Внешний вид польского легионера в Италии



Внешний вид польского легионера в Италии в 1797-1799 гг., к сожалению. можно восстановить лишь в общих чертах, многие существенные детали его обмундирования остаются неизвестными. Причина проста: сохранилось лишь очень небольшое количество рисунков того времени, буквально единицы, да и те противореча!' и друг другу, и письменным источникам. В результате у польских историков есть несколько вариантов реконструкции легионерского мундира, причём при их создании использовали рисунки с изображением как легионеров 1799 г., так и гренадер Дунайского легиона 1800 г., и солдат 1-го Польского пехотного полка в Италии 1805 г. Далее будут подробно рассмотрены все варианты реконструкции, а также источники, на основании которых они были сделаны.



Единственная реальная вещь, дошедшая до нас со времён легионеров,  это так называемый «малый» мундир генерала Я. Г. Домбровского, который хранится ныне в Музее Войска Польского в Варшаве Он представляет собой куртку польского покроя, сшитую целиком из тёмно-синего (гранатового) сукна, включая и отделочные элементы  воротник, обшлага, отвороты фалд и лацканы, которые по регламенту должны были быть кармазиновыми. Отсутствует выпушка и генеральское шитьё. Воротник стояче-отложной, рукава прямые; лацканы, в отличие от польских курток образца 1794 г., доходят до пояса, то есть перед нами вариант мундира, упоминаемого в документах как «целиком застегивающаяся куртка», из-под которой не был видеи камзол и поэтому её можно было носить и без него. К куртке прилагается пара генеральских эполет, лядунка на перевязи серебряного галуна, парадный генеральский пояс и повседневная шапка  рогатывка с кармазиновым верхом и меховым околышем.Парадный мундир Домбровского не сохранился: именно в нём согласно завещанию Ян Генрик был похоронен. Но этот мундир можно увидеть на «Портрете Домбровского на фоне итальянского пейзажа», который хранится в Музее Войска Польского 2. Какой художник написал картину и когда  неизвестно. Датировать её можно приблизительно 1804 годом, поскольку именно тогда Домбровский получил орден Железной Короны, лента которого, как и ленточка ордена Почётного Легиона, изображены на лацкане мундира. Но, с другой стороны, орденские ленты могли быть приписаны и позднее. Именно на основании этого портрета Бронислав Гембаржевский, по праву считающийся основоположником польской уни-формологии, реконструировал мундир генерала Польских легионов. При этом не представляется возможным выяснить, имела ли место эволюция генеральского мундира (и личного мундира Домбровского) в период с 1 797 по 1807 год.

Судя по портрету, парадный мундир повторяет покрой «малого» мундира и отличается лишь тем. что воротник, обшлага, лацканы и отвороты фалд выполнены из кармазинового сукна, а воротник и обшлага расшиты двумя рядами серебряного генеральского «зигзага». Лацканы мундира застёгнуты. На плечах серебряные генеральские эполеты. Подпоясан Домбровский генеральским поясным ремнём, хотя вместо него мог повязываться и стандартный офицерский серебряный шарф. Генералам полагались к этому мундиру тёмно-синие штаны навыпуск с двойными кармазиновыми лампасами (с синей выпушкой посередине). В качестве головного убора на портрете изображён четырёхугольный уланский кивер. подобный тому, какой носили в эпоху наполеоновских войн. Верх из тёмно-синего сукна, с белой выпушкой по всем швам, околыш обшит понизу узкой полоской чёрной кожи, а между ней и верхом идёт суконная полоса (Гембаржевский на своих планшетах даёт её кармазиновой, хотя на портрете она тёмно-синяя, или чёрная) с двумя рядами генеральского зигзагообразного шитья серебром. Кивер имеет большой козырёк из чёрной кожи с оковкой белого металла и серебряную цепочку вместо подбородочного ремня, украшен высоким трёхцветным султаном (снизу вверх  кармазиновый, синий, белый), французской кокардой и белым (либо серебряным) этишкетом. На сабле серебряный темляк. И нет никаких ленточек или других знаков «ломбардских цветов», положенных по Конвенции 1797 г. То, что остальные генералы носили такие мундиры, подтверждает портрет Антония Амилькара Косиньского в мундире бригадного генерала легионов (художник Мелькаревич)3. Его форма отличается от мундира Домбровского лишь тем, что на обшлагах, воротнике и кивере один ряд генеральского шитья, что соответствует чину бригадного генерала, а офицерский шарф повязан через левое плечо.Таким образом, если не принимать во внимание кивер и поясной ремень, то мундир генералов Польских легионов в точности повторяет польский генеральский мундир 1794 г.

