Сражение при Марстон-Муре


Сражение при  Марстон-Муре ознаменовало коренной перелом в ходе гражданской войны в Англии. В этой битве ранее непобедимая роялистская конница принца Руперта была разгромлена «железнобокими» Оливера Кромвеля.

В середине XVII века серия социальных, религиозных и политических конфликтов привела к гражданской войне между сторонниками Парламента и короля.У короля Англии Карла I (1600-1649) были натянутые отношения с Парламентом. Многие члены Палаты общин являлась убежденными протестантами, у которых религиозные предпочтения Карла I вызывали недоверие, как и его позиция в отношении религиозных войн, бушевавших в эти годы на континенте. Особое возмущение вызывали у них уступки, которые Карл I сделал католической церкви за согласие на брак с принцессой Генриеттой Марией Французской. В первом Парламенте Карла в 1625 году члены Палаты общин отказывались вотировать ему требуемые субсидии. Само по себе было беспрецедентным даже то, что Парламент предложил вотировать таможенную пошлину «корабельный сбор и пошлина с веса» (tonnage and poundage) - один из основных источников доходов короны - сроком на один год, а не как постоянный, каким он традиционно был, начиная с XV века.

Единоличное правление

Возмущенный посягательством на свои прерогативы, Карл I в августе 1625 года распустил Палату общин. Его второй Парламент ожидала такая же судьба в июне 1626 года. 23 января 1629 года на заседании его третьего Парламента члены Палаты общин раскритиковали религиозную политику короля и заявили, что сбор корабельного налога незаконен, поскольку не вотирован Парламентом. Пришедший в ярость король распустил Палату общин и приказал бросить в тюрьму несколько видных ее членов. За этим последовали 11 лет единоличного правления Карла I. Он руководил страной без Парламента, успешно сокращая свои расходы и увеличивая доходы. Больше всего средств отнимали войны с Францией и Испанией. В апреле 1629 года он подписал мирный договор с Францией, в ноябре 1630 года - с Испанией. Установление мира дало мощный толчок развитию английской торговли и резкому росту торгового оборота. Это, в свою очередь, привело к существенному увеличению поступлений от таможенных сборов, поскольку король продолжал собиратькорабельный сбор, несмотря на то, что он не был вотирован Парламентом.

Однако искра, которая разожгла пожар гражданской войны в Англии, была вызвана не финансами, а религией. В ответ на требование короля как можно больше сблизить Англию, Шотландию и Ирландию, архиепископ Кентерберийский Уильям Лод попытался ввести единую литургию на территории всех трех королевств. Шотландские пресвитериане яростно выступили против Книги общей молитвы и арминианской шшшгии, которую пытался навязать им Лод. Этот конфликт на религиозной почве привел к подписанию шотландского Национального ковенанта и затем к началу Епископских войн (1639-1640) между Шотландией и Англией.

Возвращение Парламента

Чтобы получить средства на войну с Шотландией, королю Карлу I пришлось все же созвать в апреле 1640 года так называемый Короткий парламент, который завершил 11-летнее единоличное правление короля. 5 мая 1б40 года король распустил Короткий парламент после того, как депутаты отказались вотировать субсидии на ведение войны в Шотландии. 28 августа шотландцы нанесли поражение англичанам в сражении при Ньюберне. Оказавшись в совершенно отчаянном положении из-за отсутствия денег, король Карл был вынужден созвать 3 ноября 1640 года Палату общин, которая получила в дальнейшем название Долгого парламента.

