во время боя заходить противнику с фланга в тыл.

Командир корпуса - кавалер Креста Виктории генерал-лейтенант Уолтер Конгрив - решил использовать огневой вал: постоянно перемещающийся вперед артиллерийский огонь, прикрывающий войска, пересекающие ничейную землю. В этом случае, когда атакующие врывались в немецкие окопы, они находили там солдат противника, либо прячущихся в блиндажах, либо охваченных одним желанием - поскорее сдаться.

Редут Глац

На участке XIII корпуса слева наступала 18-я дивизия, а справа - 30-я дивизия. 30-я занимала позиции на самом краю зоны ответственности 4-й армии. Артобстрел немецких позиций начался в 6:25 и, когда проволочные заграждения были уничтожены, а противник оглушен, в 7:30 войска двинулись вперед вслед за огневым валом. На участке 30-й дивизии 89-я бригада, встретив лишь небольшое сопротивление, к 8:35 соединилась с французами, ворвалась в редут Етац и взяла другие укрепления. Наступавшая на левом фланге 21-я бригада продвигалась настолько быстро, что ее солдатам пришлось даже снизить темп атаки, чтобы не попасть под огневой вал собственной артиллерии. К 8:35 она соединились с 89-й бригадой, создав условия для атаки на Монтобан частей 90-й бригады. В 11:00 обезлюдевшая деревня была в руках англичан.

Во время боя в районе этой деревни солдаты 1б-го Манчестерского полка захватили первое за этот день орудие противника. К полудню 89-я бригада взяла фланговую позицию, и ее войска закрепились на ней: противник был отброшен более чем на 1400 метров на широком фронте и потерял пленными 500 человек. Понять, почему наступающим удалось добиться на этом участке такого успеха, нетрудно. После начала атаки англичане быстро добрались до первой линии окопов, потому что здесь отсутствовали проволочные заграждения. Б результате нераспорядительности командиров и беспорядка, вызванного артобстрелом, немецкие войска были неравномерно распределены по линии фронта. Защита оказалась недостаточно скоординирована, чтобы отразить атаку.

Действовавшая на левом фланге корпуса 18-я дивизия встретила более сильное сопротивление, ее солдаты использовали шесть поперечных траншей и оказались примерно в 20 метрах перед немецкой линией фронта. На правом фланге 55-я бригада удерживала позиции; там произошел один из самых известных эпизодов этого сражения. Капитан Невилл из 8-го Восточно-Суррейского полка устроил для своей роты наступление с помощью четырех мячей для американского футбола. Час спустя атака 30-й дивизии на правом фланге обеспечила дальнейшее развитие наступления. К 10:00 бригада добилась хороших успехов, но достичь своей цели - Монтобан-аллеи - ей удалось лишь к концу дня.

Действовавшая в центре 53-я бригада к 7:50 захватила немецкий укрепленный пункт с тремя пулеметами. Бригада устремилась вперед, но только к концу дня ей удалось отбросить немцев. Таким образом, к вечеру весь Монтобан был в руках британских войск Британские патрули совершили вылазки за линии окопов и сообщили, что Бернафе и лес Трон пусты. За достигнутые успехи корпус заплатил высокую цену - потери составили около 6000 человек

Французский сектор

К тому времени, когда французские войска к северу от Соммы перешли в наступление, немецкие проволочные заграждения были в значительной степени разрушены, повреждены оказались также немецкие траншеи и блиндажи, верхние настилы которых не выдержали ударов тяжелых снарядов. Оставшиеся в живых немецкие солдаты прятались в воронках от мин и снарядов.К 12:30 солдаты 39-й французской дивизии достигли поставленных перед ними целей - и даже продвинулись несколько дальше, причем не испытывая необходимости в привлечении резервов. Они встретили сопротивление лишь на некоторых участках, и французы предположили, что существует реальная возможность использовать возникший в немецкой обороне хаос. Примерно в 13:30 генерал Балфу-рье попытался убедить своего британского коллегу продолжить наступление. Французы не могли двигаться дальше, не оголив свой левый фланг, который в данный момент прикрывали англичане. В результате британскому и французскому корпусам пришлось оставаться на захваченных позициях.

Южнее Соммы два французских корпуса - I колониальный и XXXV - начали наступление через два часа после XX корпуса и обнаружили, что проводившийся в течение 8 дней артобстрел в этом районе достиг наибольшего эффекта по сравнению со всеми другими участками фронта союзников. Немецкая артиллерия была практически полностью подавлена. Опытная французская пехота умело использовала каждую воронку в качестве укрытия. Обеспечив себе поддержку за счет огня легкого автоматического оружия, небольшие группы проникали через бреши в обороне, отрезая противника и захватывая его укрепленные пункты. Этот день определенно стал триумфом французов. Казалось, что дорога на Перонн и его окрестности открыта, и что 2 июля можно возобновить наступление.

Немецкий опыт

Немецкие солдаты давно ждали наступления противника. На некоторых участках войска Германии были разбиты довольно быстро, но в целом они дали противнику достойный отпор. Немецкие части прекрасно умели проводить стремительные контратаки, а молодые солдаты демонстрировали великолепные боевые и лидерские качества. Однако это вовсе не означало, что день 1 июля 1916 года оказался легким для немецкой армии. По некоторым оценкам, потери германских войск, включая пленных, составили от 10 ООО до 12 ООО человек Еще до начала наступления союзников некоторые участки немецкой обороны были сильно ослаблены. Когда поражение в южном секторе стало неизбежным, командование подтянуло к проблемным участкам все имевшиеся в его распоряжении резервы. Позднее в результате успешных локальных контратак, поддержанных огнем артиллерии, немецкому Верховному командованию удалось стабилизировать ситуацию.

Отсутствие реального успеха у англичан на «чаямм. севере позволило немцам сконцентрировать свое внимание на южном секторе и перебросить сюда необходимые подкрепления. Южнее Соммы большая часть первой линии немецких окопов была захвачена. Именно этот участок вызывал у немцев особое беспокойство. В конце дня сюда были подтянуты резервы, чтобы укрепить оборону. Истинное положение вещей не прояснилось, по крайней мере до 2 июля. За первые несколько дней после начала наступления немецкая оборона от Мон-тобана и южнее Соммы была практически прорвана, и армия Германии потеряла более 100 орудий. Но несмотря на это прекрасно подготовленные немецкие солдаты стойко держали оборону. Действия германских войск, защищавших свои позиции 1 июля, были расценены как серьезный успех.

В конце дня

Британская демонстрация у Гоммекура закончилась неудачей, а большие потери у Сера и Бомон-Амеля стали подтверждением успешности оборонительной тактики немецкой армии. К северу от дороги Бапом-Альбер лишь атаки 32-й и Зб-й дивизий привели к захвату опорных пунктов в обороне противника. Ситуация на юге была для Союзников намного благоприятнее. III корпус понес большие потери, но смог занять первую линию немецких окопов у Овийера. XV корпус добился частичного успеха, захватив Мамет и обойдя с фланга Фрикур. Для XIII корпуса день стал очень удачным. Несмотря на большие потери, он занял большую часть намеченных накануне целей, включая Монтобан. На его правом фланге французы добились еще большего успеха и преодолели вторую линию немецких окопов, однако командир британского корпуса не смог ввести в действие свои резервы. Полный развал обороны противника между Маметом и Соммой представлялся маловероятным, и возможность развить достигнутый успех бьиа утрачена. За те пункты, которые немцы сдали в первые дни июля, кровопролитные бои продолжались еще в течение долгих недель.