Но если с формой генералов всё более-менее понятно, то с обмундированием рядовых возникают серьёзные трудности и разночтения. Гембаржевский. чья реконструкция польских мундиров в течение долгого времени считалась классической, воссоздал внешний вид рядовых легионеров на основании акварели Михаэля Хофмана, изображающей улапа и гренадера Дунайского легиона 1800 г. и выполненной, по-видимому, с натуры по заказу ландграфа Г'ессен-Дармштадского. Между тем хорошо известно, что солдаты Дунайского легиона носили форму Итальянских легионов, правда, с некоторыми изменениями: воротник и обшлага кармазиновые с белой выпушкой, лацканы тёмно-синие с кармазиновой выпушкой, пуговицы жёлтые, вместо белых, на шапке ниспадающий султан («плакучая ива») и жёлтый этишкет, кроме того, ремни из чёрной кожи, а не из белой. Если убрать все эти детали, то получим мундир польского солдата Итальянских легионов, именно так изобразил их Гембаржевский. Польские легионеры на его планшетах в мундирах с различной отделкой, соответствующей батальонам (образца 1797 г.), но с высоким жёстким «уланским» кивером, как у гренадера Дунайского легиона: тёмно-синий верх без выпушки, околыш из чёрной кожи, большой кожаный козырёк и подбородочный ремешок. Отделку кивера дополняют французская кокарда, белый этишкет (у гренадера  красный) и высокий трёхцветный султан (у гренадера  красный)  в соответствии с приказом Домбровского от 26 марта 1799 г. На ногах Гембаржевский показывает низкие гетры с фигурным вырезом спереди, обшитые сверху шнуром, с кисточкой, белого цвета у фузилёров и красного у гренадер. Если у гренадер стандартные, подтверждённые многими источниками и не вызывающие сомнения красные эполеты, то у фузилёров они без бахромы (контрэполеты), имеют тёмно-синее поле, обшитое по краю кантом цвета отделки, продеты под контрио-гончик. Каким источником руководствовался Гембаржевский, изображая эполеты последних  неизвестно. На тесаке гренадера красный темляк, у фузилёров темляков нет.

Польский историк Я. Л. Пахоньский, автор наиболее подробной четырёхтомной монографии по истории Польских легионов. опубликовав регламент от 1 октября 1798 г., первым поставил под сомнение реконструкцию Гембаржевского в той части, что мундиры с лацканами разных цветов (по батальонам) образца 1797 г. не могли носить с высокими жёсткими киверами и с султанами, принятыми в марте I 799 г. Султаны являлись принадлежностью исключительно парадной формы, а т. к. были установлены лишь в марте 1799 г., то вряд ли их успели сделать в суматохе, связанной с эвакуацией Неаполя и походом на север, если только не изготовили заранее. Очевидцы упоминают, что, проходя через Рим, штаб Домбровского выделялся разноцветными султанами, но при этом ничего не говорят о наличие султанов в пехотных батальонах.