Члены Палаты общин приступили к рассмотрению накопившихся за 11 лет жалоб на ущемление прав Парламента и на установление налогов и сборов без согласия депутатов, однако вспыхнувшее в октябре 1641 года Ирландское восстание выдвинуло на первый план другойживотрепещущий вопрос: кто должен управлять вооруженными силами - король или Парламент. Восстание местного католического населения против поселенцев-протестантов привело к тому, что погибли тысячи протестантов, а множество других представителей этого направления христианства вынуждены были вернуться в Англию, превратившись в беженцев. Слухи о массовых убийствах и злодеяниях быстро распространялись по Англии и Шотландии, вызывая у протестантов страх перед «международным папистским заговором».Джон Пим, лидер Парламента, и его сторонники составили «Великую ремонстрацию», содержащую перечень злоупотреблений короны. Конфликт достиг своей кульминации в январе 1642 года, коща король попытался арестовать пятерых депутатов, кото рых он посчитал своими глав ными противниками в Палате общин. В марте Долгий парламент проголосовал за декрет, в соответствии с которым все его решения объявлялись имеющими силу и юридически обязательными даже без утверждения их королем. В этих условиях достижение соглашения между королем и Парламентом стало невозможным, а граяданская война - неизбежной.

Начало войны

Карл I поднял свое знамя в Ноттингеме в августе 1642 года, и в октябре состоялось первое крупное сражение гражданской войны - при Эджхилле в Уорикшире. Роялисты вынудили парламентскую армию уйти в Лондон, а Карл занял Оксфорд, который оставался его столицей на протяжении всей гражданской войны.1643 год завершился успехами роялистов на всех фронтах. В южных графствах парламентская армия сэра Уильяма Уоллера 13 июля 1643 года была практически полностью уничтожена при Раундвей-Дауне. Через 13 дней на западе племянник Карла I принц Руперт взял Бристоль - главный морской порт и второй по значению город королевства.В то же время сам король особых успехов в этой кампании не добился. От осады Diocrepa ему пришлось отказаться при подходе деблокирующей парламентской армии под командованием графа Эссекса. Королю также не удалось перерезать пути отхода Эссекса к Лондону, он не смог использовать успех своей армии в первом сражении при Ньюбери (20 сентября 1643 года), и парламентские войска вернулись в Лондон, где их встретили как героев. Королевская же армия показала, что она представляет для Лондона большую угрозу, а ее конница подтвердила свои высокие боевые качества.

Север

Победы, одержанные на севере в 1643    году, могли показаться решающими. Роялистская армия маркиза Ньюкасла 30 июня 1643 года разбила парламентские войска при Адуолтон-Муре и осадила войска лорда Ферфакса в Халле. Сын последнего - сэр Томас Ферфакс - бежал на юг в Восточную Англию, где молодой генерал парламентской армии Оливер Кромвель 28 июля 1643 года одержал победу в небольшом сражении при Гейнсборо. Ферфакс и Кромвель объединили свои силы и 11 сентября 1643 года добились нового успеха при Уинсби.В Северо-западной Англии король рассчитывал быстро добиться успеха. В ноябре 1643 года в Чешир прибыли пять «ирландских» пехотных полков. Фактически они состояли из английских солдат, которые высвободились после подавления восстания в Ирландии. Еще семь пехотных полков и один кавалерийский полк должны были последовать за ними.Поэтому то обстоятельство, что роялисты неожиданно для себя потерпели в 1644 году поражение на северо-западе, стало для них серьезным потрясением. Действуя из контролируемого ими Йоркшира, войска сэра Томаса Ферфакса двинулись маршем к Нантуи-чу, чтобы деблокировать засевший там парламентский гарнизон. 25 января1644    года Ферфакс обрушился на роялистскую осадную армию лорда Байрона, сбросил ее в реку и рассеял.Эта победа парламентской армии на северо-западе в принципе не имела особого значения для ситуации на северо-востоке. Парламент, находившийся под впечатлением повсеместных побед роялистов, в 1643 году стал принимать отчаянные меры. Шотландия первой взбунтовалась против власти короля и сформировала собственное правительство, в которое вошли протестанты-пресвитериане.23 ноября 1643 года Парламент дал свое согласие на то, что Англия примет А Король Карл I восседает на троне в центре зала заседаний Парламента.пресвитерианство в обмен на поддержку шотландской армии - 18 ООО пехоты, 3000 кавалерии и 120 орудий. 19 января1644    года эти войска пересекли Твид и начали наступление на области, в которых преимущественно производилась вербовка армии маркиза Ньюкасла.

