Монархи Европы создали союз - Венская система


Когда греки оказались на грани поражения, великие державы наконец решили действовать и отправили к берегам Греции флот, чтобы заставить Османскую империю принять условия перемирия. Медлительная и непостоянная политика европейских держав в отношении Греческой войны за независимость объяснялась политической ситуацией в Европе. После завершения Наполеоновских войн монархи Европы создали неустойчивый союз, известный как Венская система, предназначенный для поддержания существующего положения вещей. Консервативные силы, возглавляемые императором Александром I Всероссийским, Францем I Австрийским и представителем восстановленной на французском престоле династии Бурбонов Карлом X, стремились еще в зародыше подавить любые попытки проведения демократических реформ и революций в Европе. Позиция другой великой европейской державы, Великобритании, была менее однозначной, но обычно она не вступала в противоречия с союзниками.


После внезапного начала войны за независимость в Греции все ведущие державы отнеслись к ней с подозрением. В России, Австрии и Франции полагали, что она слишком тесно связана с недавними либеральными восстаниями в Италии и Испании, в то время как англичане опасались, что этот процесс является частью политики России, направленной на упрочение ее позиций в Восточной Европе. Отношение европейских монархов стало меняться в начале 1823 года, когда император Александр I убедил короля Карла X вторгнуться в Испанию, чтобы окончательно подавить либеральное движение. С точки зрения британских политиков, это было уже слишком. Поэтому в ответ британское правительство начало поставлять в Испанию оружие и официально признало незадолго до этого провозгласившие независимость государства Южной Америки. К этому времени также стало ясно, что Греческая война за независимость не была кем-то спровоцирована, и уж тем более не инициирована Россией, и поэтому причин для беспокойств у британского правительства быть не могло. В 1824 году британские финансисты договорились о предоставлении крупной ссуды греческому правительству, предотвратив тем самым его крах. Соглашение о новом займе было достигнуто в 1825 году, хотя вновь без прямого участия в этом британского правительства.В это же время Россия начала действовать, используя дипломатические каналы, и инициировала проведение переговоров с Османской империей. В начале 1824 года император Александр 1 предложил проект соглашения, по которому греков предлагалось разделить между тремя полу-автономными государственными образованиями - под суверенитетом Османской империи, но под защитой России. Этот план предполагал не только облегчение положения греков, но и скорейшую ликвидацию «парализующего влияния революционной деятельности».

Однако эти инициативы ни к чему не привели. Греки сочли их предательством со стороны единоверцев и исторических союзников, турки были возмущены действиями императора, посчитав их вмешательством в их внутренние дела, а англичане приняли их за попытку поставить под своей контроль греческое население, что давало России возможность выступить против турок в любой момент, когда ей это было бы выгодно в военном отношении.25 августа 1825 году греческий парламент проголосовал за то, чтобы передать страну под покровительство Великобритании. Получив столь важный повод для вмешательства, британские дипломаты выдвинули требование создания независимого греческого государства. С одной стороны, правительство надеялось успокоить собственное прогречески настроенное общество, с другой, воспрепятствовать попыткам России подорвать Османскую империю изнутри, использовав греков в качестве «пятой колонны». Великобритания вовсе не ставила себе целью разрушение Османской империи, скорее, она стремилась к некоему «великодушному сокращению» - отторжению той части империи, которая, как казалось, в большей степени ослабляла, чем укрепляла ее.

Однако, то, что наконец европейцы начали форсировать события, стало следствием не активизации британской дипломатии, а в большей степени военного поражения греческих повстанцев. В условиях, когда египетские войска Ибрагим-паши методично громили отряды греческих повстанцев, Россия больше не могла оставаться безучастной и при этом надеяться сохранить свое влияние в христианской Восточной Европе. В апреле 1826 года Россия и Великобритания подписали Санкт-петербургский протокол, в соответствии с которым обещали использовать все свое влияние для того, чтобы добиться заключения мирного соглашения между Высокой Портой F и греками. В течение 1826 года было предпринято несколько попыток договориться о перемирии, однако из-за постоянных маневров посредников из этого ничего не вышло. В частности, британская отговорка о своем нейтралитете была слишком неосновательной: в течение 1826 года британские офицеры продолжали служить в греческих армии и флоте, а на британских верфях в это время продолжали строиться заказанные греками военные корабли. Хотя англичане утверждали, что все эти действия являлись лишь инициативой частных лиц, турки прекрасно понимали, что британское правительство легко могло бы все это прекратить, если только захотело.Другой проблемой для дипломатов являлось то обстоятельство, что, после того как военные силы греческих повстанцев были подорваны, турки не видели оснований вообще вести с ними переговоры. Даже если бы султан Махмуд согласился что-то обсуждать, грекам нечего было ему предложить. 5 февраля 1827 года Великобритания и Россия сделали заключительное предложение о мирном урегулировании, которое было решительно отвергнуто Махмудом.