Пахоньский на основании письменных источников предложил свой вариант реконструкции наиболее ранней формы легионов, которую носили в январе — мае I 797 г. Фузилёр в довольно низкой рогатывке с чёрным (либо тёмно-синим) суконным верхом и околышем из светло-серого овчинного меха, без козырька, с французской кокардой, с высоким красным султаном и этишкетом из переплетённых белых и кармазиновых шнуров. Отделка мундира голубая  это воротник, обшлага, лацканы, погоны (такие же, как на польском мундире 1794 г.) и кант на штанах. Пуговицы белые. Штаны заправлены в низкие, до половины икры, сапоги, верх голенища выкроен мысом и не имеет обшивки. Вместо поясного ремня парадныйсуконный кушак из трёх горизонтальных по возможно, она обтянута сукном, хотя эго нигде не оговорено в тексте). Причём полосы на ремне и пряжке идут горизонтально. Гренадер одет точно также, но отделка у него кармазиновая, а эполеты алые.

Возможно, низкую рогагывку и трёх-цвегный пояс Пахоньский позаимствовал для своей реконструкции с литографии Шарля Вернье 1845 г. Действительно, в книге, вышедшей во Франции в середине XIX века4, на одном из планшетов изображён польский легионер в Италии. Какой источник взял Вернье  неизвестно, соответственно трудно судить, насколько рисунок заслуживает доверия, но в дальнейшем он широко использовался французскими и польскими художниками униформологами.Легионер у Вернье носит низкую рога-тывку: верх тёмно-синий с красным кантом, околыш из чёрного меха, кокарда французская. Ни козырька, ни этишкета нет, вместо султана  странный жёлто-оранжевый круглый помпон с красной горизонтальнойполосой. Тёмно-синяя куртка с красной отделкой, пуговицы белого метала. Тёмно-синие рейтузы (без выпушки) заправлены в низкие чёрные гетры, обшитые по верху красным шнуром и имеющие такого же цвета кисточку. Вернье допустил много явных ошибок. Во-первых, он, похоже, принял стандартную для поляков кармазиновую отделку куртки за более привычную для француза  красную.

Далее, он лишил куртку фалд, воротник сделал стоячим, как на более поздних мундирах эпохи Империи, обшлага — заострёнными мыском, а лацканы  сужающимися книзу, что характерно скорее для мундиров 1830-1840 гг., но не для 1799 г. На плечах он изобразил синие погоны французского образца «гусиная лапка» с красной выпушкой. Наконец, Вернье, видимо, посчитал поляков лёгкой пехотой, а потому лишил легионера как тесака, так и патронной сумки на перевязи через плечо, но изобразил трёхцветный кушак из трёх горизонтальных полос (сверху вниз: красная, белая, синяя), сделав его одновременно и патронташем (из-под кушака сверху торчат белые головки бумажных патронов!). Зато за спиной у легионера французский ранец на белых плечевых ремнях.Этот рисунок Вернье старательно воспроизвели затем Лейнар и Юмбер 5, по цветной кушак потерял функцию патронташа и стал двуцветным, красно-белым (возможно, авторы просто не заметили нижнюю синюю полосу кушака, сливающуюся со штанами). Однако патронная сумка так и не была добавлена.

Продолжателем дела Гембаржевского в Польше явился художник Кароль Линдер, издавший в 1960 и в 1967 годах два альбома по польской униформе", в которых он не мог, конечно, обойти стороной тему польских легионеров в Италии. Но если в первом альбоме Линдер точно следовал реконструкции Гембаржевского, то во втором он сделал попытку исправить ошибки Вернье, как бы объединив версии Вернье и Гембаржевского. В результате фузилёр 1-го польского батальона изображён в низкой рога-тывке, полностью скопированной с рисунка Вернье (включая и странный помпон), в куртке со стоячим воротником и обшлагами мыском и с трёхцветным кушаком на поясе. Но при этом Линдер возвратил куртке кармазиновую отделку, отвёрнутые полы и нормальный покрой лацканов, кармазиновую выпушку по боковому шву рейтуз, патронную сумку на перевязи через плечо и тесак на поясном ремне. Эполеты он показал фузилёрские, без бахромы, взятые у Гембаржевского, а гетры  обшитые поверху белым, а не красным кантом 7.

