Французский военный флот образца 1781 года


В 1781 году французскому военному флоту удалось благодаря своему стратегическому и количественному превосходству изолировать войска Корнуоллиса в Йорктауне.Теоретически у Королевского флота в Северной Америке было примерно 200 военных кораблей, однако на самом деле большинство их находилось в плохом состоянии, а экипажи были недоукомплектованы. Поскольку Адмиралтейство рассматривало Францию как главную угрозу, действия в Ла-Манше и на Карибском море всегда имели приоритет перед Американской эскадрой. В этом плане Вашингтону очень повезло, и он мог рассчитывать на помощь с моря. Американцы, не имевшие собственных военных верфей, должны были полагаться на союзников, которые в своих действиях руководствовались собственными планами.

Во время Семилетней войны французский флот был уничтожен, но затем восстановлен, после чего пересмотрел свои приоритеты. Теперь французские адмиралы считали более важным стратегический выигрыш, предпочитая его слишком большому риску непредсказуемых сражений. Если дело доходило до боя, они использовали огонь своей артиллерии в первую очередь, чтобы поразить мачты кораблей противника и в результате предотвратить возможное преследование.8 марта вся эскадра французского контр-адмирала Детуша с 1200 солдатами на борту прибыла из Норфолка в Чесапикский залив, чтобы попытаться поймать в ловушку Бенедикта Арнольда. Затем прибыл и британский адмирал Мариот Арбетнот. Флоты встретились у мыса на рассвете 16 марта. Сильное волнение на море и западный ветер не позволили ни одному из флотов войти в Чесапикский залив, и в 07:00 Арбетнот передал своим кораблям сигнал развернуться в боевую линию. Затем британский флот развернулся и направился в Атлантику. В 13:00 противники шли параллельными курсами на восток-юго-восток.

В 14:00 передовой британский корабль Robust («Сильный») поравнялся с шедшим последним французским кораблем. Тогда французы совершили поворот на 180 градусов, обойдя британскую линию. «Робаст» также развернулся и вскоре вступил в бой с шедшим теперь впереди французским кораблем Conquerant («Завоеватель»), В возникшем затем беспорядке французы нанесли тяжелые повреждения кораблям «Робаст», Europe «Европа») и Prudent («Благоразумный»),некоторые их корабли (в особенности «Конкверен» и Provence («Прованс»)) также сильно пострадали, и Детуш приказал эскадре повернуть на другой галс. Арбетнот хотел начать преследование, но три его ведущих корабля были настолько сильно повреждены, что он мог лишь продолжить движение на запад в Чесапикский залив, в то время как французы вернулись к Род-Айленду. Детуш обманул Арбетнота, но при этом лишился имевшегося у него преимущества.Британский флот вернулся в Нью-Йорк 6 апреля и в течение апреля и мая блокировал Ньюпорт. В июне Клинтон написал адмиралу Джорджу Родни, что его беспокоят полученные при перехвате писем сведения о том, что контр-адмирал де Грас весной должен прибыть с эскадрой в Карибское море, а летом он уже будет у берегов Америки. 4 июля Арбетнота сменил контр-адмирал Томас Грэйвс. В августе Грэйвс получил от Родни известия, что французский флот идет на север, а британский контр-адмирал Сэмюэль Худ направлялся в Чесапик.Де Грас отплыл из Бреста в конце марта с 21 линейным кораблем. Он начал блокаду Мартиники, а затем двинулся за Худом. 2 июня де Грас взял Тобаго. Два флота в течение нескольких недель маневрировали относительно друг друга, пока де Грас наконец не бросил якорь у берегов Гаити, где получил известия от Вашингтона и Рошамбо.

7 июля Родни направил предупреждение Грэйвсу и предложил ему соединиться у мыса Виргиния с эскадрой Худа, которую он отправил на север. Однако в этот момент из-за болезни Родни пришлось вернуться в Англию. Из 21 корабля, которые он оставил в Новом Свете, только 14 были пригодны для военных действий.5 августа де Грас покинул Гаити с 3200 солдатами генерал-майора маркиза де Сен-Симона. Взяв обходной курс, чтобы ввести в заблуждение англичан, он двинулся на север между Флоридой и Багамами. Худ приплыл с 14 кораблями через пять дней. Следуя более прямым маршрутом, он прибыл в Чесапикский залив 21 августа на пять дней раньше французов. Не обнаружив там ни противника, ни подкреплений, Худ ушел в Нью-Йорк. Когда он прибыл туда (28 августа), пришло сообщение, что французская эскадра из Ньюпорта во главе с адмиралом графом де Баррасом 25 августа вышла в море. И хотя Грэйвс действовал разумно, поскольку две французские эскадры планировали встретиться в Чесапике, пять его кораблей не могли до 31 августа присоединиться к Худу. Затем он направился на юг, надеясь перехватить де Барраса, но французы ушли в Атлантику, чтобы избежать столкновения.30 августа де Грас прибыл в Чесапикский залив, и его корабли стали на якорь в три линии в Линнхейвенском заливе. Он отправил четыре корабля блокировать Йорктаун и начал переправлять войска Сен-Симона через реку Джеймса, чтобы усилить части Лафайета. Корабли меньшего размера он отправил к Чесапику, чтобы встретить войска из Нью-Йорка.
Второй бой у мыса

