Находившиеся в Саксонии и Пруссии войска Наполеона


Прусская армия, созданная Фридрихом Великим, все еще оставалась достаточно сильной, но противостоять Великой
армии Наполсоца она бьиа не в состоянии. Находившиеся в Саксонии и Пруссии войска Наполеона, одержавшие в 1805 году выдающиеся победы, были, вероятно, лучше всего обученной и наиболее эффективной армией, когда-либо существовавшей в истории. Со времен Прессбургского мира французская армия увеличилась со 160 тысяч человек до почти 300 тысяч. Все ее части кроме двух дивизий, принимавших участие в сражении, состояли из ветеранов. С точки зрения боевого духа и опыта Великая армия в 1806 году превосходила любого противника.

Пехота

Основой Великой армии была линейная пехота. Вооруженный мушкетом Шарле-вилля образца 1777 года калибра 17,8 мм с 38-см штыком и саблей, французский пехотинец обучался вести бой в нескольких построениях. Для передвижений на поле боя пехотный батальон строился в «дивизионную колонну» с одной ротой, развернутой впереди в качестве стрелкового прикрытия, и восемью другими (каждая примерно по 140 человек), выстроенными в три шеренги глубиной, имея до двух рот по фронту. Для атаки они перестраивались в несколько «батальонных колонн», в которых войска занимали позиции в шахматном порядке.

Батальоны легкой пехоты - тиралье-ры - обычно сражались в рассыпном строе, выполняя функции застрельщиков, но могли также вести бой и в линейном формировании - в зависимости от ситуации. Офицеры обучались самостоятельно оценивать ситуацию и докладывать о ней вышестоящему командованию.Любимым построением Наполеона был Pordre mixte («смешанный порядок»), когда полк разворачивал один батальон в линию, в то время как два других действовали на флангах в дивизионных колоннах. Это построение позволяло сочетать залповый огонь со штыковой атакой и гибко реагировать на изменения на поле боя. Французские пехотинцы обучались быстро перестраиваться: из колонны - в линию, из линии - в каре (в случае атаки кавалерии), из любого построения - в l’ordre mixte. Действия дивизии Морана при Ауерштэдте - великолепный пример высочайшей тактической гибкости.

Кавалерия и артиллерия

Кавалерия - кирасиры, драгуны и легкая конница - сводилась в полки из четырех, пяти, шести и более эскадронов, соответственно. Стандартная атака выполнялась соединением из двух эскадронов, что требовало от солдат очень высокой дисциплины, особенно при построении для новой атаки. Легкая кавалерия обучалась организации преследования и ведению разведки. Тяжелая кавалерия - кирасиры и драгуны - часто составляли основу Резервной кавалерии, всесокрушающий удар которой, нанесенный в нужный момент, мог решить исход сражения. Кавалерийские дивизии или бригады придавались каждому армейскому корпусу (corps d’armee) и обычно включали в себя части всех трех видов конницы.Артиллерийские части бьии сведены в батареи пешей и конной артиллерии. Они имели на вооружении 12-, 8- и 6-фунтовые гладкоствольные пушки, а также в несколько меньшем количестве 6-дюймовые гаубицы. Большая часть орудий с самыми крупными калибрами - «любимых дочек императора» -использовалась Резервной артиллерией, которая находилась под непосредственным началом командующего. При Йене Наполеон впервые использовал столь крупную батарею.

Тактика

Свои сражения Наполеон обычно начинал с бомбардировки противника тяжелой артиллерией, чтобы нанести урон в живой силе неприятеля и подорвать его боевой дух. Под прикрытием артиллерийского огня вперед выдвигалась легкая пехота, офицеры которой тщательно изучали расположения противника, отведя назад в тыл разведку.Затем корпусные кавалерийские части развертывались на фронте в надежде вызвать ответную атаку эскадронов неприятеля, чтобы смять их во встречном бою. В этом случае после рукопашной и отхода кавалерии противника французская конница атаковала пехоту, заставляя ее по ходу боя перестраиваться в каре, которые оставались уязвимыми для сопровождавшей кавалерию конной артиллерии.