При реконструкции формы польских легионеров часто используют итальянскую литографию с изображением солдат 1-го Польского пехотного полка в Италии, которая называется «Смотр итальянских и польских войск императором Наполеоном в лагере Монтечиари в 1805 г.»8. Многие авторы переносят это изображение вообще на все Польские легионы в Италии с самого начала их создания, что, разумеется, неверноу. На польских пехотинцах высокий четырёхугольный кивер: синий суконный верх с белой выпушкой по всем швам, белый этишкет, на чёрном кожаном околыше спереди прикреплена бляха белого металла в виде «полусолнца», чёрный козырёк с медной оковкой и медная подбородочная чешуя. Вместо султана двухцветный помпон «морковкой», белый вверху и красный внизу. Мундир по покрою почти не изменился с 1797 г. — это стандартная польская куртка, тёмпо-синяя, с кармазиновой отделкой и белыми пуговицами, отличающаяся лишь стоячим воротником и обшлагами с мыском (так называемого «польского образца», который, однако, никогда не встречался в польской армии 1794 г.). Интересен представленный здесь альтернативный вариант ношения куртки: ниже лацканов полы куртки отогнуты, и в образовавшийся треугольный просвет виден белый камзол. Поясного ремня нет, вместо него на плечевых ремнях крест-накрест висят патронная сумка и тесак с темляком, белым с красной кистью. Ещё одно отличие мундира состоит в том, что вместо фузилёрских эполетов  стандартные французские погоны формы «гусиная лапка», синие с малиновым кантом, как у Вернье. Штаны пехотинцев тёмно-синие, с малиновым кантом, гетры чёрные низкие, с ровным необшитым краем вверху, за спиной французские ранцы, к которым сверху приторочены серые шинели.Следует отметить, что действительно с 1800 г. кармазиновая отделка мундиров была принята в качестве общей для всей пехоты воссоздаваемого Я. Домбровским Польского легиона в Италии и что «полу-солнце» появилось на киверах польских легионеров позднее 1800 г. В остальном описанное выше изображение вполне можно рассматривать как один из возможных вариантов внешнего вида легионеров 1799 г.

Существует и ещё одно изображение польских легионеров, которое поляки в своих реконструкциях почему-то не используют. В Городском архиве города Модены Италии, начиная с первой итальянской кампании Наполеона Бонапарта 1796 г. и кончая Реставрацией в 1814 г. Причём записи о проходе через Модену армий различных национальностей он неизменно сопровождал цветными рисунками солдат, довольно примитивными. но выполненными, что называется. с натуры. В результате в хронике их несколько сотен, среди них бойцы армии Герцогства Моденского, Цизальпинской республики. Итальянского королевства, а также французы, австрийцы, пьемонтцы и неаполитанцы, даже казаки и гренадеры Суворова. Есть и изображения польских легионеров. Но этот ценнейший источник по униформе армий наполеоновского периода до сих пор не издан должным образом, со всеми рисунками и необходимой аннотацией к ним. Пользоваться им нет возможности. и приходится собирать информацию окольными путями, через «вторые руки» .

