Марш-бросок на Ричмонд



После Фредериксберга Бернсайд разработал новый план, в соответствии с которым предполагал дать противнику сражение на юге. Фредериксберг стал символом его личного поражения и пятном на его доброй репутации. Несмотря на то, что значительная часть войск находилась на зимних квартирах, он чувствовал, что время уходит, и надо поспешить с наступлением, если он хочет застать южан врасплох. Бернсайд планировал, несмотря на ненастную погоду, переправить свою армию через северные броды выше Фредериксберга и совершить марш-бросок на Ричмонд.

30 декабря его кавалерия выступила в поход, возглавив наступление. Погода еще больше ухудшилась. Ливень и дождь со снегом обрушились на заснеженную землю, превращая дороги в реки грязи. В ней вязли колеса телег и копыта лошадей, она облепляла полы шинелей и башмаки солдат. Движение затруднилось чрезвычайно: и не только плохая погода была этому виной - у солдат пропал всякий энтузиазм.Пока войска барахтались в грязи, генерал Хукер ругался с Самнером и Франклином, пытаясь заставить их выступить против этого сумасшедшего плана. Они не согласились поддержать Хукера, но в конце концов два дивизионных командира - Джон Ньютон и Уильям Брукс - втайне отправились в Вашингтон, чтобы поведать Линкольну о сложившейся ситуации. Линкольн отправил Бернсайду телеграмму со словами: «Вы недолжны предпринимать широкомасштабных маневров армией, не поставив меня в известность». Бернсайд развернул свою армию назад.

Узнав, что его подчиненные у него за спиной обратились к президенту, Бернсайд попросил Линкольна либо освободить Хукера и его сторонников от командования, либо принять его отставку. Ответ Линкольна пришел 25 января: со своих постов были сняты Бернсайд, Самнер, Франклин. Одновременно он назначил Хукера командующим Потомакской армией.
Фредериксбергская кампания Бернсайда была обречена почти с самого начала. Его генералы считали, что они больше подходят для командования армией, чем он. Предложенная им стратегия также была принята без особого восторга. Линкольн сказал, что наступление будет иметь успех, если его удастся провести в сжатые сроки, но задержка с прибытием понтонов нарушила это положение плана. Время было главным фактором. Как только оно оказалось упущено, операцию следовало отменить.

Медленные действия северян и превосходная работа разведки южан дали Ли время, чтобы подготовиться. Он развернул свою армию на высотах и ждал нападения Бернсайда. К удивлению Ли, Бернсайд клюнул на приманку и отправил своих солдат умирать на склоны высот Мери.Франклин не был достаточно агрессивен и оставил слишком много саядат охранять пути к отступлению. Получив расплывчатые приказы, он посчитал их разрешением не двигаться с места.Без реальной и серьезной поддержки прорыв Мида был обречен на неудачу. Когда Франклин остался на своих позициях, Бернсайд мог остановить последующие атаки Самнера, но вместо этого он позволил им продолжаться. Можно утверждать, что вполне реалистичным было утверждение самого Бернсайда, что кто-то другой лучше подошел бы для командования Потомакской армией.

Сражение стоило северянам в общей сложности 12 653 человек, что составляло около 10% от общей численности Потомакской армии. Ли в общей сложности потерял 4201 человека. Урок был вполне очевидным: никогда не следует атаковать хорошо укрепленные позиции без флангового маневра, или, по крайней мере, имея трехкратный перевес в силах.
Неудачей северян было и создание в командовании уровня гранд-дивизий, оказавшегося слишком громоздким. Они были ликвидированы после того, как Потомакскую армию возглавил Хукер. Кавалерию также, скорее всего, можно было бы использовать более эффективно.Хукер извлек уроки из сражения при Фредериксберге и решил хранить свои планы наступления в полном секрете.