Марш Ньюкасла

Армия Ньюкасла зимовала на своих осадных позициях вокруг Халла. Теперь же ей необходимо бьшо поспешить, чтобы опередить шотландцев и первой прибыть к своему главному городу - Ньюкаслу-на-Тайне. Шотландские войска подошли к
этому населенному пункту 3 февраля, но передовые полки армии Ньюкасла оказались здесь 12 часами ранее.
19 февраля у Корбриджа шотландцы столкнулись с роялистскими войсками, которыми командовал сэр Мармадьюк Ленгдейл, и потерпели тяжелое поражение. Александр Лесли, граф Ливен, извлек урок из этой неудачи, поняв, что его необученная конница не может противостоять закаленной в боях роялистской кавалерии, и ему впредь надо избегать сражения на местности, подходящей для развертывания конницы. Трудности зимней осады Ньюкасла-на-Тайне сильно тревожили Ливена, которому, чтобы сохранить свою армию, надо было идти дальше в Англию в поисках продовольствия. Оставив город в руках роялистов, шотландцы двинулись на ог, преследуемые по пятам непри-[телем. Дважды противники вступа-и в бой и оба раза на местности, не озволявшей роялистам использо-пъ свою конницу. После этого роялисты отступили к Дарему.

Победа при Йорке12 апреля маркиз Ньюкасл получилизвестия, что Джон Белласайз, роялистский губернатор Йорка, потерпел тяжелое поражение от войск сэра Томаса Ферфакса. При Селби, близ Йорка, Белласайз был взят в плен, а значительная часть гарнизона Йорка рассеяна. После своей победы при Нантуиче Ферфакс вернулся в родной Йоркшир. Снятие осады Халла Ньюкаслом, который был вынужден реагировать на вторжение шотландцев, позволило сэру Томасу объединить свои войска с гарнизоном Халла, которым командовал лорд Ферфакс.Теперь Ньюкаслу надо было снова заставить свои войска совершить марш-бросок, чтобы добраться до Йорка раньше, чем парламентские войска сокрушат его ослабленный гарнизон. Во время марша на юг численность его пехотных полков серьезно уменьшилась из-за отставших и дезертиров, что еще больше ослабило его и без того измотанные войска. 14 и 15 апреля части Ньюкасла добрались-таки до Йорка, а 18 апреля шотландцы установили контакт с парламентскими войсками сэра Томаса Фе факса. Теперь Йорк оказался в осаде.


ПИКИ VI ПИСТОЛЕТЫ

К1644 году и роялистская, и парламентская армии были хорошо подготовлены и снаряжены, а многие допущенные ранее ошибки - исправлены.Всего на поле боя при Марстон-Муре - полностью или частично - сошлись пять армий. Каждая из них имела собственное командование и свою организацию, и каждая была предназначена для ведения самостоятельных действий. Сбор этих столь различных войск под Йорком и сформировал мизансцену для сражения, которое стало самой крупной битвой в истории гражданской войны в Англии.

Роялистские войска

Руперт привел с собой свои собственные полки пехоты, кавалерии и гвардейской кавалерии. Он включил в свою армию остатки конницы и пехоты лорда Байрона, а также набрал новые войска в Северо-западной Англии. В результате Руперту для деблокирования Йорка удалось собрать около 2000 всадников и 6000 пехотинцев, к которым должны были присоединиться 5000 всадников и 800 пехотинцев из армии Ньюкасла, вырвавшихся из осажденного города, чтобы укрепить армию принца.Армия Ньюкасла понесла тяжелые потери во время кампаний начала 1644 года -и в ходе боев, и от болезней, и из-за дезертирства, - но все еще представляла собой внушительную силу. В ее состав входило около 5000 хорошо обученных и опытных кавалеристов под началом Джорджа Горинга. Пехота Ньюкасла, насчитывавшая 3000 солдат, была разделена на семь дивизий, состоявших из большого количества полков различной численности.