Под прикрытием этой атаки колонны французской пехоты неожиданно появлялись из клубов дыма. В надежде застать
полки противника все еще стоящими в каре (что резко сокращало плотность огня по фронту) или, что еще лучше, в процессе развертывания в линию, французские колонны разворачивались на расстоянии 90 метров от противника, делали несколько залпов и затем бросались в штыки. Как только порядки противника теряли свою стройность, вперед бросалась корпусная легкая кавалерия, чтобы развить местный успех. Подобные атаки предпринимались на корпусных участках, а когда противник бьи уже должным образом «подготовлен», находившиеся в резерве французские войска сокрушительным ударом одерживали победу. Ключом к успеху при данной тактике боя являлись отработанное взаимодействие различных родов войск и точное выполнение плана боя.

Прусские войска

В 1806 году прусская армия могла выставить на поле боя около 121 ООО пехотинцев, 35 ООО кавалеристов и 550 пушек (с 15 ООО артиллеристами). Кроме того Пруссия имела еще 83 ООО солдат и много пушек в составе гарнизонов и в резерве. Большинство рекрутов бьии пруссаками, но в армию входило и значительное количество добровольцев непруссаков и около
20 ООО саксонцев, которых насильственно рекрутировали в армию. Боевой дух прусских войск был довольно высоким, но существовали серьезные проблемы, в частности, солдатам не хватало опыта, а саксонцы были явно ненадежны.
В прусской армии на четырех сверхсрочников приходилось семь кон-скриптов. В мирное время прусские части практически не обучались ведению боя во взаимодействии с другими войсками, поэтому, когда началась война, оказалось, что срочно созданные бригады и дивизии не имеют опыта ведения боевых действий как единое формирование, а командиры не подготовлены для руководства ими.

Пехота

Прусская пехота включала три основных типа войск мушкетеров, гренадеров и фузилеров. Полк состоял из двух батальонов мушкетеров и двух рот гренадеров. Фузилеры, или легкая пехота, в мирное время сводились в 3-батальонные бригады. В военное время их батальоны по одному придавались более крупным объединениям войск. Как и фузилеры, вооруженный штуцерами элитный полк пеших егерей должен был оказывать поддержку другим подразделениям. Егеря обычно набирались из охотников и лесников, которые часто использовали в бою свое собственное, более привычное оружие, обладавшее намного большей точностью и дальностью стрельбы, чем стандартные гладкоствольные мушкеты. Стрелки придавались различным частям и также имели хорошую стрелковую подготовку. Вооружались они 18,5-мм нарезными штуцерами. Стрелки получали звания унтер-офицеров и использовались в качестве застрельщиков. Линейные полки обучались вести огонь залпами, повзводно (для борьбы с кавалерией), а также «боевому огню». Последний представлял собой два предварительных общих залпа, а затем переход на одиночную стрельбу, что было особенно полезно при ведении обороны.

Кавалерия и артиллерия

Считалось, что прусская кавалерия располагала лучшими лошадями в Европе, поставляемыми конными заводами Восточной Пруссии. Она делилась на три вида: тяжелую, драгун и легкую. Все
кавалеристы вооружались саблями или палашами, пистолетами и карабинами. Репутация прусской кавалерии была очень высокой. Свою славу она завоевала во время кампаний Фридриха Великого, сражаясь под началом легендарного кавалерийского командира Фридриха Вильгельма фон Зейдлица.Прусская артиллерия была сведена в батареи: пешие (в каждой по шесть 12-фунтовых пушек и две 10-фунтовые гаубицы), конные (в каждой по шесть 6-фунтовых пушек и две гаубицы) и так называемые «запасные» (в каждой по двенадцать 6-фунтовых пушек), которые в качестве полковой артиллерии были распределены по пехотным батальонам.