Утром 5 сентября де Грас узнал, что с северо-востока к нему приближаются корабли. Де Грас знал, что если он позволит англичанам войти в Чесапикский залив, Корнуоллис будет спасен, и в опасном положении окажется уже фран-ко-американская армия. В 11:30 де Грас приказал своему флоту приготовиться выйти в море, чтобы отвести англичан как можно дальше от Чесапика, даже при том что 1900 солдат находились на берегу и занимались фуражировкой.О соотношении сил этих двух эскадр нельзя судить лишь по количеству кораблей - 24 французских против 19 английских. Французы могли использовать все свои орудийные палубы, в то время как англичане, двигаясь против ветра, должны были держать нижние ряды портов закрытыми. Хотя французские корабли были медленнее, они имели более тяжелое вооружение и находились в лучшем состоянии.В 14:00 Грэйвс обнаружил, что французы вышли из Чесапикского залива и развернулись в боевую линию. Следуя «Боевым инструкциям» Адмиралтейства, фэйвс приказал кораблям развернуться в линию примерно параллельно строю французов. Этим маневром он изменил свой порядок на обратный, но смог поравняться с флотом противника, выходящим из бухты. Однако в итоге построение англичан полностью изменилось, и лучший их командир - Худ - оказался в хвосте, дальше всего от противника, а самые слабые британские корабли - напротив сильного французского авангарда.

Примерно в 15:45 Грейвс поднял сигнал «ближний бой», приказав кораблям следовать непосредственно к неприятельской линии. В 16:05 британский флот, находившийся в 16 км от мыса, открыл огонь. В течение 10 минут французов атаковали весь авангард и часть центра. Бой продолжался около двух часов, и фактически основная его тяжесть пришлась на авангарды и центры. Находившиеся в хвосте корабли Худа не сделали, вероятно, ни одного выстрела, в частности, из-за беспорядка, вызванного одновременными сигналами Грэйвса «строить линию» и «ближний бой». Выполнить обе команды сразу Худ просто не мог. Он сохранил линию, но из-за этого прибыл на место слишком поздно.Англичане потеряли 90 человек убитыми, 246 ранеными, а также 16 пушек. Урон французов был немногим более 200 человек. Результатом французской тактики артиллерийского огня стало то, что пять шедших впереди английских кораблей стали почти неуправляемыми. И хотя передовые французские корабли также получили повреждения, де Грас сохранил имевшееся у него численное превосходство. И что бьио еще важнее, теперь, когда обе эскадры оказались далеко от мыса, он сохранял и стратегическое преимущество. На следующее утро Грэйвсу предстояло принять решение относительно своих дальнейших действий: возобновить сражение, вернуться в Нью-Йорк или направиться в Чесапик Худ, недовольный тактикой, используемой Грэйвсом накануне, отказался участвовать в обсуждении дальнейших планов.

В течение следующих двух дней флоты оставались в пределах видимости друг друга, причем Грэйвс все более убеждался в том, что его позиция не слишком удачная. Вечером 9 сентября де Грас вернулся в Чесапикский залив, поставленная цель - заставить Грэйвса уйти - была достигнута. Утром 11 сентября он вошел в Чесапик, где нашел де Барраса, стоявшего на якоре в Линнхейвенском заливе.Тем временем британский флот вышел в Атлантику. 12 сентября Грэйвс отправил фрегат Medea («Медея») разведать ситуацию в Чесапикском заливе. На следующий день капитан фрегата сообщил о намного более сильной французской эскадре, чем та, которую Грэйвс атаковал неделей ранее. После этого все три британских адмирала сошлись на том, что необходимо идти в Нью-Йорк для ремонта.По оценке Корнуоллиса в Чесапикском заливе вблизи от Йорктауна находились 36 кораблей противника. Это вызвало у Клинтона серьезные сомнения в том, располагают ли британцы в Северной Америке достаточным количеством кораблей, чтобы выступить против этого флота неприятеля.