Армия союзников

Противостоявшие роялистам войска представляли собой объединенную армию, включавшую парламентскую
армию лорда Ферфакса, парламентскую армию Восточной ассоциации и шотландскую армию под командованием лорда Ливена.У шотландцев были сильные пехота и артиллерия, но их значительно более слабая кавалерия снижала эффективность всей армии. Шотландцы вторглись в Англию, имея 18 000 человек пехоты, 3000 кавалеристов и 400-600 драгун. Численность этих войск сократилась до 14 000 пехотинцев и 2000 кавалеристов к тому моменту, когда шотландцы достигли Йорка, а ко времени сражения при Марстон-Муре их, возможно, было еще меньше.Армия под командованием лорда Ферфакса (отца сэра Томаса Ферфакса) потерпела сокрушительное поражение в июне 1643 года при Адуолтон-Муре, но пока Ньюкасл торопился на север, чтобы опередить шотландцев, она объединилась с войсками сэра Томаса Ферфакса, который сообщил, что войска его отца и шотландцев вместе насчитывают 16 ООО пехоты и 4000 конницы.Граф Манчестер, назначенный в августе 1643 года командующим армией Восточной ассоциации, смог набрать большое количество полков. Регулярные выплаты жалования и налаженное снабжение позволяло ему поддерживать высокую численность армии. Около 4000 кавалеристов и 4000 пехотинцев армии Манчестера, возможно, прибыли к Марсгон-Муру и представляли собой наиболее хорошо сбалансированную армию.

Тактика кавалерии

В стане роялистов наибольшее влияние на развитие кавалерийской тактики оказывал принц Руперт. Его действия основывались преимущественно на шведской тактике Густава Адольфа, с которой Руперт познакомился во время боев со шведами под Веной. Роялистская конница развертывалась всего в три линии, что позволяло совершать фланговые обходы противника, который обычно выстраивался в шесть линий. Руперт также был убежден, что его солдаты, являвшиеся опытными кавалеристами и до поступления в армию, способны выдержать удар противника, используя свое огнестрельное оружие только для боя на короткой дистанции. Таким образом, не было никакой необходимости в обучении их залповому огню и проведению маневра. Руперт присутствовал при первой серьезной кавалерийской перестрелке у Поуик-Бридж, где одержанная роялистами незначительная победа вселила в их сердца безоговорочную уверенность в собственном превосходстве.

Первоначально парламентская конница применяла тактику, использование которой в большей степени требовало дисциплины, чем умения. Кавалеристы развертывались в шесть линий глубиной и давали залпы из карабинов и пистолетов, чтобы отбить атаку роялистов. После этого конница должна была переходить в контратаку, довершая разгром противника. Однако на деле такой план редко срабатывал. При Эджхилле, например, неопытные солдаты парламентской армии побросали оружие и бежали, потому что произведенный ими залп не остановил атаку роялистов. Конница Руперта одержала
тогда свою первую важную победу, фактически так и не вступив в бой.Высокий боевой дух, использование лучшей тактики и репутация их командующего в течение первого года войны позволяли роялистской кавалерии постоянно одерживать победы. Парламент не спешит реагировать на действия противника. Необходимость в создании и обучении кавалерии доя замены выбывших в ходе боев солдат мешала сосредоточиться на обучении новым тактическим ходам и переподготовке офицеров и солдат.

Некоторым командующим парламентских войск повезло больше. Убедившись в превосходстве роялистской кавалерии при Эджхилле, Оливер Кромвель отправился в Восточную Англию, где принял командование над кавалерией Восточной ассоциации парламентских округов. Восточная Англия находилась далеко от контролируемых роялистами регионов, и пополнение войск и сбор налогов здесь не встречали противодействия. Кромвель мог регулярно выплачивать жалование своим солдатам, что без сомнения существенно укрепило их религиозное рвение. Применяя ту же тактику, что и принц Руперт, Кромвель обучал своих солдат в мелких стычках с роялистской конницей на границах Восточной Англии. Ко времени Марстон-Мура Кромвелю уда-лось создать крупное соединение, состоящее из всадни-ков, свято веривших в справедливость своей миссии, в своих командиров и доверявших своим товарищам.