Цвета отделки трёх батальонов 1-го легиона были соответственно кармазинным, зелёным и жёлтым; в батальонах 2-го легиона соответственно чёрным, небесно-голубым (с красной выпушкой) и красным. У всех пуговицы были из белого металла, и лишь во 2-м батальоне I-го легиона они были позолоченными» Дополняет указанную выше статью рисунок солдата 3-го батальона легиона |2, который рассеивает последние сомнения: все сведения о поляках авторы почерпнули исключительно из «Хроники Роватти». Шапка легионера  что-то среднее между рогатывкой 1794 г. и уланским кивером: высокая. имеет жёсткий каркас, верх из тёмносинего сукна, околыш тоже суконный, кармазиновый, с белой выпушкой по верху, этишкет из скрученного бело-малинового шнура, кокарда цизальпинская (красно-бело-зелёная  от центра к краю), сул тан и козырёк отсутствуют. Тёмно-синяя польская куртка — с белыми пуговицами, застёгнута лишь до низа коротких лацканов, так чю между отвёрнутыми полами виден белый камзол, воротник, обшлага, лацканы и отвороты пол  жёл то-оранжевого цвета, всё окантовано белой выпушкой, воротник стоячий и выпушка идёт не только по его верху, но и по низу. Обращает на себя внимание отсутствие погон или эполетов. Под курткой на камзол надет чёрный поясной ремень с гладкой латунной пряжкой. К нему (в лопасти) подвешен тесак с медным эфе-
сом без темляка. Рейтузы тёмно-синие, с двойными оранжево-жёлтыми лампасами с белой выпушкой посередине. Низкие чёрные гетры имеют ровный край без обшивки. Дополняет снаряжение патронная сумка на чёрном ремне через левое плечо.В этом рисунке настораживает избыточное количество кантов, странные тройные лампасы и чёрные ремни (во всех других источниках они белые). Интересно сравнить этот рисунок с текстом регламента от 1 октября 1798 г.. приведённым в первой части данной статьи («Император» № 5, 2003). Бросаются в глаза и явное сходство, и существенные различия.

Напомним, согласно регламенту легионерам было предписано пошить тёмно-си-ние мундиры с кармазиновой отделкой для
1-го    легиона и с алой отделкой для 2-го. При этом кивера у унтер-офицеров и рядовых должны были иметь тёмио-зелёный верх с красно-белой выпушкой и околыш, обшитый сукном прежнего батальонного цвета. В 1-м легионе 1-й батальон должен был иметь кармазиновый околыш, 2-й батальон  зелёный, 3-й батальон  жёлтый: во 2-м легионе 1-й батальон  чёрный,2-й    батальон  небесно-голубой, 3-й батальон  алый. Здесь же мы видим мундиры п шапки как бы «обратных» цветов, то есть мундиры имеют старую батальонную расцветку. а шапки - верх тёмно-синий (вместо тёмно-зелёного), этишкет из крученого бело-кармазинового шнура и околыш, также обшитый сукном, но уже одинакового для всех батальонов, кармазинового цвета, с белой выпушкой по верху. Наконец, в регламенте не упоминаются ни погоны, пи эполеты (кроме как для гренадер), отсутствуют они и у поляков, изображённых в «Хронике Роватти».

В результате складывается ощущение, что рисунки из «Хроники Роватти» как раз и представляют тот вариант мундиров, который был де-факто пошит для батальонов в начале 1799 г., вместо регламентированных. Действительно, как уже говорилось ранее, пошив новых мундиров для 1-го легиона затянулся больше чем на гюлгода именно из-за того, что не могли достать необходимое количество кармазинового сукна на их отделку. При этом в соответствии с регламентом должны были закупаться небольшие партии жёлтого и зелёного сукна  па околыши шапок. Мундиры дошивались в большой спешке в апреле - мае 1799 г., когда шла уже война со Второй Коалицией. Милан был потерян, и следить за точным исполнением регламента было уже некому, кроме Домбровского, который с самого начала был против изменения расцветок мундиров. Поэтому вполне вероятно, что в той обстановке, столкнувшись с недостатком сукна на отделку, Ян Генрик мог приказать докупить жёлтое и зелёное сукно, вернувшись тем самым к прежней батальонной расцветке мундиров 1-го легиона, а небольшой излишек кармазинового сукна, оставшийся после отделки мундиров 1-го батальона и кавалерии, пустить на околыши шапок.

Возможно, эта гипотеза покажется слишком смелой, тем более что она не объясняет ни чёрные ремни, ни излишние белые канты на мундирах, ни странные лампасы на рейтузах п. Чтобы разрешить эти вопросы, следовало бы уточнить время появления рисунков поляков в Моденской хронике, но сделать это пока не предст авляется возможным. Брандани, Крочаии и Фьорентино датируют рисунок легионера 1797 годом. Между тем достоверно известно, что польские батальоны появились в районе Модены в декабре 1797 г., когда входили в состав так называемого Римского корпуса, готовившегося к походу на Рим. В апреле  мае 1798 г. польские части ушли на юг. В июне 1799 г. армия Макдональда, наступая на север, проходила через Модену, по дивизия Домбровского при этом двигалась отдельной колонной на Парму, и в Модену могли попасть лишь отдельные солдаты из её состава. Так что рисунок мог быть сделан как в конце 1797 г.  начале 1798 г., так и в июне 1799 г.