Командование

Самым серьезным недостатком прусской армии было отсутствие в ней единой и современной штабной системы. Три начальника штаба соперничали друг с другом, поэтому ни о каком сотрудничестве между ними не могло быть и речи. Дивизионные штабы не имели четкой структуры, а командующим зачастую при- |' ходилось лично отдавать прика- г зы своим полковым командирам.

В то время как прусские генералы никак не могли определиться с планом кампании, Наполеон собрал свою армию, чтобы совершить стремительный марш-бросок через Саксонию. Поняв, какие последствия может иметь оккупация Пруссией Саксонии, Наполеон начал планировать ответные действия. Однако его приготовления задержались из-за сбивающих с толку перемещений прусских войск. Нерешительность противника и разногласия между командующими сильно затрудняли разработку встречной стратегии. Наполеон оценил возможность наступления на Берлин через Ганновер, но решил, что это потребует слишком серьезной реорганизации войск. Он рассмотрел также возможность наступления от Майнца до Фульды, но пришел к заключению, что при пересечении реки его войска могут оказаться отрезанными. К 15 сентября Наполеон решил наступать на Бамберг с последующим разворотом на северо-восток к Берлину. Он все еще не мог определить, что планируют пруссаки, но чувствовал, что этот маршрут предоставит ему наилучшую возможность для нанесения решающего удара. После чрезвычайно напряженного периода реорганизации, когда Наполеон всего за 48 часов разослал 120 письменных приказов, 8 октября Великая армия выступила в поход.

Прусский план

Как это ни удивительно, но когда французская армия выступила на восток, у пруссаков все еще не было единого плана, несмотря на то, что они вели военные действия уже более месяца. Прусские генералы провели полную инспекцию своих войск и пришли к выводу, что победить Наполеона они смогут только в том случае, если будут обладать абсолютными превосходством.

Генерал Гогенлоэ предложил занять позиции около Эрфурта и Хофа, но его план бьи отвергнут как излишне оборонительный. Герцог Брауншвейгский приводил доводы в пользу массированного наступления на юг к Штутгарту с целью перехватить противника на марше - этот план был признан слишком рискованным. Наконец, генерал Массенбах предложил на первый взгляд бессмысленный марш в обход на юг от Хофа - этот проект даже серьезно не рассматривался.
Был еще один план, возможно, самый лучший, который предложил полковник Иоганн фон Шарнхорст. Он предусматривал проведение стратегического отхода и использование водных преград для задержания и изматывания противника, что позволяло выиграть время до подхода русских союзных армий. Этот чрезвычайно разумный план был полностью проигнорирован. В конце концов, пруссаки приняли не слишком удачный компромиссный вариант, основывавшийся на плане герцога Брауншвейгского.

Охота за прусской армией

Наполеон уже двигался с армией по Саксонии, но все еще не располагал
информацией о планах пруссаков. Он предпринял изящный и тактически блестящий маневр, проведя свою армию через Тюрингский лес тремя отдельными колоннами. Если бы здесь находились существенные силы пруссаков, то положение Великой армии могло оказаться уязвимым, однако французы благополучно миновали этот район, встретив лишь незначительное сопротивление.Прусские войска, которыми командовал герцог Брауншвейгский, отступили к Эрфурту на западный берег Заале. Получив известия о движении пруссаков на север, Наполеон пришел к выводу, что большая часть их армии находится в Лейпциге, и приказал своим колоннам двигаться вперед. Однако высланные на разведку разъезды никаких признаков противника не обнаружили.

11 октября, наконец, пришли первые обнадеживающие сведения с левого фланга. Разведка
обнаружила прусскую армию к : западу от Заале в районе Эрфур- у та. Наполеон предупредил своих ' корпусных командиров, чтобы они готовились к бою 16-го.Вся французская армия совершила разворот на 90 градусов V к Заале. Корпуса Ланна и Ожеро теперь составили авангард, корпуса Даву и Бернадота - правое крыло, корпус Нея и тяжелая кавалерия - левое крыло, корпус Сульта - арьергард. Французская армия заняла построение, известное как le bataillon саггё -огромными квадратами, каждую сторону которых составляла дивизия. Такое построение позволяло ей проводить маневр с наименьшими потерями.