Другие парламентские армии и офицеры также прилагали усилия в данном направлении. К этому моменту военных действий стандартным развертыванием парламентской кавалерии также стали три линии.Всадники должны были двигаться неторопливым шагом в сомкнутом строю - колено к колену. Они производили залп сначала из карабинов, затем из пистолетов, прежде чем достать сабли и вступить в короткую финальную рукопашную. Акцент делался на то, чтобы плотно сомкнутым строем опрокинуть кавалерию противника, расстроить ее ряды, после чего оставшаяся без командиров конница превращалась в неорганизованную отступающую массу. Во время сражения при Марстон-Муре, однако, главным различием между роялистской и парламентской кавалерией являлся уровень их дисциплины. Роялисты провели успешную атаку в начале боя, но затем они сломали строй, чтобы начать преследование отступающего противника и разграбить парламентский обоз. К тому времени, когда они вернулись на поле боя, ситуация коренным образом изменилась. В отличие от них солдатам Кромвеля удавалось перестроиться после каждой атаки, всякий раз используя в своих интересах успехи, достигнутые в ходе предыдущих атак.

Использование пехоты

Военная теория середины XVII века основывалась на возрождении и адаптации древнегреческого и древнеримского военного искусства. Армии развертывались согласно диспозиции, составленной еще в начале кампании, с корректировками, внесенными в день сражения с учетом ландшафта местности и наличных войск. В соответствии с возрождением древнего искусства, геометрия, боевой порядок и баланс сил играли главную роль в составлении этих планов. От репутации, ранга и старшинства полковника конкретного полка также зависело место, которое полк занимал в линии фронта.Из-за этих жестких требований к развертыванию у обеих сторон во время сражения при Марстон-Муре, где условия местности плохо подходили для проведения маневра возникли проблемы. В армии роялистов, например, пехоте Ньюкасла было приказано развернуться на противоположной стороне поля битвы. Это изначально предполагало, что к началу сражения значительная часть войск просто не успеет добраться до определенной им отправной точки. Парламентская пехота также развернулась в боевые порядки в начале дня достаточно далеко от Марстон-Мура, и, получив неожиданный приказ двигаться на левый фланг, согласно свидетельству очевидца, выполнила действия, «не столь соответствующие правилам, как надлежало быть».

Тактика пехоты

В зависимости от своей численности пехотный полк развертывался в составе одного или двух подразделений.
В центре каждого из них размещались пикинеры, на флангах - мушкетеры.Мушкетеров также можно было использовать без поддержки пикинеров, чтобы создать своеобразный огневой рубеж, который вызвал бы расстройство в рядах атакующего противника. При Марстон-Муре роялисты развернули такой рубеж позади канавы и изгороди, пересекающей поле боя, но скорость атаки парламентских войск и начавшийся ливень лишили мушкетеров их преимуществ.При кавалерийской атаке мушкетеры отходили под прикрытие вставших кругом пикинеров - позднее эта тактика привела к возникновению пехотных каре. Находясь под прикрытием пикинеров, мушкетеры старались поддерживать высокую плотность огня, достаточную для того, чтобы заставить отступить конницу противника. Подобные действия невозможно было выполнить при комбинированной атаке, когда кавалерия не давала обороняющимся выстроить кольцо из пикинеров, в то время как мушкетеры или драгуны вели огонь по противнику, внося хаос в его ряды.

ДЕБЛОКАДА ЙОРКА

В то время как парламентские войска развертывались на позициях вокруг Йорка, принц Руперт во главе своей армии быстро двигался на север мия маркиза Ньюкасла прибыла Йорк 14 апреля 1644 года. Также ожидалось появление принца Руперта, который намеревался деблокировать Йорк. Руперт был официально назначен командующим войсками на севере Англии через три дня после того, как шотландцы появились под стенами Ньюкасла-на-Тайне. Учитывая, что шотландцы проявляли явно недостаточную активность и не слишком докучали северным роялистам, особой необходимости срочно двигаться против них у Руперта не было, в то время как другая роялистская группировка испытывала огромную потребность в его помощи.Стратегия роялистов состояла в том, что король останется в обороне со своей Оксфордской армией, в то время как Руперт сформирует армию в Уэльсе и Чешире и придет освобождать Йорк. Весной 1644 года он успешно выполнил первую часть своей задачи и двинулся на север в Ланкашир во главе примерно 2000 кавалеристов и 6000 пехотинцев. Одно из первых столкновений, которое произошло при Герстенге, привело к поражению войск Парламента, после чего паника охватила все их гарнизоны в этом регионе.

