Падение острова под турецким натиском



Отбив последнюю отчаянную атаку османских войск, рыцари Св. Иоанна сосредоточили свои силы, чтобы сбросить турок в море. Паденне острова было вопросом времени, но этого времени как раз и не хватало. Ветры, начинавшие дуть с середины сентября, не благоприятствовали 1600-километровому переходу по морю в Константинополь, а это означало, что турецким войскам придется зимовать на острове. Пияли не устраивали такие перспективы султанского флота. Поэтому теперь у турок в запасе осталось всего четыре недели.

Возобновление штурма

20 августа началось новое турецкое наступление на форт Св. Михаила. К этому времени в Биргу была построена вторая осадная башня с гораздо лучше укрепленным основанием. Ла Валетт повторил проверенный прием с проделыванием отверстий в нижней части стены доя пушек, но на этот раз рыцари даже ворвались внутрь башни и захватили ее. Этот успех резко поднял боевой дух христиан и привел в уныние османские войска.

Держаться или отступить

Вечером 23 августа рыцари собрались на Великий совет. Все пришли к согласию, что защита Биргу настолько слаба, что ее защитникам необходимо уйти в форт Св. Ангела. Лишь один из участников собрания выступил против этого плана. Ла Валетт отказался принимать во внимание опасность того, что форт не сможет долго держаться, прежде всего, из-за недостатка воды. Он заявил: «Здесь мы должны погибнуть все как один, или, наконец, с Божьей помощью преуспеть в том, чтобы изгнать наших врагов». Оставляя в форте Св. Ангела только канониров, он приказал как можно скорее закончить строительство подъемного моста, который соединял форт с Биргу. Ни о каких оставлениях укреплений, отступлении или сдаче речь больше не шла. Для Мустафы-паши ситуация перешла в критическую стадию. Хотя турки по-прежнему обладали численным превосходством, их пушки постепенно изнашивались, а запасы были на исходе. Теперь Мустафа-паша решил вернуться к своему исходному плану: взять Мдину. Турки полагали, что в Мдине слабый гарнизон, и что она плохо защищена. Однако это не соответствовало действительности. У губернатора, шевалье Мескью было немного воинов, укрывшихся за обветшалыми стенами. Однако здесь находилось значительное количество местных жителей-мальтийцев, которых он одел в военную форму и отправил на стены. Появившиеся у города турецкие разведчики встревожились, увидев, что на городских стенах находится множество солдат и пушек. Введенные таким образом в заблуждение разведчики сообщили своим командирам, что взятие Мдины потребует, по меньшей мере, новой многомесячной осады.

Долгожданная помощь

Тем временем находившиеся на Сицилии рыцари ордена, которых тогда на острове было около 200, убедили наконец вице-короля дона Гарсию отправить на Мальту флот с более чем 9000 вооруженных солдат. После ряда задержек в пути флот 6 сентября появился у северной оконечности острова. На следующее утро началась высадка, и известия о крупном христианском войске стремительно распространились по острову. Численности прибывших было недостаточно, чтобы обеспечить преимущество христианам-турок все равно оставалось почти в два раза больше. Однако ла Валетг сознательно позволил турецким шпионам представить своим командирам самую полную информацию о высадившихся христианских войсках.

Последняя ошибка турок

Мустафа-паша приказал эвак свои войска. Турки фактически бросил' свои позиции, оставив врагу все, что не удалось унести с собой. После четырех месяцев боев мусульманская армия уходила. Однако пока она грузилась на корабли, Мустафа-паша наконец составил представление о реальном положении дел и о составе прибывших к христианам подкреплений. После этого он немедленно потребовал, чтобы его войска высадились обратно на остров. Пияли пришел в ярость: он категорически настаивал на том, чтобы флот поднял паруса. Все же турецкие командиры договорились, что флот будет ожидать Мустафу-пашу в заливе Св. Павла.

Мустафа-паша высадил на берег 9000 солдат и двинулся против прибывших с Сицилии христианских войск. Когда турки наконец добрались до противника, рыцари стал разворачивать своих коней, чтобы на полном скаку атаковать неприятеля. Когда кавалерия и ополчение в Мдине увидели, что происходит, они также решили атаковать, не ожидая приказа. Христианские войска нанесли удар по передовой части турецкой колонны, в то время как гарнизон Мдины врезался на полном ходу ей во фланг.

Турки бросили строй и в панике бежали к заливу Св. Павла. Только янычары и Мустафа-паша отступали в полном порядке, хотя под самым пашой во врем;, этого боя и были убиты две лошади. Турки отступали к спасительному заливу, пытаясь сдерживать христиан залпами из мушкетов. На берегу бухты возник беспорядок, и разыгрались ужасные сцены паники и резни. Последним на корабль вступил Мустафа-паша, чтобы уже никогда больше не возвратиться на Мальту. Узнав о поражении османской армии, Сулейман приказал Мустафе-паше и Пияли прибыть в Константинополь ночью, чтобы скрыть свой позор. Он пообещал в следующем году лично возглавить поход на Мальту. Однако 15 сентября 1566 года султан умер, так и не исполнив данного обета. А через некоторое время, в 1571 году, в морском сражении при Лепанто османский флот был уничтожен христианскими кораблями.

На Мальте великий магистр вел подготовку к новой осаде. Значительные усилия были направлены на укрепление защиты острова, особенно нового города, основанного на высотах горы Скиберрас и окруженного мощными стенами, обеспечивавшими самый современный уровень обороны. Этот город получил свое имя в честь великого магистра Жана Паризо де ла Валетта-Валетта.

В последние годы жизни ла Валетт руководил возведением новых укреплений, работой совета, а также принимал послов, прибывших в его крошечное государство. Он умер 21 августа 1568 года после тяжелого инсульта. Последний из рыцарей-крестоносцев, имя которого прочно вошло в мировую историю, теперь наконец предстал перед Господом. Хотя Святая земля и была потеряна навсегда, Европа давала успешный отпор мусульманской экспансии. Эпитафия великому магистру была написана его другом и секретарем, сэром Оливером Старки: «Здесь покоится ла Валетт, достойный вечной чести. Он был бичом Африки и Азии и щитом Европы, изгнавший варваров со своей святой армией, первый, кто погребен в этом благословенном городе, основателем которого сам и являлся». Значение победы рыцарей для Европы лучше всего определила правившая в то время в Англии королева Елизавета I. Во время осады она записала: «Если турки победят на Мальте, невозможно даже представить себе, насколько опасным будет положение христианского мира». Узнав же о поражении турок, она распорядилась архиепископу Кентерберийскому совершать благодарственные службы трижды в неделю в течение шести недель подряд-несмотря на то, что ее протестантские подданные вряд ли питали какие-либо чувства к католическим рыцарям.