Наполеон направляется к Йене

На следующий день к Наполеону прибыл гонец от Ланна, войска которого были ближе всего к противнику. Он сообщил, что между Йеной и Веймаром находятся около 30 ООО пруссаков, и что V корпус занимает позиции
у Ландграфенберга на западном берегу Заале. Наполеон двинулся на соединение с Данном, отправив вперед пехоту Имперской гвардии. Он сразу понял, что сражение под Йеной может начаться уже 14-го. Наполеон направил приказы своим маршалам, предписав им занять новые позиции в районе Йены. В течение следующих 24 часов, благодаря гибкости bataillon саггё, он смог сконцентрировать в одной месте 100 ООО солдат (причем располагая в общей сложности почти 150 ООО). До предполагаемого начала сражения оставалось 48 часов. Изучив местность у Ландграфенбер-га, Наполеон пришел к заключению, что перед ним находится вся прусская армия. Однако это было верно лишь отчасти. Пруссаки отказались от концентрации своей армии под Йеной. Их главные силы отступали на север к Галле, а войска у Йены лишь прикрывали их фланг. Наполеон решил, что артиллерию необходимо развернуть выше Ланд-графенберга как можно скорее, хотя единственная ведущая туда дорога была глинистой и разбитой. Под непосредственным командованием Наполеона французские саперы расширили дорогу, стараясь проводить все работы как можно тише, чтобы не привлечь внимания противника. Вскоре первые орудия прибыли на расположенную у города возвышенность. Позже ночью Наполеон разрешил разжечь костры и отправил фуражиров к Йене.

Подготовка к сражению

На следующий день Наполеон вчерне набросал план предстоящего сражения. Сначала V корпус должен был двинуться по возвышенности, давая армии время развернуться. По мере наращивания сил Даву и Бернадот - оба их корпуса стояли у Наумбурга - должны были ударить к Апольде и перерезать прусской армии путь к отступлению. Маршал Бертье написал следующий приказ Даву (в постскриптуме ниже подписи Наполеона): «Если Бернадот с Вами, Вы можете пройти вместе, но император надеется, что Вы присоединитесь к нему в Дорнбурге». Этой приписке к приказу, отправленному в 22:30, предстояло сыграть важную роль в ходе сражения.

Пока французы ожидали рассвета, войска принца Гогенлоэ теснились у своих костров. Ближе всего к французам у деревень Клозевиц и Люцерода располагались биваком войска генерала Тауен-цина численностью около 8000 человек Примерно в 6,5 километрах на северо-восток 5000 солдат генерала Хольцен-дорфа располагались лагерем на высоте,
доминирующей над мостом через Заале у Дорнбурга. Отдельно от них размещалась кавалерия, наблюдавшая за переправой у Камбурга. Еще 22 000 солдат бьии сконцентрированы западнее вокруг нескольких деревень.14 октября около 01:30 маршал Даву навестил командира другого корпуса -Жана Батиста Бернадота, находившегося примерно в 13 километрах к югу от Йены. Раздраженный прибытием Даву в столь поздний час, Бернадот держался надменно и пренебрежительно. Он сообщил Даву, что не имеет ни малейшего намерения изменять планы действия I корпуса на основе одной единственной приписки в постскриптуме к приказу. Даву резко развернулся и вышел в туманную ночь, сильно хлопнув дверью. Слышали, как он бормотал: «Tant pis» («С этим покончено»), отправляясь на запад, чтобы присоединиться к своему III корпусу. Через 12 часов Даву и его солдаты покрьии себя славой при Ауерштэдте, а Бернадот едва не попал под суд военного трибунала.