Марш Руперта на север

28 мая гарнизон Болтона ответил на требование Руперта сложить оружие огнем из пушек После этого армия роялистов взяла город штурмом и перебила гарнизон, а также многих местных жителей. Это был общепринятый принцип ведения военных действий в те времена: гарнизон и население города, отклонившие предложение о капитуляции, утрачивали право на милосердие. Несмотря на «законность» этих действий, общественность возмутилась, и «Болтонская резня» стала центральным пунктом парламентской пропаганды, которая стремилась создать Руперту репутацию бессердечного наемника. 30 мая к армии Руперта присоединилась кавалерия из войск маркиза Ньюкасла, и теперь Руперт имел под своим началом серьезные силы приблизительно в 7000 всадников и 7000 пехотинцев.

3 июня прибыла армия Восточной ассоциации - она завершила окружение Йорка. Многие представители командования роялистов стали проявлять беспокойство, полагая, что гарнизон оказался в критическом положении. Король Карл написал Руперту, предлагая ему незамедлительно идти освобождать город. 14 июня король снова стал настаивать на том, чтобы Руперт шел освобождать Йорк, и принц двинулся со своей армией, которую он собрал в Ланкашире, через Пеннинские горы в Йоркшир.26 июня он был в замке Скиптон и здесь сделал остановку, чтобы отправить известия о своем приближении Йоркскому гарнизону.

Осада Йорка

Положение маркиза Ньюкасла, засевшего в Йорке, ни в коем случае нельзя было назвать отчаянным. Когда несколько частей армии Восточной ассоциации, подорвав заряд под городскими стенами, пошли в плохо скоординированную атаку, их отбросили с большими потерями. Нехватка продовольствия была более серьезной проблемой, о чем маркиз Ньюкасла и написал Руперту, прося о помощи. 28 июня командующие войсками союзников узнали о приближении Руперта с 10 ООО человек кавалерии и 8000 пехоты. Они решили, что лучший план действий будет состоять в том, чтобы, продолжая поддерживать осаду, идти наперехват деблокирующей армии. Для этого, однако, им потребовалось бы значительно больше войск,чем имелось в наличии. Были вызваны подкрепления, но ни одно из них так и не прибыло вовремя и не успело принять участие в сражении.

Развертывание армии Руперта

Известия о том, что армия Руперта находится на расстоянии одного дня марша от Йорка, спутали все планы осаждающих. Генералы союзников сняли осаду, надеясь, что Руперт не успеет присоединить к своей армии солдат Йоркского гарнизона. Союзные войска развернулись на гряде холмов близ деревни Лонг-Марстон, примерно в 8 километрах к юго-западу от Йорка, прямо на маршруте, по которому двигалась армия Руперта. Руперт не имел возможности достигнуть Йорка, не вступив в бой с союзными войсками, поскольку в этом случае его фланг оставался открытым, а пути обхода блокировались бы рекой Нидд. Йоркский гарнизон также не мог присоединиться к Руперту по тем же самым причинам.

Таким образом, кратчайшая дорога на Йорк была блокирована. Если бы Руперт двинулся на юг, то войска союзников все равно смогли бы перехватить роялистов прежде, чем те соединились с гарнизоном Йорка. Оставался еще проход к Йорку с севера, но в этом случае роялисты сталкивались с необходимостью форсировать реку Уз северо-западнее Йорка. Союзные войска возвели понтонный мост через реку примерно в 5 километрах северо-западнее Йорка. Теперь, узнав о попытке Руперта добраться до Йорка с севера, они могли быстро перейти Уз и перерезать и этот путь.Рано утром 1 июля роялистская конница выдвинулась вдоль дороги на Нер-сборо, создавая угрозу союзной армии в Лонг-Марстоне. Однако союзные генералы приняли ее за авангард армии Руперта, двигавшийся на Йорк. Они в срочном порядке начали перестраивать свои войска в соответствии с разработанными планами сражения.Время шло, а основная часть роялистской армии все не появлялась. Только когда охраняющие мост парламентские драгуны обнаружили, что их обошли главные силы роялистской армии, союзные генералы поняли, что их обманули. Руперт провел основную часть своей армии на север, пересек Уз и двинулся на юго-восток, намереваясь захватить понтонный мост с восточного берега. Йорк был освобожден без единого выстрела.