Офицеры, в общем, носили форму своих батальонов и отличались наличием эполета, офицерского шарфа и ещё тем, что на парадных рейтузах (их надевали навыпуск) были двойные лампасы цвета отделки с внутренней выпушкой цвета мундира. При повседневной форме рейтузы заправляли в короткие гусарские сапоги, которые могли иметь по верхнему краю обшивку из серебряного или золотою (по прибору) галуна и соответствующую кисточку. В польской армии 1794 г. пехотные офицеры, до полковника включительно, носили лишь один эполет на левом плече, и только генералы два. В легионах на свободном плече должен был находиться контрэполет ломбардских цветов, но на немногих сохранившихся портретах офицеров легионерского периода изображён контрэполет французского образца (для субалтерн-офицеров  без бахромы). В качестве головного убора Гембаржевский показывает гот же высокий жёсткий кивер с тёмно-синим верхом, с чёрным кожаным околышем и таким же козырьком, отличающийся лишь тем, что по всем швам идёт белая выпушка (впрочем, её иногда изображают и у рядовых), а между верхом и околышем  серебряный или золотой галун, по прибору. Офицерский шарф и темляк в точности соответствовали образцам 1794 г., и можно предположить, что многие офицеры, ветераны восстания Кос-тюшко, привозили в Италию из Польши свои старые шарфы. Их могли носить вокруг пояса или через левое плечо, но в отличие от русских и французских офицеров, польские офицеры традиционно завязывали шарф не на левом, а на правом боку.

Знаки различия унтер-офицеров, судя но описанию, повторяли французские, но не сохранилось ни одного их изображения, и потому неясно, нашивались они горизонтально над обшлагом, или под углом, как во французской армии. Из отличительных знаков стрелковых рот достоверно известно лишь о наличии зелёного султана, но, возможно, что по аналогии с гренадерами и в соответствии с традициями французской армии, стрелки могли также иметь зелёные эполеты и зелёные темляки на тесаках, тем более что такие отличия зафиксированы у стрелков Дунайского Легиона в 1800 г.

Мундиры Кавалерийского полка вызывают меньше разночтений, они с момента создания полка, в январе 1799 г., постоянно имели кармазиновую отделку м. В реконструкции улана Гембаржевский основывается на акварели Хофмана, изображающей улана Дунайского легиона, а цвет султана и флюгера на пике даёт в соответствии с письмом Домбровского от 12 февраля 1799 г. В целом мундир кавалериста аналогичен пехотному и отличается лишь наличием на правом плече белого эполета с бахромой, а на левом  белого аксельбанта. Офицеры носили аксельбант на правом плече, а контр-эполет на левом. Рейтузы вдоль внешних швов имели кант и, кроме того, были украшены малиновой отделкой (у офицеров серебряным галуном) в виде «пик», как у французских конных егерей, хотя «пики» могли появиться и после 1800 г. Заправляли их в низкие, до половины икры сапоги. Седло кавалериста покрывал вальтрап из белой овчины, обшитый по краю треугольниками из малинового сукна, так называемыми «волчьими зубами». Чемодан тёмно-синий с малиновыми кантами. Кивер кавалериста Гембаржевский изображает аналогичный пехотному, правда, иногда с козырьком, иногда  без, но это противоречие он снимает упоминанием о съёмном козырьке, и, кроме того, па некоторых рисунках на тулье спереди показана ромбическая бляха белого металла, по-видимому, с номером эскадрона.