Ответ союзников

Теперь командующим союзной армии необходимо было разработать абсолютно новый план. Войска Ферфакса и Восточной ассоциации находились в состоянии готовности отойти к Халлу в Западном ридинге Йоркшира и отсюда - в Восточную Англию. Шотландцы не былиготовы блокировать Йорк и прикрывали наиболее короткий маршрут в Шотландию. Ожидаемое подкрепление из Манчестера и Стаффордшира должно было контролировать пути снабжения и коммуникации. Город Тедкастер в нескольких километрах к югу от Лонг-Марстона являлся важным пунктом, поскольку находился на пересечении дорог.

План Руперта

Проблемы, с которыми столкнулись командующие роялистов, были более сложными. Ньюкасл настаивал на том, чтобы дать войскам отдых прежде, чем предпринимать дальнейшие действия. Но для Руперта более важными были другие факторы, поскольку помимо деблокады Йорка его кампания имела и другие цели. До конца сезона, когда можно было вести военные действия, оставалось всего несколько месяцев, и Руперт не собиралсятратить их впустую. К этим основаниям также добавилось письмо, написанное королем 14 июня, в котором он высказывал опасение, что его Оксфордская армия может оказаться зажатой между двумя парламентскими армиями:«Если Йорк будет освобожден, и Вы разобьете армию мятежников обоих королевств, которые стоят перед Вами, тогда (но не иначе) я могу рискнуть организовать оборону, чтобы выиграть время, пока Вы прибудете ко мне на помощь. Поэтому я приказываю и заклинаю Вас долгом и привязанностью, которую, как я знаю, Вы питаете ко мне, отложить все новые предприятия и немедленно идти, согласно Вашему первому намерению, со всемиА Отряды роялистов отходят в Латом-Хауз, опорный пункт, находящийся недалеко от Йорка, осаждаемого армией Ферфакса.Вашими войсками на освобождение Йорка. Но если город будет или потерян, или сам снимет осаду, или же Вы не будете уверены в дальнейшем развитии ситуации, то немедленно идите со всей своей армией в Вустер, чтобы помочь мне и моей армии; без этого, или без того, что Вы освободите Йорк и разобьете шотландцев, все Ваши последующие успехи могут быть впоследствии совершенно бесполезными для меня».

Историки не могут прийти к согласию относительно того, чем на самом деле является это письмо. Одни утверждают, что это просто наброски новостей и планов; другие, что письмо является инструкцией, хотя и косвенной, котораяапеллирует к агрессивному характеру Руперта. Но письмо было написано в то время, когда король и его совет полагали, что для них существует реальная угроза неизбежного поражения. Как только эта опасность отступила, а Руперт проиграл сражение на севере, какие-либо действия из-за возникшей паники стали затруднительными. В любом случае Руперт полагал, что получил приказ как можно скорее разгромить шотландцев и их союзников.

Подготовка к сражению

Около полудня 1 июля маркиз Ньюкасл узнал, что Руперт намеревается дать сражение на следующий день и хочет, чтобы армия Ньюкасла присоединилась к нему у Марстон-Мура. По первоначальной договоренности с Ньюкаслом Руперт должен был поднять свою армию утром 2 июля и идти к пустоши.Однако тем временем солдаты Ньюкасла обнаружили, что на оставленных союзными войсками позициях у города осталось большое количество ценного имущества, и сразу же переключились на грабеж. В результате в назначенное время - 04:00 - солдаты Ньюкасла так и не прибыли на поле битвы.
Около 09:00 Ньюкасл появился, но только со своей конницей. Это было первой встречей двух командующих роялистскими армиями. На основе данных разведки Ньюкасл полагал, что парламентские армии не представляют особой угрозы и собираются свернуть кампанию по собственной воле. На это принц Руперт ответил, что «у него есть письмо от Его Величества... с конкретным и абсолютно четким приказом вступить в бой с противником». После этого у Ньюкасла, какие бы у него ни были возражения, не оставалось выбора, кроме как согласиться с принцем.На самом деле имелись довольно серьезные основания предполагать, что союзные армии могут свернуть кампанию. С учетом некомбатантов у них было около 30 ООО человек, которых необходимо было кормить, и это не считая еще большее количество лошадей. Вскоре каждому из командиров пришлось бы серьезно озаботиться проблемами со снабжением. Тедкастер вполне подходил для общего сбора войск, но дальше союзным армиям надо было двигаться по самостоятельным маршрутам. Войскам графа Манчестера следовало отступить на юг к Линкольну, чтобы прикрыть земли Восточной ассоциации. Войска Ферфакса и йоркширцы должны были учитывать необходимость прикрыть Халл на востоке и поддерживавшие Парламент города Западного ридинга. На какое снабжение могли надеяться шотландцы, вообще не ясно: их родные земли находились на севере, но там же была и армия роялистов.

Еще немного, и союзные армии могли «разойтись на все четыре стороны», но именно времени и не оставляло принцу Руперту письмо короля. Принц полагал, что король и Оксфордская армия находятся под угрозой неизбежного поражения, и что его обязанность (как было написано в письме) состояла в освобождении Йорка, разгроме шотландцев и парламентских войск, а затем в спешном марше на юг для спасения короля и королевства.Однако к тому времени, когда Руперт и Ньюкасл встретились, тактическая ситуация уже изменилась, и возможность для стремительной атаки роялистов была потеряна. Союзные войска собрались утром 2 июля, намереваясь завершить свой марш к Тедка-стеру. По пути они, однако, узнали, что противник сконцентрировал свои силы на Марстон-Муре и развернулся к ним фронтом. Если бы Руперт сумел организовать атаку всеми своими силами в то время, как союзная пехота и пушки возвращались той же дорогой к пустоши, или пока они развертывались на позициях, то успех был бы скорее всего на его стороне, а его удар совершенно расстроил бы порядки армии противника.Союзная кавалерия отошла, чтобы выстроиться в боевые порядки на гряде холмов, возвышающейся над Марстон-Муром, где она могла прикрывать тыл находящихся на марше пехоты и обоза. Время шло, Руперт все еще ждал, в то время как союзные пехотные полки достигли гряды выше пустоши торфяника и выстроились в боевые порядки, а пехота Ньюкасла так и не появилась. Как сообщает Симеон Аш, к 14:00 союзная армия завершила перегруппировку.

Местность

Самая высокая точка Марстон-Мура, известная как Кромвель-Пламп и находившаяся за имевшейся здесь рощей, предоставляла командующим парламентскими войсками прекрасный вид на позиции армии принца Руперта. Местность довольно круто спускалась от гряды холмов к пустоши и переходила в пологий откос. На пустоши находилась скрытая от глаз наблюдателей лощина. Склон гряды переходил в узкую долину, затем местность вновь повышалась, а потом опять переходила в пологий спуск к пустоши. Перед грядой холмов - фактически двойной -находилась мертвая зона, в которой ночью после сражения смогли укрыться перед отходом в Йорк несколько сотен всадников-роялистов, так и не замеченных союзниками.Вдоль гряды холмов с востока на запад шла небольшая дорога. Располагавшаяся вдоль этой дороги водоотводная канава являлась своеобразной границей между обрабатываемой возвышенностью и пустошью. На самой пустоши на севере доминирующее положение занимал Уилстропский лес, а на ее краю находилось несколько обрабатываемых участков земли. На пустоши, возможно, также имелись канавы и изгороди, ограничивающие пастбища для скота.