Мундир офицеров артиллерии в Легионах в общих чертах повторял обмундирование польской артиллерии 1794 г. Дополнительные сведения о деталях офицерского мундира можно почерпнуть из портрета капитана Морица Гауке |3. На голове у него высокий четырёхугольный кивер с чёрным суконным верхом и жёлтой выпушкой по всем швам, с жёлтым этишкетом и французской кокардой, околыш и козырёк из чёрной кожи, последний с медной окан товкой, между околышем и верхом  золотой галун. Над кивером возвышается огромный алый султан из перьев. В соответствии с регламентом от
1-го октября 1798 г. артиллерийским офицерам полагались чёрные рейтузы с тёмно-зелёными лампасами, но Гембаржевский, а за ним и все остальные художники изображают их в тёмно-зелёных рейтузах с чёрными лампасами. Рядовой канонир, по Гембаржевско-му, имеет кивер, подобный изображённому на портрете Гауке, но без галуна между околышем и верхом и с волосяным султаном вместо перьевого. У него жёл тые шерстяные эполеты с бахромой, какие носили польские канониры в 1794 г. Однако позднее в соответствии с французскими традициями последние получили алые эполеты; возможно, такая замена произошла уже к 1799 г.

Практически нет никаких данных об обмундировании музыкантов Польских легионов. Одно из двух известных изображений  это барабанщик на упомянутой картине «Смотр итальянских и польских войск императором Наполеоном в лагере Монте-чиари в 1805 г.» Удивительно, но он совершенно ничем не отличается от окружающих его пехотинцев. Нет пи музыкан тских галунов, ни обратных цветов на мундире. ни малейшего отличительного знака, только наличие барабана, белого передника и белой барабанной перевязи с латунной бляхой. Барабан медный, деревянные ободья окрашены чередующимися диагональными полосами: белой, синей, малиновой. Барабанные палочки чёрные.

Второе изображение  трубач Польского Кавалерийского полка 1803 г. по рисунку из «Хроники Роватти»16. Он одет в кармазиновый мундир с жёлтой отделкой и широкими белыми галунами вокруг воротника, лацканов и обшлагов, имеет жёлтые рейтузы с гусарскими узлами, шанку-рога-тывку польского образца с жёлто-оранжевым верхом, околышем из чёрного бараньего меха, белым этишкетом и высоким султаном. Для сравнения, рядовые уланы в это время носили тёмно-синюю куртку с жёлтой отделкой и тёмно-синие рейтузы с жёлтыми лампасами, а четырёхугольный кивер имел синий верх и чёрный кожаный околыш. Таким образом, изображённый трубач носит типичный музыкантский мундир обратных цветов. Рхли добавить упоминание об алых мундирах Оркестра I-го легиона в 1799 г., то это, пожалуй, всё, что известно о музыкантах Польских легионов.

Итак, можно сделать следующий вывод. Существуют несколько различных вариантов реконструкции обмундирования польских легионеров в Италии. Чтобы разрешить все противоречия между ними и окончательно остановиться на каком-либо одном варианте, имеющегося в наличии материала совершенно недостаточно. Разногласия вызывают в основном некоторые детали: головной убор, погоны или эполеты (либо их отсутствие), гетры или сапоги. В отношении головного убора можно считать установленным, что поляки вошли в легионерский период в 1797 г. в стандартной рогатывке 1794 г. с меховым околышем, а вышли из него в 1807 г. уже в типичном уланском кивере эпохи наполеоновских войн, причём была и промежуточная стадия рогатывка с цветным суконным околышем |7. Но когда именно был введён кивер с кожаным околышем и козырьком  в 1799 г., в 1800 г. либо ещё позднее  установить не удаётся. Остаётся не до конца выясненным вопрос, действительно ли пехота Польских легионов в начале 1799 г. перешла к отделке мундиров, унифицированной для каждого Легиона, или она де-факто сохранила до конца 1799 г. мундиры с различной отделкой по батальонам, что вполне вероятно. Ясно одно: командование легионов стремилось сохранять в униформе польские традиции при постоянном огромном, не всегда сознательном, а скорее даже стихийном напоре французского влияния.